Что внутри у банкрота. Репортаж с необычного предприятия, которое проспало

27 мая 2021 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Что внутри у банкрота. Репортаж с необычного предприятия, которое проспало

Мы видели достаточно плохих предприятий. Некоторые вроде бы проще сразу похоронить. Но труп предпочитают таскать по полю, изображая живого. Или прячут под диван. Вовремя провести реанимацию в виде процедуры банкротства этим пациентам постеснялись (по разным интересным причинам). Сегодня мы увидим необычного банкрота. Это производство, на котором работают глухие. Когда-то оно гремело на весь Советский Союз. А потом, сами говорят, «проспали рынок». Теперь отвоевывают. Наблюдаем, как приходит в себя гомельское ЧУП «Випра».

Хоронить или лечить?

Мы уже заглядывали к банкротам (формальным и фактическим), потому что интересно и полезно разобраться, как у них все устроено внутри. Вообще, исправный экономический механизм подразумевает, что на рынке кто-то постоянно банкротится, в этом нет ничего постыдного. Просто бизнес. Взамен приходят более жизнеспособные. (При этом, как мы знаем, жизнеспособными иногда оказываются наиболее подлые и беспринципные конкуренты. По сути, эти паразиты убивают или калечат нормальных производителей.)

Напомним смысл процедуры банкротства (не только в нашей стране). Предусмотрены два исхода — ликвидация фирмы или ее выздоровление.

  • Ликвидация

Когда надежды нет и «доктор сказал в морг», имущество продается, чтобы попытаться по очереди расплатиться с работниками, бюджетом, социальными фондами, кредиторами.

Это не наш случай.

  • Санация

Если решено лечить, то на время экономической санации государство включает защиту предприятия. В частности, замораживаются долги и проценты по ним. У этой палки два конца, ведь защиту оплачивают как раз кредиторы — которым тоже тяжко и которых этот больной может утащить за собой, заразить. Но зато появляется надежда, что хоть когда-то исцелившийся должник сможет рассчитаться. Критически важно не поторопиться и не опоздать. Не вызвать эпидемию.

Это наш случай.

«Випра» объявила о своем банкротстве 17 февраля 2017 года. 20 сентября 2017-го Экономический суд Гомельской области принял решение о санации. На данный момент процедура продлена до 19 марта 2025 года. В этот день мы постараемся сюда вернуться. (Как бы смешно сейчас ни выглядел наш план.)

Слава запорной арматуре!

«Випра» считается частным предприятием, принадлежит Белорусскому обществу глухих. Главный профиль — трубопроводная и запорно-регулирующая арматура — как промышленная, так и бытовая. Звучит максимально скучно. Но это большая и критически важная ниша. Без этих узлов и в прежние времена не могла прожить ни секунды шпана на мопедах «Рига», и теперь не выживут машиностроители, коммунальщики, домохозяйки, дядя Вася из гаражного сервиса… Цените запорно-регулирующую арматуру, она повсюду.

В общем, краны, вентили, переходники (и не только) — это все «Випра». Важно также учитывать, что фирмам, где больше половины работников инвалиды, полагаются серьезные преференции по налогам и участию в тендерах. И снова классическая ситуация, которую мы наблюдали не раз: компания, выпуская востребованную продукцию, имея хорошую репутацию и льготы, падает в яму. Как она смогла?

«Проспали рынок»

Игорь Яцына управляет «Випрой» с начала санации. Исходное положение, в котором находилось предприятие в 2017 году, к приходу кризисного управляющего в общих чертах можно обозначить так:

  • 450 работающих (сегодня — 340, из них 196 инвалидов по слуху);
  • средняя зарплата — 480 рублей;
  • 2,5 млн рублей должны энергетикам (80% долга), поставщикам сырья, другим кредиторам.

Люди, работавшие тут до банкротства, прямо говорят: проспали, думали, что продукцию брали и будут брать. В начале 2000-х начались лихорадка, простои, четырехдневка, чехарда директоров… В последний раз все посыпалось в 2012-м. Механизм описывают так: из-за кризиса покупатели не смогли рассчитываться — не на что стало закупать сырье — возникли проблемы с поставками — увеличились долги и проценты — начались простои…

Вообще-то, этот лом в шестеренках экономического механизма после 2011-го не смогли прожевать многие производители.

Был спрос — не было предложения

Просчеты прежних менеджеров Яцына обсуждать не хочет. Говорит, его дело — вернуть «Випре» платежеспособность.

— Не скажу, что к моему приходу все тут было совсем уж в плачевном состоянии, — управляющий вспоминает 2017-й. — Не секрет — многие предприятия, столкнувшиеся с процедурой банкротства, уже поздно спасать. Здесь же долги никогда не превышали стоимости активов. Люди хотели работать и понимали, что происходит. Я анализировал, как предприятие пришло к такому положению и что можно сделать. За несколько предыдущих лет, когда «Випра» работала неустойчиво, много контрагентов было потеряно. Нашу продукцию и покупали бы — но мы не могли ее произвести в нормальные сроки из-за отсутствия оборотных средств.

А денег не было потому, что не могли произвести и продать. Все элегантно. Игорь Яцына говорит: статус банкрота как раз помог сломать эту рекурсию (но мы упорно продолжаем помнить про палку с концами):

— Отсекаются штрафные санкции, их рост, снимаются ограничения на распоряжение деньгами. У нас появилась возможность исполнять обязательства в сроки. Наладились более правильные коммерческие отношения. Часть тех, кто от нас отвернулся, пришли назад.

Из рассказа Яцыны все выходит слишком просто: государство заморозило долги — смогли нормально работать. Он напирает на то, что санацию здесь начали вовремя, поэтому шансов на успех больше. Почему то же самое не происходит с другими организациями? Управляющего не проведешь:

— Не ко мне вопрос.

Про палку с двумя концами мы упоминали (и еще пару раз вспомним). Вон она, виднеется за оградой. Там находится завод-производитель гидравлики, которому «Випра» поставляет комплектующие. Чуть больше месяца назад его тоже отправили в банкротство. Теперь и он в домике, а значит, зависли тысяч 80 «випровских» рублей.

Остатки роскоши тянут в яму

К началу санации на «Випре» еще имелись примечательные «непрофильные активы» — так называемый ДК глухих с бассейном и общежитие. Этой богатой инфраструктурой предприятие обзавелось еще в 70-е: могло себе позволить. Но давно перестало «мочь».

Дворец и общежитие в конце концов передали в коммунальную собственность. Сразу полегчало.

— Конечно, перевесили на государство.

— По сути, это чисто бюджетные объекты, мы и не должны были их тянуть. Сейчас в бассейне и ДК активно занимаются инвалиды, но оплачиваем это уже не мы.

Еще один рычаг от государства, который помог обрести устойчивость, — выделение квот на основное сырье  латунь от «Белцветмета». Это выгоднее, чем покупать по коммерческой цене. Но, опять же, не забываем про концы палки.

Откуда взялась «Випра»

Считается, что «Випра» возникла в 1948 году как комбинат глухонемых. Правда, у местных энтузиастов есть данные, что все началось в 1936-м. Как бы то ни было, в 80-е это было уже крупное и богатое предприятие: в две смены работало больше тысячи человек.

— А теперь 196 инвалидов у вас, — мы помним цифры. — Куда все делись?

— Медицина же развивается. Людям возвращают слух.

В благодатные времена дефицита за гомельскими вентилями присылали самолеты. Может, и сейчас где-то за Уралом в газовых плитах стоят наши регуляторы давления.

— Бывало, пацаны на мопедах «Рига-7» подъедут: «Дяденька, дайте краник топливный, протекает у нас», — рассказывают старожилы. — «Ну на тебе». Тогда все просто было...

За деревьями неподалеку высится красавец-пивзавод, построенный пленными немцами и уничтоженный нами в 90-е. Тоже памятник светлому прошлому.

Экскурсия по уничтоженному пивзаводу

— В перерыв рабочие с чайником туда бегали — лимонада наберут, кукурузных палочек, вот и обед.

Больше нет ни знаменитого гомельского лимонада, ни кукурузных палочек, ни пива. «Випру» спасают.

Чистый металл

Сегодня изнутри «Випра» выглядит как классический советский завод с вкраплениями новой техники.

В цехах красуются старые добрые станки из прошлого.

Модернизация напрашивается, но заменить сразу все сил не хватит.

Поэтому вставляют новые агрегаты точечно.

О былых масштабах напоминают размеры литейного цеха: теперь задействована только часть, остальное пространство пустует.

Сырье то же, что полвека назад: латунь, алюминий, ЦАМ (сплав цинка с алюминием). Говорят, в этом и смысл  именно поэтому за «Випру» держатся клиенты.

Замдиректора Александр Терещенко берет с поддона латунный угольник для тормозной системы — конкретно этот отправится на МАЗ.

Терещенко уверяет:

— Потребитель уже понимает разницу — когда деталь отлита из нормального металла или импортная порошковая, которая ломается. Они ориентируются на нас, потому что знают бренд. По-хорошему надо бы еще логотип сюда наш наносить...

Как ни странно, на «Випре» не особо опасаются конкуренции со стороны китайских или итальянских умельцев, научившихся, скажем, удешевлять и облегчать похожие изделия. Верят в благоразумие потребителя.

— Когда человек несколько раз поменяет развалившийся кран или регулятор давления, он придет к пониманию, что пора поставить качественную вещь, — рассудительно замечает Игорь Яцына. — И он возьмет именно сделанный по ГОСТу кран, без лишней пластмассовой или порошковой начинки. К счастью, на нашем рынке есть спрос как раз на качественную продукцию, эта тенденция сохраняется.

Надежды управляющего прекрасны. Но случалось, что побитый жизнью потребитель приходил за качественной вещью — а ее уже нет. Производитель вымер.

Надо защищать.

Можно отключать капельницу?

Через три с половиной года санации рентабельность производства на «Випре» — 8,6%, это не много и не мало — нормально. Доля экспорта — 46% (в основном — Россия, понемногу — Казахстан, Молдова, Армения).

Среди покупателей — МАЗ, МТЗ, «Гомсельмаш», КамАЗ, «Ростсельмаш», Петербургский тракторный завод, российские производители газовых баллонов (белорусский рынок занят отечественными конкурентами).

— Работаем с прибылью, своевременно платим за сырье, рассчитываемся с кредиторами, погасили уже больше половины суммы, — рассказывает Яцына. — На сегодня мы остаемся должны чуть меньше миллиона.

Нынче, напомним, здесь работают 340 человек. Людей, как видим, серьезно убавилось, еще в 2015 году было 550 работников. Уточняют, что сокращения проходили не за счет инвалидов.

Средняя зарплата в апреле получилась 640 рублей (в 2017-м было 480).

— Все равно не ахти зарплата-то...

— Стараемся поднимать при каждой возможности, — говорит управляющий и напоминает: сейчас главное — платежеспособность предприятия.

Каким-то чудом «Випра» может себе позволить во многих (не во всех) случаях продавать продукцию по предоплате. Те, кто имел дело с диктатурой торговых сетей, в такое вряд ли поверят.

— А как вам удается?

—­ Продукция востребованная, ну и верят, что надежное предприятие.

«Вечером стулья», правда, работает не со всеми, крупные белорусские заводы рассчитываются с отсрочкой.

Хоть ты выписывай больного... Конечно, этого делать нельзя: устойчивое положение сохраняется только при поддержке ранее введенных процедур. Отключишь эту капельницу — опять упадет.

Читайте также:

«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина
Без комментариев