Владелец сельских магазинов — о бизнесе в агрогородке, где живет меньше 800 человек

17 сентября 2021 в 7:50
Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Максим Тарналицкий

Владелец сельских магазинов — о бизнесе в агрогородке, где живет меньше 800 человек

В Березовском районе есть агрогородок Ревятичи, а в нем — два магазина, которыми владеет 38-летний Артур Погосян. Он родился здесь рядом, в Белоозерске, отучился в белоозерском ПТУ на электрика и работал сварщиком на местном заводе. Но это было давно. Последние несколько лет Артур живет в Березе и управляет собственным бизнесом. Он рассказал нам, каково это — заниматься предпринимательством на периферии.

— Я помню момент, когда понял, что работа на заводе — это не мое. Мы производили обогреватели для России на оборудовании, которому было 95 лет, моей задачей было сидеть и нажимать на педальку, сваривать детали. Как-то пролетела искра и прожгла мне робу, на теле остался ожог. Я понял, что рожден не для этого, и в тот же день написал заявление на увольнение.

В те далекие времена Артур ездил подрабатывать в Польшу по выходным, как и многие на Брестчине. За одну поездку зарабатывал $30, а на заводе за месяц платили $60—70. После увольнения взял и поехал в Москву — в город, где у него никого не было. Устроился на завод, думал вернуться домой, но не решился — «потому что ничего не добился». Потом поехал в Питер, провел две недели на вокзале, устроился в фирму и уехал на север работать на нефтезаводах. Вернулся через два года в Беларусь и купил свой первый магазин — без долгов и кредитов.

Артур нас ведет к месту, где все начиналось, — своему первому магазину. Рассказывает, что купил его «вместе с товаром и продавцами» за $5 тыс. примерно пятнадцать лет назад.

— Я купил его случайно, — рассказывает Артур. — В те времена я уже ездил на заработки в Россию. Приехал в Беларусь на время, и друг, у которого уже был свой магазин, уговорил меня остаться. Он рассказал, что в американскую компанию «Ригли» нужен человек, который будет здесь общаться с предпринимателями на равных. Нужно было объяснять, что есть вещь, в которую если вложиться, то можно на ней заработать. Так я стал, наверное, первым мерчендайзером «Ригли» в Брестской области, хотя в те времена и такого слова многие не знали.

Занятие мерчендайзингом дало Артуру хорошую зарплату и помогло сформулировать мечту. Это был 2006 год, Артуру в то время было 23 года, он работал с владельцами магазинов, зарабатывал примерно как минский айтишник. Наблюдал за предпринимателями и думал, что тоже хочет себе магазин. И купил, когда подвернулась возможность.

Вот этот.

Погосян стал владельцем этого торгового объекта в 24 года, но работу мерчендайзером не бросал — потому что не видел перспектив у магазина. Зачем тогда его брал? Отвечает: потому что было «хочу, хочу, хочу!». А вот что делать дальше, как вести торговлю, было непонятно. И о том, что происходило с прибылью в первые годы, Артур толком не знает — не следил, потому что зарабатывал деньги в другом месте.

За прилавком — мама Артура Ольга Николаевна. Она и продавец, и заведующая. Приезжает работать в Ревятичи из Березы, это 17 километрах отсюда. С кадрами, говорит бизнесмен, проблема, но об этом позже.

— Сейчас понимаю, что магазин в то время был моим хобби. Не хватало опыта, а где его брать? Это сегодня можно все посмотреть в интернете, послушать уроки миллиардеров, почитать книги, там, «Богатый папа, бедный папа». У меня не было опыта управления персоналом, с сотрудниками поначалу мне было очень тяжело работать. Смотрел на других и учился. А потом пришло понимание, что надо работать на себя и уходить из найма.

Хотелось сделать большой ассортимент, но здесь это не нужно

До второго магазина Артура несколько минут пешком, его мужчина купил не готовым, а строил сам, открыл три года назад. Это не просто магазин, а целый объект — будущая агроусадьба с номерами, потом появится баня. Пока (но это временно) стройка на паузе, а через два года здесь будет хороший вариант для отдыха.

В какое-то время Артуру хотелось, чтоб в его магазинах был очень большой ассортимент, а потом решили остановиться только на том, что готовы покупать местные, приезжие и проезжающие.

— Что не зашло людям?

— Да много чего. У нас было 132 наименования конфет, столько здесь никому не нужно, остановились на 35. Сухофрукты тоже оказались никому не нужны. Было 82 вида чая в пакетиках, мы оставили 15. Пива было 12 видов, оставили 2 вида, больше здесь не надо, смысла нет. Если б это был какой-то райцентр, наверное, было бы интересно людям. Здесь большой ассортимент покупателям не нужен.

Еще предприниматель переживает, что в деревне стало мало коров: было 200, осталось 10. Казалось бы, для директора это магазина в радость — бери и зарабатывай на продаже молока. Мужчина объясняет: продажи-то растут, а что толку?

— С торговой надбавкой в 15% денег на молоке не заработаешь. Ты отдаешь 5,5% продавцу, 5% платишь налога, 3% отдаешь за электроэнергию. Не заработаешь на молоке, на сметане, сахаре, сигаретах. Но не продавать это не могу. 

Если захотите себе магазин в деревне, готовьтесь к большим долгам, — Артур смеется. — Расходы реально очень большие. Допустим, магазин приносит 10 тысяч рублей «грязными» в месяц. Из них 55% ты отдаешь — на налоги, соцзащиту, электроэнергию, зарплату продавцам. Приезжал человек, у него магазин в соседней деревне. Мы обсуждали электричество, оно выходит очень дорого, больше 2,5 тысячи рублей за два магазина за сезон. Мы с ним будем закупать в Украине солнечные батареи, будем пробовать, это даст бесплатное электричество.

В коронавирус средний чек упал почти втрое

Артур уже давно очень серьезно относится к бизнесу. Считает все: средний чек, количество покупателей в сезон, вне сезона, ведет статистику зарплат. Говорит, самое лучшее время для торговли в Ревятичах — лето. В агрогородке живет около 800 человек, а летом людей становится вдвое больше, сюда приезжают дети и внуки, возвращаются те, кто когда-то уехал в Брест, Минск или Польшу. Проходимость в магазинах увеличивается, средний чек растет.

— А какой средний чек сейчас?

— Ай, не надо... — машет рукой. — Он сильно падает последние полтора года, с этим все плачевно.

Знаете, что самое смешное? Знаете анекдот про сельский магазин? Горел сельский магазин, и никто не спешил тушить — все ждали, когда сгорит та самая тетрадка. Сегодня у 99% сельских магазинов есть тетрадка, у нас тоже.

Ну нет у человека денег, у него трудности — свиней купил, кредит заплатил, пропил, гости приехали. Я иду навстречу, у нас вариантов нет. Так было всегда. Нет денег — взял бутылку, колбасы, макарон — и записался в тетрадку.

Бизнесмен говорит, что на продажах сильно сказался коронавирус. В разгар пандемии средний чек в его магазинах уменьшился почти в три раза.

— У людей был очень большой страх. Соседи не подходили друг к другу близко, разговаривали через забор. Дети привозили сюда своим родителями продукты из городов, я видел машины даже на минских и витебских номерах. Они закупали все где-то в «Евроопте», приезжали, ставили коробку с продуктами на порог и уезжали, чтоб не было контакта. Я свидетель этому. Это было прикольно наблюдать со стороны, как дети заботились о своих родителях. Более продвинутые звонили мне, мой номер знали все. Кому что надо — звонили, говорили, я привозил. Была бесплатная доставка.

«„Евроопт“ приезжал ко мне со своим предложением, предлагал денежки»

Спрашиваем у Артура, как его магазины выживают во времена, когда торговлю захватывает «Евроопт». Мужчина отвечает, что в Ревятичах «Евроопта» нет — строить не хотят, хотя торговая сеть года 3—4 назад делала ему интересное предложение.

— «Евроопт» приезжал ко мне со своим предложением, предлагал денежки. Мы все созванивались, они диктовали свои условия, я свои. В итоге я не согласился отдать свой объект под «Евроопт», а сами они здесь строить не хотят, им не рентабельно строить свои магазины там, где население меньше 1000 человек. Из конкурентов у меня только магазин райпо и два колхозных.

Но что этот коронавирус и конкуренция со всякими «Еврооптами». Самая сложная проблема в Ревятичах — с кадрами. Сложно найти человека, которому можно доверять. Бизнесмен рассказывает, что общается со многими предпринимателями в Березе и практически все говорят о том, как сложно найти надежного сотрудника. Артур вскользь и нехотя рассказывает, что подавал в суд на одну из своих продавщиц, суды растянулись больше чем на год, забрали силы и ничем толком не закончились. Это вымотало Артура, и он вместе с супругой поехал в Азию. Побывали на Гоа, Шри-Ланке, в Таиланде.

— Месяц в Таиланде или на Шри-Ланке даст огонька еще на полгода.

Артур говорит, что раньше они с женой постоянно ездили отдыхать за границу (главное — не в Египет, потому что там ничего нет, кроме песка и моря) и уезжали сразу на месяц, брали мотоцикл в аренду и наматывали на нем пару тысяч километров. Сейчас ездят только по Беларуси, зато часто, хоть каждые полторы недели.

Как Артур ездил в Китай договариваться о поставках обуви

Вообще-то, еще пару лет назад магазинов у Артура было три. Был еще один — обувной, открытый около десяти лет назад в Березе. О нем напоминают коробки с непроданными ботинками, туфлями и сандалиями на $4700. Артур пытался отдать их в детский дом, но без документов не взяли. Теперь шутит, что в этих коробках — подарки для его детей, внуков, детей его знакомых и внуков его знакомых на несколько лет вперед. Мужчина показывает нам свой склад и рассказывает, как ездил в Китай на фабрики договариваться о выгодной сделке.

— Это сейчас проще договориться через интернет, а на то время нужен был физический контакт с фабриками. Разница в цене была колоссальная, если приехать самому, а сейчас, думаю, уже проще договориться по интернету. В Березе есть предприниматель старше меня лет на 15—20, мы все смотрели на него. Он торговал шубами, у него были прямые поставки из Китая. Я тоже смотрел на него и думал: он же может из Китая в Березу привезти шубы, почему я не могу? Я писал письма на фабрики, общался по ценам и скидкам. Потратил на перелет $2700 в обе стороны и договорился, что в Москву приедет контейнер китайской обуви.

Неужели так легко было стать импортером? Да, говорит Артур. Главное — иметь желание. Хорошо бы еще знать английский, даже если работаете с Китаем, или иметь хотя бы гугл-переводчик. И деньги нужны, да побольше, не повезешь ведь из Китая в Березу три или пять коробок обуви. Если договариваться, то сразу о контейнере. Контейнер для Артура приехал в Москву через три месяца, там на месте перепродавали обувь, а остатки везли в Березу.

А поначалу, говорит Артур, в свой обувной магазин они с супругой возили реально дорогую качественную обувь из России и Польши.

— Ценник у нас был в 1,5 раза выше, чем у конкурентов, зато было качество. Но получалось, что качество никому не надо было, из ста человек оно нужно троим. Я попробовал перестроиться, и мы ведь даже стали импортерами китайской обуви, но потом мы решили, что с нас хватит.

Нынешние заботы бизнесмена — как достроить в Ревятичах агроусадьбу, которая будет находиться в одном здании с магазином.

— Самое интересное, когда я покупал участок, оказалось, что он когда-то принадлежал деду моего тестя. Мы подняли архивы, нашли документы и узнали об этом. То есть когда-то прадед моей жены приехал сюда из Канады и выкупил несколько участков. Как только я узнал об этом, мне позвонили соседи и предложили купить у них землю с домом. Жена говорит, что, наверное, ее прадед в меня вселился, чтоб я вернул семье то, что ей принадлежало.

— Вы готовы к этому?

— Конечно, я куплю здесь все, — смеется Артур.


тепловентилятор, 1500 Вт, управление механическое, площадь обогрева 15 м2
конвектор, 1500 Вт, термостат, возможность крепления на стену, управление механическое, площадь обогрева 20 м2, влагозащищенный корпус
масляный радиатор, 2000 Вт, термостат, управление механическое, площадь обогрева 20 м2

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев