От арбузов до ежевики. Поговорили с семьей, которая поставляет ягоды в минские супермаркеты

06 сентября 2021 в 8:00
Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Максим Тарналицкий

От арбузов до ежевики. Поговорили с семьей, которая поставляет ягоды в минские супермаркеты

Тест на место жительства: вы точно не из Дрогичинского района, если не знаете о Шульжиках. Там Шульжиков знают все, ведь они владельцы местных ягодных плантаций и продают свои урожаи в крупных супермаркетах Минска и других городов. Мы закинули в багажник резиновые сапоги и отправились за 280 километров, в крестьянское фермерское хозяйство «ШульжикАгро», чтобы потоптаться по знаменитым полям и узнать, как одной семье удалось построить большой бизнес в белорусской деревне.

Это Денис Шульжик, ему 31 год. Он ездит на мотоцикле и выглядит как среднестатистический минский айтишник. Но нет, его место работы — деревня Вулька, которая спряталась в Дрогичинском районе. Здесь мы и встречаемся с ним и его свояченицей, директором Олесей Михайловной Шульжик. Сам Денис отвечает в компании за продажи, организацию труда, логистику и еще примерно за миллиард вопросов.

Сейчас в «ШульжикАгро» трудятся 15 родственников и привлеченные сезонные рабочие. Выращивают в промышленных масштабах клубнику, малину, ежевику, голубику, смородину, немного крыжовника, много арбузов, а зимой — тепличные тюльпаны.

Идея зарабатывать на продаже ягод зародилась еще десять лет назад у родного брата Дениса по имени Алесь. Он работал милиционером, готовился к пенсии и уже думал, чем зарабатывать на жизнь дальше. Вместе с супругой засадил огород в 15 соток у дома клубникой, продал, и дело потихоньку пошло. С каждым годом начали засевать все больше земель: сначала плантации выросли до одного гектара, потом до четырех. И так далее.

Сейчас в распоряжении Шульжиков 150 гектаров полей, то есть в 100 раз больше, чем в самом начале.

В районе большая конкуренция за сезонных рабочих

Одна из первых тем, которые мы затрагиваем, — ковид. Поле, деньги, бизнес — это, конечно, хорошо, но одна из главных повесток за последние полтора года — это пандемия.

— Когда началась вся эта история с коронавирусом, я подумал, что весной нашему бизнесу придет конец, что нас ждет крах. Ожидал, что события развернутся самым плохим образом: работники испугаются и не будут выходить в поля. Но никто не испугался, — рассказывает Денис.

В Дрогичинском районе давно большая конкуренция за сезонных рабочих. Спрашиваем: неужели все пьют? На самом деле работы больше, чем людей, поэтому безработицы здесь практически нет.

— Нанимаем сезонных рабочих не только отсюда, но и еще из соседних районов. Люди из соседнего Дрогичина у нас практически не работают, потому что у них либо свои родственники, которым нужно помогать на огородах, либо они сами выращивают по 20 соток малины на продажу. Здесь на своем огороде человек может заработать сколько же, сколько ему платили бы за работу в кабинете. Наш район — это ведь ягодный рай.

К нашему приезду урожай в основном уже собран. Да и в принципе с ягодой в этом году у всех трудности. Часть урожая вымерзла из-за холодной зимы, часть не выдержала засушливого лета. Урожая получили раза два меньше, чем ожидали. Но это не касается арбузов — с ними как раз все хорошо.

«Белорусские условия благоприятны для арбузов»

Мы шагаем по арбузному полю, которые завалили собой 7 гектаров деревенской земли. Шульжики немного смущаются и извиняются за сорняки на поле: их уже не надо убирать, поэтому оставили все как есть.

— Зато это признак того, что поле ничем не травили, никаких гербицидов не было, — говорит Сергей Николаевич Волосюк, доцент из Бреста, кандидат сельскохозяйственных наук. Что он делает в поле, да еще и с ножом? — Мы договорились, что я оказываю научное сопровождение.

Этот нож с синей ручкой нам еще понадобится: мужчина выберет для нас зрелый арбуз, и мы попробуем его прямо на поле. Сергей Николаевич уже несколько лет занимается бахчевыми и делится с «ШульжикАгро» своими знаниями. Он рассказывает, что здесь на поле выращивают восемь видов арбузов — в том числе турецкие, голландские, японские гибриды. Зачем так много? Во-первых, никогда не знаешь, чего в этом году захочется покупателю (большой ассортимент — маркетинговый ход). Во-вторых, когда выращиваешь арбузы на продажу в промышленных масштабах, нельзя допустить того, чтобы они все вызрели в одно время.

— Если сегодня весь урожай вызрел и сегодня же его весь нужно убирать-продавать, будет сложно и в уборке, в реализации. Поэтому подбираются сорта-гибриды с разным сроком созревания. Созревает один — его убирают, потом следующий на подходе и так далее, — доцент плохого не посоветует.

— Чаще всего промышленным спросом пользуются арбузы с ярко-красной мякотью, — говорит Сергей Николаевич. — Когда человек видит арбуз с розовой мякотью, то сначала думает: что мне подсунули? Но такие арбузы часто бывают еще слаще, чем ярко-красные. Белорусские условия благоприятны для арбузов, способствуют накоплению арбузами сахаров.

Пробуем: и правда сахарно-сладкие.

Кстати, у арбузов есть охрана — нанятый сторож. Неужели люди здесь воруют? Нет, поле нужно защищать от ворон, которые способны заклевать и за несколько дней уничтожить весь урожай. Поэтому для устрашения ставят пугала, кидают в поле петарды — чтобы местные стервятники улетали и ничего не портили.

Сколько можно заработать? Морально готовьтесь к финансовым трудностям

Человеку, далекому от земельных работ, может показаться, каждый год фермер может жить по четкому плану: засеял поле, спустя время собрал урожай, продал — и на прибыль живет припеваючи. Хороший план. Жаль, неосуществимый.

— Фермерство — это тяжеленный труд, огромнейшие вложения и пока ноль заработка. Это все очень сложно, — говорит Олеся Михайловна.

Сейчас у кого из бизнесменов ни спросишь о том, как продавать, каждый второй говорит о важности сайта и правильно настроенной таргетированной рекламе в Instagram. С ягодами такое не пройдет — надо действовать по-другому.

— Каждый наш год совершенно не похож на предыдущий. Первый год мы продавали клубнику в Минске на рынке в Малиновке. Потом решили: а что мешает продавать на Комаровке? Потом мой брат Эдуард стал вести диалог с магазинами, и мы решили переквалифицироваться на продажу в магазинах. Без каких-либо связей и прочего. Эдик живет и работает в Германии, приезжает сюда в отпуск и помогает. Раньше он работал в сфере торговли и понимает механизмы продаж. Чтобы продавать нашу продукцию через магазины, Эдик звонил им, вел деловую переписку, предлагал магазинам выгодные условия.

Сейчас нашу продукцию берут «Корона», «Алми», Green, «Е-доставка».

Что за выгодные условия предлагал Эдуард? Например, все непроданные ягоды магазин возвращает Шульжикам. Денис говорит, что поставить свой товар в магазин может любой ипэшник. Но ипэшник может сделать это один раз, у него нет товара на целый месяц — так зачем с такими работать? А у «ШульжикАгро» все это есть.

Так а насколько это дело прибыльное? Пока мы не заметили у Дениса и Олеси Михайловны дорогих авто либо цепей с бриллиантами, как у богатых тиктокеров. Зато на какую бы технику мы ни показали — трактора, поливочные машины, автобусы для сотрудников, — они говорили: «Да, это наше».

— Мы развиваемся каждый год, но прибыли получаем совсем мало. Кажется: можно взять кредит, на эти деньги расплатиться с сезонными рабочими и еще что-то построить в хозяйстве, укрепиться, открыть новое направление. Но стройка сейчас, на фоне подросших цен — это очень затратно. А новая культура может не показывать финансовый результат два-три года, вот голубика дает ягоду только на третий-четвертый год. Ты вложил деньги и первые годы не получаешь вообще ничего. А новые направления — это сельскохозяйственная лотерея: получится или нет? — говорит Денис.

У него есть история. Лет семь назад малина в этом районе ценилась очень высоко — как сейчас ежевика. Ее было выгодно продавать даже маленькими партиями. Все, в том числе Шульжики, стали привозить саженцы, а кто не мог привезти, покупал их у соседа. Спустя время один и тот же сорт малины разросся по всему району. И в один год у всех был такой хороший урожай, что малина резко обесценилась. Скупщики брали ее по 80 копеек за килограмм, когда наемному рабочему за выборку малины нужно было платить по рублю за килограмм.

— Очень много людей, которые занимались малиной в то время, бросили это дело. А мы так поступить не могли, мы были уже крупной неповоротливой организацией. Через некоторое время малина нас отблагодарила.

Конкретно в этом, 2021 году малины очень мало, и это другая крайность: урожай раз в пять меньше ожидаемого. Но хотя бы цены выросли.

— Малина в этом году плохая из-за дождей: течет, у нее нет товарного вида. Мы ее даже не поставляли в магазины, а сразу отправляли заморозчикам. Много фирм, которые занимаются заморозкой ягод, скупают малину сейчас за любые деньги, чтобы выполнить свои обещания по контрактам. Мы в этом году на малине не заработаем. Обработка поля, зарплата людям за прополки — продажи не покроют расходов на все это. Но бросить поле нельзя, иначе какой малина будет в следующем году?

Клубнику (а это главная фишка «ШульжикАгро») тоже много кто решил выращивать на продажу. Шульжики стали использовать технологию выращивания, которая позволяет получить спелую ягоду на неделю раньше, когда на полках магазинов и на рынках клубники совсем мало и цены на нее самые высокие. Но, говорят, эта технология не тайна, и есть вероятность, что скоро ее начнут использовать все.

«В сельском хозяйстве всегда что-то будет идти не так»

Мы уже поняли, что в фермерстве может быть много приятных и неприятных сюрпризов. А все же что самое опасное?

— Чего я боюсь? Боюсь обращать внимание на маленькие неурядицы. В сельском хозяйстве всегда что-то будет не так. Либо погода не та, либо техника ломается, какие-то вопросы с людьми: кто-то вышел на работу пьяный. Вчера утром мне звонит водитель и говорит: «Лопнуло колесо, что мне делать?» Я еще не проснулся, один глаз закрыт, а уже надо решать проблему. Потом все сделали без меня. Чем больше хозяйство, тем больше вопросов. В сельском хозяйстве всегда что-то будет идти не так, нельзя из-за этого сильно огорчаться, особенно из-за пустяков.

Еще ты должен быть готов, что у тебя завтра ничего не станет. У нас был случай в районе. Человек вложил много сил в клубнику, это его детище. А ее побило градом. Когда читаешь новости, что градом побило урожай, аж сердце колет. Понимаешь, что разрушилось что-то большое, пострадало чье-то детище. У того, кто хочет заниматься сельским хозяйством, должен быть другой источник дохода. Это правда, лучше так и напишите. Несмотря на смех и улыбку, это все правда. У меня второго источника дохода нет, у меня нет времени на вторую работу, но это я зря.

— Если вернуться на 10 лет назад, что бы вы сделали по-другому?

— Тот опыт, который мы прошли, очень важен для развития. Может, в какие-то моменты мы что-то недополучали. Но каждый негативный процесс чему-то нас учил. Это как урок. Хотел бы я, чтобы эти уроки у меня забрали? Нет, не хотел бы. Конечно, если бы мы вернулись на 10 лет назад, я бы, может, покупал бы биткоины, зная нынешнюю ситуацию. Но нет, я прошел бы все эти пути.

Свое место для учебы дома. Детские парты, столы, стулья для школьников в Каталоге

парта (1 стул в комплекте), 66.4×47.4 см, материал: МДФ, материал стула: металл + пластик, регулировка высоты, регулировка наклона
компьютерное кресло, материал стула: пластик + ткань
парта (1 стул в комплекте), 80×55 см, материал: ЛДСП, материал стула: металл + пластик, регулировка высоты, регулировка наклона

«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев