14 октября 2021 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка

Парень освоил наращивание ресниц, «поднял ценник до небес», а теперь вместе с женой продает франшизу

Когда 5 лет назад Федор Евдокимов учился наращивать девушкам ресницы, думал, что он единственный такой в Беларуси — мужчина-лэшмейкер. Оказалось, что нет, парни эту профессию осваивали и до него, но, конечно, это единичные случаи. Поначалу Федор бьюти-сферы стеснялся и знакомым о своем дополнительном заработке не рассказывал. Но со временем отбросил сомнения, ушел из найма, поездил по чемпионатам по наращиванию ресниц (да, такие проводятся) и раскрутил себя как топового мастера. Вместе с супругой он основал студию красоты и академию, в которой обучает мастеров по работе с ресницами и бровями, а недавно ребята упаковали свою бизнес-модель во франшизу и начали продвигать ее в России.

Рассказываем, как сделать себе имя в индустрии красоты, сколько в среднем зарабатывают мастера по наращиванию ресниц и большая ли сегодня в этой сфере конкуренция.

«Первая студия красоты, где работают парни»

Раньше Федор позиционировал себя как основателя «первой в СНГ студии красоты, где работают только парни». В последнее время от этой концепции он уходит, потому что собрать команду только из мужчин оказалось крайне сложно. Сегодня при найме в студии красоты Fedina Beauty Boutique не смотрят на пол, тут работают и девушки, и парни — всего 10 мастеров.

Сам Федор оценивает себя как специалиста уровня ВИП и все процедуры делает по цене в 2, а то и в 3 раза выше, чем другие.

Например, классическое наращивание у него стоит аж 145 рублей, в то время как мастер уровня «эксперт» в этом же салоне сделает вам ту же процедуру за 49 рублей.

— Представляете, я ехала к этому мастеру из Барановичей, — рассказывает белоруска, над бровями которой незадолго до нашего прихода колдовал Федор. Она рассматривает в зеркале новую форму и улыбается.

Вот еще одна клиентка — пришла на ламинирование ресниц. Дарья говорит, что на красоту тратит столько денег, что «даже считать страшно».

— На брови-ресницы уходит как минимум 100 рублей, а если еще маникюр-педикюр… Ой, не буду говорить, а то муж узнает, — шутит девушка.

Ламинирование девушке делает один из мастеров студии — Вадим. Он пришел работать к Федору Евдокимову практически сразу после школы. Говорит, специальность нравится и зарабатывать позволяет неплохо. С хейтом в свой адрес из-за того, что профессия, мол, «какая-то не мужская», не сталкивался.

О том, что бьюти-сфера может приносить хорошие деньги и вполне подходит мужчинам, в свое время задумался и основатель студии Федор. Это сегодня он 11-кратный международный чемпион по наращиваю ресниц и бизнесмен, который думает о масштабировании, а 5 лет назад парень работал наемным работником в небольшой компании, которая занималась производством наружной рекламы.

— У меня был хороший коллектив, я там вырос до небольшого начальника, несколько человек были у меня подчинении, — вспоминает Федор.

— Зарабатывали хорошо? — уточняем.

 — Ой, ну сколько ни зарабатываешь в принципе, всегда мало… Нормально в общем-то жили, но не было никакого роста. К тому же ты каждый день ходишь на работу, с понедельника по пятницу… Хотелось, наверное, какой-то свободы. И вот совершенно случайно я прихожу с работы домой и вижу, что подруга моей жены наращивает ей ресницы. Я смотрю и думаю: и что здесь сложного? Просто берешь ресницы, обмакиваешь в клей и приклеиваешь. Говорю: а дайте я попробую.

Меня, конечно, жена с подругой сначала прогоняли, но потом все-таки дали попробовать. Ничего не получилось, все рассыпалось, но уже вечером я смотрел видео о том, как наращивать ресницы.

Супругу Федора, которая в прошлом работала менеджером в топливной компании, зовут Надежда. Она рассказывает, что в тот день действительно отмахнулась от мужа с пинцетом, но потом подумала: «А почему бы и нет? Парень, который наращивает ресницы, — прикольная идея».

До этого случая ребята мечтали открыть свое дело, пробовали разные варианты, но «выстрелили» именно ресницы.

— Мы начинали производить мебель, потом Федя делал на работе «котолотки» — это такие штуки, которые помогают приучать котов к унитазам. Не пошло. Я говорила: «Федь, ну давай еще что-нибудь придумаем». И когда он заинтересовался ресницами, я его, конечно, поддержала и стала помогать. Хотя еще полгода минимум свои ресницы ему не доверяла. До сих пор я его самый придирчивый клиент, — смеется Надежда.

«Может, кто-то и перешептывался за спиной, но я не слышал»

Федор признается, что не спешил рассказывать друзьям о своем новом хобби. Не было уверенности в том, что все получится, да и статус мастера по наращиванию ресниц для мужчины кому-то может показаться сомнительным.

— Очень поддержала меня мама, сказала: «Да занимайся ты чем хочешь!» И я стал смелее. Манерности за мной никто никогда не замечал, поэтому шуток о нетрадиционной ориентации я не слышал. Может, кто-то и перешептывался за спиной, я не знаю.

В семейном подряде роли распределились необычно: Федор постигал тонкости женской красоты, а его супруга взяла на себя маркетинговые задачи. Первыми клиентами стали подруги/родственницы, которые любезно соглашались на роль моделей. То, что парень делал с ресницами в то время, сейчас он показывает на курсах как пример «полного безобразия».

— Какое-то время я вообще нигде не учился. Наращивал ресницы так, как показала знакомая жены. Всякое было: сестра, например, уходила от меня с красными глазами, и я считал, что это нормально, так и должно быть. Но, что самое интересное, девушки все равно ко мне возвращались, и если поначалу я делал наращивание бесплатно, то через полтора месяца стал брать деньги.

Довольно быстро ресницы начали приносить мне долларов 200 в месяц, хотя это была всего лишь подработка.

Потом я узнал, что проводятся чемпионаты по наращиванию, и подумал: вау, мне надо заявить о себе. Тогда был уверен, что я первый парень в Беларуси, который наращивает реснички. Это оказалось не так, и чемпионат первый я провалил, но благодаря этому понял, что мне надо еще многому научиться.

«Ушел из найма, когда понял, что за вечер зарабатываю больше, чем за день в офисе»

За последние годы Федор потратил на обучение в общей сложности около 8 тысяч долларов. В эту сумму он включает стоимость различных курсов в Беларуси и России, а также поездки на чемпионаты по наращиванию ресниц, участие в которых тоже платное.

— Чемпионаты нужны, чтобы каждый мастер мог сам себя оценить. Вот ты приезжаешь на соревнование (а там сотни участников обычно), окунаешься в эту атмосферу, получаешь свой оценочный лист, где тебя судят по 10—11 критериям, и сразу понимаешь, где нужно подучиться. Сейчас я уже не участвую в чемпионатах, в последний раз привез из Москвы три кубка, два из них — за первое место в самых высоких категориях. Не знаю, куда дальше расти, поэтому мне это уже неинтересно.

View this post on Instagram

Публикация от Ресницы Брови & Обучение (@fedor.evdokimov)

Параллельно с обучением и участием в чемпионатах Федор раскручивал себя как мастера в соцсетях. Вместе с женой они активно вели соцсети, порой даже ссорились из-за каких-то постов — так близко к сердцу принимали свой бизнес-проект.

Из найма Федор ушел примерно через полгода — когда понял, что за несколько часов вечером может заработать больше, чем за целый день в офисе. На тот момент это было около 20 долларов за процедуру, с тех пор, как Федор любит писать в соцсетях, ценник на свои услуги он «поднял до небес».

«Открыть салон красоты легко, сложно сделать его прибыльным»

Какое-то время Федор делал карьеру лэшмейкера дома, в однокомнатной съемной квартире. К открытию студии пару подтолкнула беременность: перспектива растить ребенка и принимать клиентов в одном помещении не очень привлекала. Нужно было срочно искать помещение.

Свой первый небольшой кабинет ребята арендовали в декабре 2017 года — и тогда же родилась дочка. Вложили поначалу немного — около 3 тысяч долларов. Здесь есть плюс по сравнению с парикмахерскими и салонами маникюра, отмечает Надежда. Работа с ресницами и бровями не требует так много оборудования и материалов на старте.

Открыть свой небольшой салон по наращиванию ресниц легко — вопрос в том, как сделать этот бизнес был прибыльным. По словам Надежды, в бьюти-сфере бизнесы постоянно покупаются и продаются: люди загораются идеей, а потом разочаровываются и уходят с рынка.

Ребята тоже набили шишки. Например, когда они переезжали в третье по счету арендованное помещение, вложили очень много денег в ремонт — порядка 32 тысяч долларов. Такой суммы на руках у ребят не было, они привлекали инвестора.

— Мы нашли госпомещение, здесь, конечно, совсем недорогая аренда — за 120 квадратов мы платим всего 1200 рублей в месяц (плюс 400—500 рублей за коммунальные услуги). Но сдаются эти офисы, как правило, в очень плохом состоянии, поэтому нам пришлось серьезно вложиться. С опытом мы поняли, что можно было сделать ремонт и дешевле. Это такая распространенная у белорусов и россиян логика: сделать «дорого-богато», вложиться в красивый ремонт, а потом сидеть и ждать, когда пойдут клиенты.

Но важнее в салонном бизнесе не помещение, а вложения в маркетинг. Клиенты должны ждать открытия студии, а не наоборот.
View this post on Instagram

Публикация от Надя Федина (@mrs.fedina)

«Первое время занимались благотворительностью»

Идея покорить рынок тем, что в салоне будут работать только парни, оказалась на выходе тоже не такой классной, как это виделось поначалу.

— Когда мы искали партнеров, нас предупреждали, что это не сработает. Но мы были очень настойчивыми и провели два набора. Искали парней, обучали их за свой счет или за счет партнерских программ, потом заключали договор, например, на два года, но люди все равно уходили.

В салонах красоты постоянная текучка, цикл жизни работника в одной компании хорошо если полтора года, обычно меньше.

И нам надо было снова искать людей, причем именно парней, которых в этой индустрии просто нет. Когда мы поняли, что занимаемся лишь тем, что «тушим пожары», решили от этой идеи отказаться, — говорит Надежда.

— Мы полностью пересмотрели свой подход и больше не занимаемся благотворительностью, — дополняет Федор. — Когда ты что-то делаешь, важно получать отдачу. А не так, что я трачу кучу сил на обучение ребят, а в итоге мы расстаемся.

Теперь бизнес-модель у пары такая: есть салон красоты, который зарабатывает на процедурах, а также школа по обучению мастеров. Деньги приносит и то, и другое направление, но обучать однозначно выгоднее, говорят ребята. Например, 2-дневный курс по наращиванию ресниц у Федора стоит 340 рублей, в группу обычно набирают 5 человек, то есть выручка составляет минимум 1700 рублей. Стабильно в месяц студия проводит курсы минимум для 2 групп по наращиванию ресниц, группы по ламинированию и группы по коррекции и окрашиванию бровей.

Можно было бы полностью окунуться в обучение, но у ребят глобальные планы по масштабированию салонов красоты. Свою бизнес-модель они намерены активно продавать в России, франшиза сегодня стоит около 300 тысяч российских рублей (4,2 тыс. долларов). Один такой салон по франшизе в Санкт-Петербурге уже открылся, еще с несколькими партнерами заключены договоры.

Сколько можно заработать на ресницах?

Спрашиваем у ребят, удалось ли благодаря ресницам и бровям решить какие-то серьезные финансовые задачи, например купить квартиру, чтобы не платить за аренду. Оказывается, нет, но и цели такой не стоит, потому что белорусы не исключают вариант переезда.

— Мы не считаем, сколько заработали, — уверяет Федор. — Могу сказать, что из 1-комнатной квартиры благодаря бизнесу мы переехали в комфортное жилье с очень хорошим ремонтом. Платим за нее 450 долларов, это больше, чем моя зарплата, когда работал в найме.

— Первые годы мы возвращали в бизнес практически все, что зарабатывали, очень горели этой идей, — добавляет Надежда. — Сейчас, конечно, «достаем» больше, если надо купить какой-то гаджет типа макбука — просто берем и покупаем. Но сейчас мы понимаем, что один салон вряд ли принесет столько денег, чтобы можно было, к примеру, без ограничений ездить по разным странам. Это всегда будет небольшой бизнес. Когда мы начинали, инвесторы говорили об этом: вам хватит на жизнь, ну и в Египет сгонять. Но я не верила тогда, были какие-то детские амбиции, что мы возьмем и заработаем кучу денег. Теперь, когда мы сделали салон, смотрим высоко и думаем уже о сети. Сила только в сети — либо своей, либо франчайзинговой.

View this post on Instagram

Публикация от Ресницы Брови & Обучение (@fedor.evdokimov)

Сколько можно заработать, если у вас нет амбиций строить сеть, но есть желание сходить на курсы и научиться наращивать ресницы? Вот какие цифры нам назвали ребята.

Если вы будете работать мастером в салоне, в среднем можно зарабатывать 1200—1500 рублей. Плюс в том, что вам не нужно самим искать клиентов. Минус — больше этой суммы заработать сложно, даже при интенсивной нагрузке.

Если вы захотите работать мастером на дому, заработок будет зависеть целиком и полностью от вашей активности и умения себя продвигать. С ростом квалификации нужно учиться повышать ценник (по словам Федора, многие мастера этого боятся). Зарабатывать можно от 600 рублей, если работать в лайтовом режиме, до 3000 рублей.

Если вы откроете свой салон или кабинет, рассчитывайте на то, что себестоимость одной процедуры наращивания ресниц будет около 10 рублей (включая все необходимые материалы). В салонах эта услуга предлагается в среднем за 50—70 рублей.

Как правило, студии, где наращивают ресницы и делают брови, дают выручку 16—30 тысяч белорусских рублей в месяц, рассказывает Надежда. Часть выручки будет «съедать» аренда (здесь у всех разные расходы), 40—45% обычно уходит на зарплаты сотрудникам, минимум 5% нужно закладывать на продвижение. Рентабельность около 25% считается в этом бизнесе хорошей.

Конкуренция огромная, поэтому с самого начала нужно подумать, как выделиться на фоне остальных.

— Бьюти — это такая сфера, где нужно очень много вкладывать в маркетинг и рекламу. Мы делали подсчеты: если разделить затраты на рекламу на количество клиентов, то с первого посещения гостя студия вообще не зарабатывает. Деньги начинаются со второго-третьего визита, когда человек возвращается к вам.

Но есть плюс: если вы продаете качественную услугу, клиенты становятся постоянными, а именно это и есть главная цель в бьюти-бизнесе.

Ребята признаются: в тяжелые периоды у них возникала идея вернуться в наем, но сейчас даже в мыслях этого нет — они довольны.

 — А вы не боитесь, что наращивание ресниц выйдет из моды? — спрашиваем напоследок.

 — Ничего, займемся чем-нибудь другим. Вообще рынок, наоборот, только растет. Качество материалов становится лучше. Утром проснулась — и уже красивая… Даже не знаю, что должно поменяться, чтобы от наращивания девочки отказались, — улыбается Федор.

Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев