08 октября 2021 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Александр Побат

Нашли в Минске гору конфет, шоколадок и чипсов по ценам 2010 года. Но к ним есть много вопросов

Железнодорожный вокзал — это не только поезда, запах разогретого беляша, дешевые цветы и твердые стулья в зале ожидания. Еще вчера около входа со стороны «Дружной» можно было застать уличную лавку, где три женщины торговали сладостями по ценам 2010 года. Конечно же, нелегально. Но таких скидок не увидеть в магазинах, что и цепляло едва покинувших автобус граждан. Как фирменный штрих и знак качества здесь: стертый штрихкод и сроки годности, эксклюзивные и с недавних пор запрещенные Госстандартом крекеры, шоколадка, произведенная в 2022 году на предприятии, закрывшем производство еще в апреле, расфасованные по пакетам суфле, желатинки, кофе, чай, обувь...

Вторник, центр Минска, 7 часов утра.

«Ну почему сразу Польша? В Италии закупаемся!»

Трафик людей на остановке возле метро и вокзала внушительный. Ближайшие магазины в такую рань еще не проснулись, а сладкий стол уже развернут. Очередь формируется благодаря только-только вышедшим из транспорта пассажирам, которые в первую очередь интересуются ценами, затем вкусами — и все, на этом этапе сделка закрывается.

Посмотреть на витрину пробираемся и мы. А там шоколадки, знаменитые батончики, соблазняющие нас у касс, сегодня — почти даром. Даже Bounty, за который так переживают, — вот он, заполнил собой целлофановый пакетик. Сбоку в коробке лежит печенье — ему запретили сохнуть на полках магазинов еще весной, на клеенке какая-то обувь, такой забиты все рынки.

— Это где же вы так дешево закупаетесь? — интересуюсь, пока продавцы рассказывают о чудности своего товара взбодрившимся после услышанных цен посетителям. Вот, кстати, пара кричалок: «Оригинальные!», «С крабом есть, с сыром разобрали...», «Это для детей!», «Чипсы самые острые, но они не шибко острые...» — стоп, вернемся к товару.

— Закупаемся оптом. Дешево, потому что мы на улице, у нас же нет наценок таких, как в магазинах. Все стоит до пяти рублей, — отвечает женщина, не любящая отвечать на вопросы (об этом ниже).

— Возите из-за границы? Из Польши?

— Ну почему сразу Польша? В Италии закупаемся...

— По срокам годности как? — бью вопросом прямо в лоб.

— Нормальные! — вполне себе убедительно отвечает соседка.

Полкило Twix за 5 рублей, чипсы в банке за 2, шоколадка дешевле жетона в метро

Перестаю играть подозрительного типа и таки покупаю вкусняшки: 6 больших Twix за 5 рублей, чипсы Pringles за 2, белорусскую шоколадку (и какая, к черту, Италия?) за 50 копеек и пачку крекеров по такому же прайсу. С ходу понять что-то неладное, тем более если вы ориентируетесь на вкус, сложно. Отправляюсь в ближайший открывшийся магазин, где после сравнения «оригинала» с оригиналом появились вопросы: та самая белорусская шоколадка, если верить дате производства, была добыта женщинами с помощью машины времени, дата изготовления — 8 января 2022 года, у всех батончиков стерты сроки годности, причем вручную, а крекеров Tuk в стране вообще быть не должно.

К 8:40 иду на точку возвращать товар с острыми вопросами, но торгашей и след простыл. Видимо, такой рабочий день установлен неслучайно: и продать что-то успевают, и шансов на патруль нарваться меньше, и никакого возврата. Может, акция разовая? Не тут-то было...

«Мальчики, без комментариев»

Через день женщины все так же торгуют: одних привозят на универсале, задние сиденья которого доверху набиты коробками, другие идут своей дорогой. Водитель уезжает (есть ли еще филиалы — неизвестно) и забирает сотрудниц, как и в прошлый раз, в 9. Вместе они едут на склад, а мы за ними. Но что это за место, где реализуются «самые серые фантазии» предпринимателей? Подпольное производство? Ангар под Смоленском? Палатка на рынке или подвалы с китайцами? Все куда проще: это белорусский гараж (наверняка арендный).

Внутри еще пара коробок и баулов (что в них — даже боимся предполагать), девушки только-только заварили кофе, решив начать с него свое официальное утро. Но так не бывает.

— Мы видели, как вы торгуете у вокзала, расскажите, откуда продукция? 

— Это вон к тому, — показывает на мужчину одна из женщин, пока тот идет к нам.

Что-то похожее на диалог продолжается:

— Ребят, естественно, никто вам ничего не скажет, мы взрослые люди, на эту тему мы разговаривать не будем. 

— Что за пресса? — интересуется мужчина. — С какого перепугу пришли?

— Общественный интерес...

— Есть такие документы, как договор, в курсе? Если есть товар, значит, и договор есть.

— Договор на что, на утилизацию?

— На мое усмотрение, куда мне его девать, без договора вам никто ничего не даст, приобретается по договору! — хороший слоган для социальной рекламы, но бумагу мы так и не увидели.

— Приобретается товар где?

— В Литве...

Похожее мы слышали и про Италию, с чего бы верить на этот раз?

— Ребята, вы для меня никто, показывать вам я ничего не собираюсь, — заключает мужчина после знакомства с удостоверением журналиста и уходит.

— Милиция не гоняет? спрашиваю у оставшихся девушек, которых коллеги бросили отдуваться

— А за что нас гонять? Нас не за что гонять!

— У вас как бы шоколадки 2022 года выпуска...

— Тогда только по закону, с адвокатами, и мы можем поразговаривать. Ни вам, ни нам это не нужно, мальчики, без комментариев.

Допив кофе и выкурив по две сигареты, вся компания разбегается, кто пешком, кто в машину, а кто-то на остановку в ожидании такси. Девушка, идя на остановку, бросает пару фраз: «Рыба гниет с головы, а мы всего лишь наемные рабочие», «Понимаете, что сейчас вы меня без работы оставили?», «Возвратов у нас ни разу не было, все люди довольны» — кстати, тут им можно поверить, так как из-за рубля ехать на вокзал мало кто согласится, да и не успеет (вспоминаем про график).

Скорее всего, к моменту публикации гараж опустеет, а на вокзале подобных инцидентов больше не будет, по крайней мере на этом.

Импортер: «Мы не сталкивались с подобным в Беларуси, но в других странах такое случалось...»

На каждом «итальянском» батончике стоит «BY», где написаны контакты официальных импортеров продукции в Беларусь, а шоколадка вообще наша. Поэтому мы обратились за комментарием к импортерам и производителям, чтобы узнать, бывало ли что-то подобное раньше.

Руководитель «Випрезент»«Не могу никак прокомментировать, так как предприятие в ликвидации находится с апреля 2021 года. До ликвидации такие шоколадки производили, после, конечно, нет». Кому отгружалась продукция, установить невозможно.

«Мостра-групп», импортеры крекеров Tuk: «Утилизировали все то, что нам возвращали магазины, уведомили магазины, нам централизованно всю продукцию передали на утилизацию, ее закопали. Они продаются в России, оттуда привозить никто не запрещает...»

Mars: «Качество продукции и ее безопасность для потребителей является приоритетом работы нашей компании. Ранее мы не сталкивались с подобными кейсами в Беларуси, но в других странах такое случалось. Для таких случаев у нас проработана процедура, которая позволяет проследить происхождение продукции. Если мы узнаем адрес магазина, наша юридическая служба проведет контрольную закупку и отследит продукт.

Когда продукт подходит к окончанию срока годности, он снимается с полок магазинов. Затем возвращается дистрибьюторам на склады, и дистрибьюторы уничтожают продукт. Процесс уничтожения продукции строго регламентирован. У дистрибьюторов заключены контракты с утилизирующими компаниями. Компания Mars контракты с утилизирующими компаниями в Беларуси не заключает».

Диетолог: «От просроченного шоколада вы не умрете»

Данный абзац чисто для общего развития, так как с точностью сказать, был ли шоколад и другие сладости просрочены, сможет только лабораторная экспертиза. Мы обратились к диетологу, чтобы узнать, какие бывают «побочки» от перекуса залежавшимся шоколадом.

— Шоколад, он в принципе может долго не портиться, само какао-масло, из которого сделан шоколад, — долгопортящийся продукт. Темный шоколад при правильном хранении может и три года не портиться, молочный и белый — год, два. Но портиться могут добавки, начинки, орехи и т. д., из-за употребления которых может произойти расстройство желудка. То есть от просроченного шоколада вы не умрете, но все зависит от количества съеденного. Хотя трудно съесть «просрочку» в больших количествах, потому что вы сразу заметите неладное по вкусу и виду продукта: например, на плитке появляется белый налет, а сам шоколад становится более жирным, — рассказывает Юлия Айзенман, диетолог-нутрициолог.

А что говорит закон?

Казалось бы, конечная остановка, рядом ж/д вокзал, где тройки патрулей не смыкают глаз ни днем ни ночью, плюс десятки камер могли что-нибудь снять. Но про нашу троицу слышат впервые.

— У нас такой информации нету, надо выяснять, есть ли у них разрешение на торговлю, его выдает отдел торговли Октябрьского района. Мы не можем об этом узнать, так как нет фактов, — ответил дежурный ОВДТ.

Отдел торговли Октябрьского района:

— На Дружной? Нет, никому разрешения никакие не выдавались, это несанкционированная торговля. Ответственность предусмотрена ст. 13.11 КоАП РБ и в зависимости от того, какой товар продается — например, картошка со своей грядки со справкой или... А известно, чем они торгуют? 

— Чипсы, сникерсы, вафли.

— Штраф до 50 базовых, это административная ответственность. Нужно вызывать милицию, чтобы они зафиксировали и установили личность правонарушителей.


Откуда берутся все эти батончики в гаражах на Асаналиева, мы не знаем, вариантов здесь тьма: от воскрешения из мертвых на свалке до мутных схем из соседней страны, где такой бизнес процветает. Может, кому-то из читателей известно намного больше о данном бизнесе (пусть даже не у нас)? Пишите нам на почту ab@onliner.by или в телеграм @Hines.


И напоследок обратимся за помощью к гуглу. В интернете даже сегодня еще можно найти объявления по покупке «просрочки» в Беларуси, правда, висят они с 2016 года. Звоним всем, но доступен оказался только Виталий.

— Увидел ваше объявление, покупаете «просрочку», а для чего? Шоколадки подойдут?

— Нет, нет, не подходят. Консервацию беру, для кормления животных.


Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Артем Беговский. Фото: Александр Побат
Без комментариев