Что будет с белорусской «нефтянкой», когда начнут действовать санкции США? Обсуждаем с экспертом

908
10 мая 2021 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, архив Onliner. Фото носят иллюстративный характер

Что будет с белорусской «нефтянкой», когда начнут действовать санкции США? Обсуждаем с экспертом

Санкции США в отношении 9 белорусских предприятий, связанных с нефтепереработкой, вступят в силу в начале июня. Российская компания «Транснефть» уже заявила, что в 2,2 раза сократит в мае поставки нефти в Беларусь. Ходят слухи о том, что российские компании могут отказаться поставлять нефть тому же «Нафтану», а украинские банки отказываются проводить сделки по нефтяной сфере. Официального подтверждения этому в данный момент нет. Что будет с нашей отраслью, когда санкции все-таки начнут действовать? Кого и как зацепит? Разбираемся в новом выпуске подкаста «Про деньги». В студии журналист Onliner Настасья Занько и экономический обозреватель Татьяна Маненок*.

В текстовой версии выкладываем только главные мысли. Полную версию слушайте в аудиоформате. Подписаться на подкаст можно в сервисе «Яндекс. Музыка». Также его можно слушать на устройствах Apple или других подкастоприемниках. Ссылка на скачивание самого файла в формате MP3 находится тут.

Главные мысли

Нынешний год — это не 2020-й, особенно первая половина, когда цены на нефть и спрос рухнули, а в первом квартале прошлого года Беларусь не смогла заключить контракты с российскими нефтяными компаниями (из-за споров по цене нефти). Тогда НПЗ работали в половину своих мощностей. Нефтепереработка в тот момент, конечно, сильно сдала. Но в этом году ситуация изменилась принципиально. Заводы полностью обеспечены нефтью. Во всяком случае, пока.

В Беларуси 2 нефтеперерабатывающих завода — новополоцкий «Нафтан» и Мозырский НПЗ. Оба в последние годы перерабатывают по 9 миллионов тонн нефти, или 18 миллионов тонн в год. При этом из них внутренний рынок Беларуси потребляет около 5—6 миллионов тонн автомобильного топлива. Сейчас на заводах идет модернизация, после окончания которой они смогут перерабатывать по 12 миллионов тонн — то есть 24 миллиона тонн нефти в год.

«Нафтан», фото «Вестник „Белнефтехима“»

Но не только «Нафтан» и Мозырский НПЗ зависят от поставок нефти. «Нафтан» работает в технологической связке с заводом «Полимир». Он поставляет продукцию для «Полимира» по корпоративным ценам (не рыночным). Это одна связка. Вторая — «Нафтан» — «Гродно-Азот» и его филиал «Завод Химволокно». Также «Нафтан» поставляет свою продукцию на «Могилевхимволокно» — крупнейшее в Европе нефтехимическое предприятие.

Несколько лет назад публично говорилось, что «Нафтан» теряет на поставках в «Могилевхимволокно» и «Завод Химволокно» около $10—12 миллионов. Вот такое перекрестное субсидирование в отрасли. Хотя и были планы уйти от этого.

Если проблемы возникнут с загрузкой «Нафтана», то понятно, что это отразится и на Мозырском НПЗ. Напомним, он не попал под санкции и работает достаточно успешно. Но сегодня оба завода экспортируют 70% своей продукции. И только 30% идет на внутренний рынок.

Поэтому при возникновении проблем у «Нафтана» мозырскому заводу придется их разделить. А следовательно, у него могут возникнуть проблемы с выполнением экспортных контрактов. Прежде всего, это контракты с Украиной — самый премиальный рынок. Там долгосрочные контракты, если завод не будет выполнять свои обязательства — им грозят штрафные санкции, и достаточно серьезные.

Может ли возникнуть дефицит топлива на внутреннем рынке? Белорусские власти ставят насыщение внутреннего рынка топлива в приоритет перед двумя заводами. К слову, они полностью обеспечивают весь внутренний рынок. Поэтому в случае проблем у «Нафтана» Мозырскому НПЗ хватит мощностей, чтобы закрыть весь внутренний рынок. Но в таком случае будет страдать бюджет. Так как он недополучит определенный объем экспортных пошлин на нефтепродукты. Эта валютная выручка направлялась на погашение внешнего долга. А в 2021-м ситуация с внутренним долгом достаточно сложная.

Кто поставляет нефть в Беларусь? Преимущественно Россия. Поставки из Азербайджана — это буквально один танкер в месяц. Это 1 миллион тонн в год. К слову, Беларусь добывает у себя 1,7 миллиона тонн нефти в год. Интересно, что эту нефть наша страна экспортирует в Германию. Это $400—500 миллионов в год.

Куда Беларусь продает нефтепродукты? Есть производство светлых нефтепродуктов — бензины, дизтопливо. Это более маржинальное производство. Есть мазут, газойль и другие виды продукции, которые сегодня не востребованы на внутреннем рынке. Стратегия у НПЗ — это продажа на близлежащих рынках. Поставлена такая задача, поскольку это минимизирует издержки. Беларусь не имеет своего выхода к морю, и доставка до порта — удорожание продукции. Поэтому сейчас задача больше продавать на близлежащих рынках — это и страны Балтии, и Польша, и Украина, и Словения, и Словакия. По прошлому году у нас существенно увеличились поставки даже в Россию.

По первому кварталу больше всего нефтепродуктов Беларусь поставила в Нидерланды — 1,2 млн тонн, в Украину — около 870 тысяч тонн, в Великобританию — 420 тысяч тонн. Среди основных стран — Польша, Дания, Словакия, Литва, Афганистан, Молдова и даже Нигерия.

Что будет после того, как санкции вступят в силу? Напомним, это произойдет в первых числах июня. Но под санкциями у нас пока только «Нафтан». Мозырский НПЗ продолжает успешно работать. Здесь важно напомнить, что «Нафтан» до 2015 года уже находился под санкциями. И катастрофы не случилось. Очень болезненных проблем у завода не было. Почему? Тогда санкции имели немножко иной характер. То есть они фактически запрещали предприятиям из санкционного списка работать на американском рынке. И были заблокированы расчеты в долларах (а нефтяные сделки — это все долларовые сделки). Поэтому предприятия переходили на расчеты в евро. Да, определенные издержки были, но это не остановило нефтепереработку. И на заводе вышли из ситуации с небольшими потерями.

Грубо говоря, сейчас санкции разморожены. Если бы не эффект вторичных санкций... Что это означает? Компании, которые работают в партнерстве с предприятиями из санкционного списка, тоже могут быть подвергнуты санкциям. Выходит расширенное толкование санкций. Как это на практике будет реализовано, пока неизвестно.

Что касается истории с сокращением поставок нефти на «Нафтан» от российских компаний, можно предположить, что крупные компании, работающие на международных рынках, которые уже находятся под санкциями из-за Крыма, не хотят рисковать и иметь дополнительные имиджевые и финансовые потери. Или не исключаю, что сейчас российские компании могут выжидать.

Но как будет на практике, неизвестно. Как будут трактовать санкции власти США, тоже пока неизвестно. Если будет расширенное толкование, то украинские компании, которые, предположим, покупают у «Нафтана» битум, также попадут под санкции? Непонятно пока.

По большому счету, при желании несложно обойти эти санкции через продажу белорусским НПЗ нефти от независимых российских нефтяных компаний, которые в первом квартале прошлого года как раз и занимались нефтяными поставками в Беларусь. Да, ресурсы у них небольшие, объемов они не могут дать. Но они не работают на международных рынках, поэтому не боятся рисков. Также можно создать какую-то компанию-посредника, через которую можно поставлять нефть на наш рынок. Не исключаю, что сейчас идет поиск таких вариантов. И возможно, это дает уверенность премьеру Роману Головченко и «Белнефтехиму» заявлять, что заводы работают в штатном режиме.

Каков оптимистичный и пессимистичный сценарий для Беларуси? Не стоит сбрасывать со счетов Россию. Вряд ли она заинтересована в серьезной дестабилизации белорусской нефтепереработки. Но если все затянется и Россия не поспособствует поставкам нефти, то ситуация значительно усугубится.

Таймлайн

00:15—05:18. Сколько нефти нужно Беларуси? Какие заводы зависят от ее поставок?

05:18—08:17. «Нафтан» под санкциями, а Мозырский НПЗ — нет. Кто выиграет? И ждать ли дефицита топлива на внутреннем рынке?

08:17—12:21. Откуда в Беларусь поступает нефть? И какие рынки для нас важны?

12:21—20:12. Что будет, если сейчас нас затрагивают санкции? И как они будут работать?

20:12—20:56. Как могут заводы обойти санкции? И реально ли это?

20:56—25:29. Каков оптимистичный и пессимистичный сценарии?


*Татьяна Маненок — экономический обозреватель, специализируется в вопросах энергетики, нефтехимической промышленности и приватизации.


Наручные часы под любой стиль — для мужчин, женщин и детей

мужские, механизм механический с автоподзаводом, корпус: нержавеющая сталь, 42 мм, пластиковое стекло, 100 м, браслет кожаный
мужские, механизм механический с автоподзаводом, корпус: нержавеющая сталь, 42 мм, сапфировое стекло, 100 м, браслет кожаный
мужские, механизм кварцевый, корпус: нержавеющая сталь, 43.8 мм, минеральное стекло, 100 м, браслет кожаный

Читайте и слушайте также:

«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, архив Onliner. Фото носят иллюстративный характер