01 февраля 2022 в 8:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский

Весь мир сходит с ума по NFT. Проверяем, можно ли на этом заработать

Пока вы будете читать этот текст, кто-то создаст NFT и станет миллионером. Возможно, это даже будет случайностью. Или всего лишь лотереей с одним шансом из миллионов. Несмотря на то, что первые NFT появились несколько лет назад, в прошлом году рынок стал резко расти и превысил 40 миллиардов долларов. Хотя невзаимозаменяемые токены остаются спорным активом, их начали создавать мировые корпорации, художники и все кому не лень. Разбираемся, можно ли использовать этот тренд с пользой для своего кошелька.

Тему NFT часто объясняют на котиках (почему картинки продаются за миллионы долларов, мы разбирали вот здесь), но сегодня котов не продаем. Вместо этого мы и кот в мастерской художника Алексея Лосика смотрим «Семь смертных грехов» с таким названием теперь есть и физическая картина, и NFT.

Возможно, еще год назад идея создавать токены, когда есть мир физического искусства, показалась бы странной. Теперь NFT преподносят в подарок на Рождество (даже если получатель пока не знает, что с этим делать), на этот тренд обратили внимание солидные аукционные дома, кто-то покупает виртуальную недвижимость и даже мемы продаются как невзаимозаменяемые токены.

 Так что теперь не выглядит удивительным, что, пока картина находится в мастерской в Минске, эту работу в виде NFT можно видеть в любой точке мира («Мне не нужно нести работу в Палац мастацтва или на выставку, чтобы ее увидел зритель») и купить на маркетплейсе OpenSea. Это раз.

Два. «Бабочки в животе».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от NFT ▪️ ВИТРАЖИ▪️РОСПИСЬ (@losik_alexei)

Три. «Конфликт».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от NFT ▪️ ВИТРАЖИ▪️РОСПИСЬ (@losik_alexei)


В чем смысл, если рядом та самая физическая картина «Семь смертных грехов»? Если очень коротко: блокчейн гарантирует, что именно вы являетесь владельцем этого предмета цифрового искусства. Кому-то такое цифровое коллекционирование доставляет удовольствие, кто-то считает это затеей, в которой больше рисков, чем возможностей («Во что я вообще вложился? Где смысл, если я не могу повесить в рамку на стену?»).

Белорусские художники уже не раз выставляли свои работы в качестве невзаимозаменяемых токенов. Помните отпечаток пальца за 1 миллион долларов? Да, это тоже был NFT. Но нет, его не купили. Хотя примеры покупки NFT белорусского художника тоже есть.

Владельцем физической картины при этом может быть совершенно другой человек. Хотя когда к NFT-токену «Семь смертных грехов» бонусом пообещали физическую картину, интерес заметно вырос, говорит художник.

В цифровой арт Алексей Лосик пришел, когда это еще не было мейнстримом. Для Музея русского импрессионизма в Москве он вместе с командой виртуально отреставрировал картину Давида Бурлюка «Рабочие». Потом в дополненной реальности начали воссоздавать западное окно-розу Нотр-Дам-де-Пари, но коронавирус помешал планам. Тогда возникла идея перевести работу в NFT, чтобы потенциальный покупатель мог в любой точке мира увидеть предмет искусства 13-го века.

Именно Бурлюк, возможно, не самым коротким путем, но привел художника к NFT. Бурлюк много путешествовал по Америке, впечатлился рабочими, которые строили небоскребы, и написал картину «Рабочие». Но на выставке ее не удалось продать.

Художник сложил картину и хранил на чердаке, в итоге работа испортилась и остался лишь очень маленький фрагмент, хотя изначально было полотно 2×3 метра. Но Мария, жена Бурлюка, когда-то сфотографировала картину на выставке. Имея старый снимок 1924 года, Лосик реставрировал картину, взяв за основу мазки художника из разных картин, чтобы передать точную манеру письма футуриста. Таким образом «Рабочие» вернулись в мир искусства, но уже в дополненной реальности.

— Айтишники, с которыми мы делали проект, как-то сказали: «NFT — это тема! Давай Бурлюка продадим задорого!» Отличная тема, давайте, — вспоминает Лосик.

В итоге на NFT-маркетплейсе три работы, и тот самый Бурлюк на подходе. Если точнее, коллекция «Головы Бурлюка». Коллекции в NFT, как правило, ценятся больше, чем отдельные токены.

Мир знает очень много примеров, когда что-то громко схлопывалось, успев перед этим привлечь большое внимание (и большие деньги). Не опасается ли художник, что так случится и с NFT в скором времени?

— Мне кажется, это очень классная возможность для художника — продавать картины из любой точки мира в любую точку мира. Сейчас пик популярности NFT и, конечно, много хайпа, но он уйдет, когда ажиотаж уляжется. Смотрите: зачастую на хайпе (это мое мнение) люди покупают очень странные вещи.

Так было и раньше — продавались странные художники, а на нормальных пацанов типа Ван Гога, Писсарро никто не обращал внимания.

Потом уже начали их ценить, а те странные работы теперь пылятся на чердаках или висят где-то в особняках.

То же самое на рынке NFT. Токен может быть продан дорого, но с точки зрения художественного вкуса, художественной манеры или идеи там ничего нет. 

NFT — это не то чтобы прям только для художников. Токенами может заниматься кто угодно, но очень большую роль играет именно маркетинг, грамотная команда проекта и его продвижение, в том числе в соцсетях. «20% вырученных денег отправим на помощь китам или косаткам» — вот это срабатывает, да.

Например, вы выставляете работу на бирже OpenSea, платите за газ (то есть за обработку транзакции в блокчейне Ethereum), она становится токеном. Но это не гарантирует продажу, это пока только ваше намерение продать. Потом вступает в работу маркетинг, который выделит вашу работу в море других токенов. Ведь можно даже закорючку нарисовать, разместить как NFT и продавать.

— Это не обидно для художника?

— У меня есть преимущество. У людей, которые увидели в этом хайп и внезапно решили продать что-то как NFT, другая мотивация и цели. Я занимаюсь этим, потому что занимаюсь искусством, потому что я это люблю, вижу свою миссию в том, чтобы оставить свой след, делать работы на белорусскую тематику в современном контексте. 

Торги по выставленным работам еще идут, так что пока мы не знаем, кто готов отдать $10 тысяч за одну из работ (кстати, если вы покупали NFT и готовы рассказать об этом, отзовитесь, это тоже интересно).

Можно выставить работу на аукцион и посмотреть, за сколько ее будут готовы купить, а можно назначить фиксированную цену. Алексей пошел по второму пути и объясняет: есть ребята, которые готовы продавать свои работы и за $100—200, лишь бы зайти в NFT, но он не видит в этом смысла. Кстати, в смарт-контракте можно прописать, что с каждой повторной продажи художник может получать определенный процент.

Еще одна деталь, которая подогревает интерес к NFT: там работают некоторые законы из мира классического искусства. Например, возможность купить актив, а потом перепродать его по более высокой стоимости. Так выглядит теория, которую перепроверяют цифровые коллекционеры, готовые рисковать своими деньгами.

Возможно ли вложиться в такой актив и заработать на нем? Алексей Лосик считает, что да, но за NFT должна стоять какая-то история, и объясняет на «Головах Бурлюка». Перепродать что угодно с премией не выйдет. Скорее это касается работ уже известных художников или связанного с ними цифрового искусства.

— Бурлюк — это уже история, уровень, это признанный художник с именем. Стоимость Давида Бурлюка растет в любом случае. С будущей коллекцией NFT может происходить то же самое, — предполагает Лосик.

А если я не художник, могу ли я на этом заработать? 

Покупка токена может быть интересна тем, кто хочет обладать уникальным цифровым активом, объясняет эксперт BEROC (Киев) Анастасия Лузгина. Вот откуда популярность NFT в сфере искусства.

NFT — это, по сути, сертификат подлинности. Каждый невзаимозаменяемый токен уникален. Если вы купили NFT, это доказывает ваше право собственности на цифровой актив, что подтверждается неизменяемой записью в блокчейне.

— Если человек является, например, художником или музыкантом, у него появляются новые возможности для продажи своих работ. Известные компании тоже начали выпускать свои токены и привлекать миллионы долларов, используя это в том числе как пиар-кампанию.

Но здесь нужно понимать, что просто выставить на продажу картину или музыкальный альбом в цифровом формате будет недостаточно. Если создатель NFT не является очень известным певцом или художником, то может понадобиться продвижение цифрового предмета искусства, за которое тоже нужно будет платить. Кроме того, при размещении NFT, скорее всего, придется оплачивать комиссии за выставление на продажу.

— Если я не художник, могу ли я использовать каким-то образом этот тренд с пользой для своего кошелька?

— NFT можно рассматривать как спекулятивный финансовый актив, который можно купить или продать на онлайн-площадках. Зарабатывать на этом можно, но опять-таки это связано с рисками изменения цены.

Подытожим:

  • если вы создатель NFT — сможете выставить на продажу свою работу в любую точку мира (но можете и не продать);
  • если вы ценитель цифрового искусства вы тратите средства и поддерживаете любимого художника/исполнителя/компанию, взамен у вас возникает право владения цифровым активом;
  • если вы просто проходили мимо и решили прикупить NFT  на этом можно как выиграть, так и проиграть, как на любом спекулятивном активе.

Плюс в любом случае стоит оценивать риски: мошенники могут продавать чужие работы как NFT. Как это остановить, пока не придумали.

Эксперимент!

Размещаемся и смотрим, что из этого выйдет (если ссылка не открывается, включайте VPN).


«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский