15 февраля 2022 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: Максим Тарналицкий

«Некоторые думают, что мы деньги гребем лопатой». Как семья сделала бизнес на отжиме масла

Еще 5 лет назад супруги Алина и Дмитрий Тарасиковы представить себе не могли, что будут отжимать масло. Он — в прошлом сисадмин в банке, она — мастер из индустрии красоты. Вместе супруги занимались тем, что скупали у населения волосы и продавали их для наращивания. А потом «хвосты» у людей закончились, конкуренция выросла, нужно было придумывать что-то еще. Ребята ухватились за новую идею с сыродавленым маслом, которая в итоге выстрелила. Рассказываем, как в агрогородке Самохваловичи под Минском предприимчивые белорусы наладили свое небольшое производство, которое их кормит.

Со стороны может показаться, что семейный бизнес под брендом «Наше масло» построен из ничего. В небольшом производственном помещении стоят 7 прессов и 7 бочонков. Внизу разложены мешки с сырьем — лен, миндаль, кунжут, арахис, грецкий орех, семечки подсолнуха, тыквы и т. д.

Насыпаешь в мешочек семена льна, опускаешь его в бочонок, накрываешь прессом, подключаешь давление — и вот побежала струйка льняного масла. За несколько часов легко наполняется кувшин. С этим маслом больше ничего делать не нужно, кроме как разлить его по бутылкам и отправить на продажу.

А теперь немного цифр: с учетом доставки из России килограмм льна Тарасиковы покупают за 6 рублей. Из этого количества получается 250 мл масла, которое продается уже за 17 рублей. Казалось бы, вот она — золотая жила!

Супруги соглашаются: маржа действительно хорошая, но и расходов при этом достаточно. И сложнее всего создать спрос, чтобы люди хотели покупать твое масло. У Алины и Дмитрия это получилось не сразу.

— Очень простым со стороны кажется производство, когда все налажено. И всегда есть люди, которые считают, что мы гребем деньги лопатой. Но нужно понимать, что самое сложное в нашем деле — продать масло конечному клиенту. Если бы здесь стояла очередь людей с кувшинчиками и своими бидонами, то можно было бы говорить про легкий заработок, но этого нет.

С чего все начиналось: бизнес на волосах, который пришел в упадок

До масла у Алины и Дмитрия уже был совместный бизнес, они оба работали в сфере красоты.

— Я один из первых мастеров по наращиванию волос в Беларуси, — вспоминает события прошлых лет Алина. — Параллельно стала заниматься скупкой и перепродажей натуральных волос. «Куплю волосы дорого» — видели на столбах такие объявления? Так вот мы их расклеивали в том числе. Когда одна уже не справлялась, Дима уволился из банка, чтобы мне помогать.

Бизнес по скупке волос оказался довольно прибыльным, но со временем, говорит белоруска, сырьевая база начала истощаться. Бабушкины косы, которые хранились на чердаках в тряпочках, были распроданы.

— Те волосы, которые срезали девушки в парикмахерских, мы покупали все дороже и дороже, потому что конкурентов стало очень много. Мы реально грызлись за каждый хвост! — смеется Алина. — Дима поедет в какой-нибудь условный Борисов, расклеит 5 тысяч объявлений и привезет оттуда два хвоста. И мы понимаем, что не окупим даже их стоимость! Надо было придумывать что-то другое.

О сыродавленом масле узнали случайно

Про наемную работу ни Алина, ни Дмитрий уже не думали — говорят, если почувствуешь «крылья свободы» за спиной, возвращаться в найм уже тяжело. А вот в плане бизнеса смотрели по сторонам с широко открытыми глазами. Очень кстати пришлась автобусная экскурсия в Карпаты, где супруги побывали в этнографическом музее.

— Это было что-то вроде наших «Дудуток». Нас водили по домикам с разными ремеслами, и в одном из них сидел бородатый дедушка, рассказывал про то, как раньше давили масло. Он показал нам три мисочки, предложил попробовать масло и угадать, где какое. Подсолнечное и льняное мы быстро отличили на вкус, а вот третье было с легким привкусом бекона — мы не сразу поняли, что это тыквенное масло. У дедушки оно стоило каких-то дурных денег, и мы решили, что приедем домой и купим его у нас. Но в Беларуси оказалось, что выбора практически нет, только одни ребята давили такое масло. 

Мы один раз сделали заказ, второй, третий, а потом решили: почему бы не попробовать делать масло самим? Попрет — будем продавать, не попрет — будем делать для себя.

В этот момент Алина показывает нам кувшинчик с тем самым тыквенным маслом — оно имеет насыщенный зеленый оттенок. Как выдавить его из семечек, белорусы тогда понятия не имели, но все равно решили действовать.

— Было бы здорово, если бы кто-то издал учебник юного маслодела, но не выпускают таких, — шутит Дмитрий. — Мы банально стали смотреть ролики на YouTube о том, как это делается. То есть, если говорить совсем честно, начинали этот бизнес «от балды».

— Волос все равно не было, делать было нечего. До масла мы, как котики, на диване лежали 5 дней в неделю, — вспоминает время экспериментов Алина. — А тут прикинули — это же очень просто: нажал, выдавил, продал. На тот момент килограмм грецкого ореха стоил 10 рублей, масло из него продавалось по 10 рублей за 100 мл, а масличность у грецкого ореха, судя по «Википедии», 60%. Это же навар 600% сверху! Огонь! Надо делать, решили мы.

На эксперименты с маслом выделили $1,5 тысячи

Первым делом супруги заказали у российского бондаря бочонок для отжима масла, который выдерживает высокое давление. Друг семьи сварил на работе специальный пресс, а первый насос ребята купили в магазине автозапчастей.

— Все эти покупки Дима приурочил к 8 Марта. Говорит: на тебе, радуйся, — улыбается Алина. — Мы долго все устанавливали, пересматривали ролики у того же бондаря. Потом купили на рынке семечки подсолнечные — очищенные. И первое масло отжали где-то в апреле 4 года назад. Накачали давление — и увидели волшебство, масло потекло, это был кайф!

Когда первое масло было готово, супруги угостили им родственников и друзей. А дальше предстояло нырнуть в большие продажи. Торговлю начали с местного фермерского рынка в родных Самохваловичах.

— Мы думали: станем на площади — и масло наше быстро раскупят. При этом у нас даже бутылочек нормальных не было — мы взяли бесплатно на барахолке баночки от детского питания и в них масло разлили. Подходили к нам в итоге бабушки, узнавали, что это не мед, и разочарованно уходили. За весь день мы продали только две баночки по 100 мл — и то друзьям. И тогда поняли, что, во-первых, на площади у нас стоять вообще не вариант. А во-вторых, надо срочно озаботиться нормальной тарой.

Алина стала обзванивать предприятия, которые продавали тару, — хотела купить для начала 50 бутылочек. А ей говорят: «У нас продаются только упаковки по 700 штук». Тут нужно учесть, что на эксперименты с маслом изначально семья выделила $1,5 тысячи — это были деньги на пресс, насос, цилиндр, бочонок и первое сырье.

— Я была в шоке: вместе с бутылочками это были все наши деньги, которые мы изначально заложили на масло! Но в итоге мы отжалели все-таки и купили хорошую упаковку, рискнули. 

Неужели в Instagram можно продавать еду?

В красивой таре масло стало выглядеть презентабельнее, но о маслоделах из Самохваловичей все равно никто не знал. Тогда супруги стали спамить районные чаты — в некоторых их даже забанили из-за активной рекламы. А потом Алина предложила мужу завести Instargam.

— Дима удивился: как ты в интернете планируешь продавать еду? На тот момент там все только завтраки свои фоткали и ноги в кроссовках. Но мы все-таки зарегистрировали аккаунт и начали его вести. Все это делалось на какой-то левый «тапок», потому что мы не умели толком ни снимать, ни писать. Мы просто рассказывали, как делаем масло. И заказы пошли — первый, второй. Оказывается, в Instagram продавать еду можно.

Первые несколько лет супруги делали масло у себя в квартире — в Самохваловичах. Выделили под отжим отдельную комнату, где стояли маслопресс, коробки, этикетки, бутылочки, сырье. При этом семья не бросала и бизнес по закупке волос — чтобы было на что ходить в магазин и заправлять машину.

Вот архивное видео, где сын пробует давить масло ручным насосом:

Первые годы все деньги вкладывали в дело

Из бизнеса на масле два года супруги не доставали ни копейки — уверяют, что все заработанное вкладывали в дело. Нужно было постоянно докупать новое оборудование. Первый пресс, сваренный на коленке, очень быстро не выдержал высокого давления.

— Тогда Дима вспомнил, что у него есть высшее инженерное образование, и по его эскизу нам сварили хорошую раму под заказ, чтобы она выдерживала давление до 50 тонн. Когда переехали из квартиры в арендованное помещение, у нас было уже 2 пресса и 2 насоса.

— Вот здесь на манометре видно, что давление на этот бочонок 34 тонны, — показывает Дмитрий и специальным рычагом усиливает его. Сейчас этот процесс автоматизирован: у супругов есть маслостанция, которая качает давление на прессы. Раньше все это делалось ручным насосом.

— Дима сорвал себе руки, он не мог тяжелее ложки ничего поднять, — вспоминает Алина. — Связки очень сильно тянутся, поэтому несколько лет назад мы поставили автоматику. Купили станцию опять же с тех денег, которые заработали — они у нас в отдельную копилочку складывались. В долг ни у кого не брали, вкладывали только то, что было.

А через 1,5 года после старта сели и посчитали, сколько же зарабатываем. В тот месяц у нас получилось 350 рублей на двоих, все остальное ушло на оборудование и рекламу.

Спрашиваем, сколько же в итоге пришлось вложить денег в оборудование для выдавливания масла. Супруги пожимают плечами: каждый пресс — это минимум $1500, а их в помещении семь, маслостанция стоила $1200. Есть также мельница, просеиватель и другое оборудование, которое помогает обрабатывать жмых после выдавливания масла (все вместе потянет еще на $1000).

В день супруги отжимают около 15 литров масла, причем производство получается практически безотходным. Спрессованные обезжиренные семечки перемалываются в муку, которую покупатели берут для кондитерских изделий. Также из этой муки Алина делает халву и урбеч (дагестанская сладость). А еще со жмыхом запекает гранолу — получается смесь злаков для завтрака. Все это ищут в Instagram ценители здорового питания.

Так выглядит домашняя гранола
Халва из муки, которая перемалывается из жмыха

Бутылочка масла стоит от 10 до 65 рублей. Откуда такие цены?

Всего в ассортименте у белорусов 14 видов масла, 10 видов урбеча, 11 видов халвы, 13 видов муки и 2 вида гранолы. Стоит бутылочка масла 250 мл от 10 рублей (подсолнечное) до 65 рублей (из черного тмина). Самое востребованное — льняное масло — продается за 17 рублей/бутылочка.

В эту цену маслоделы закладывают стоимость сырья и его доставку от фермеров, амортизацию оборудования, которое периодически выходит из строя, аренду помещения в 70 «квадратов» и «коммуналку» (1500 рублей в месяц), само время, затраченное на производство масла (на месте постоянно кто-то должен присутствовать и контролировать подачу давления) и доставку к покупателю.

Большой бюджет также уходит на рекламу и продвижение — сейчас Тарасиковы тратят на эти цели около $500 в месяц (таргет в Instagram, контекстная реклама и TikTok). В коронавирусный год, когда людям было не до покупки масла, в рекламу ребята вкидывали еще большие суммы — по $1500 каждый месяц.

— Люди сидели дома, многих отправили в отпуск за свой счет. И им точно не хотелось отрывать от сердца последние деньги, чтобы купить масло в 5 раз дороже магазинного. Но мы к тому моменту пригласили помогать знакомых, чувствовали определенную ответственность. Решили: была не была, надо рискнуть и вложиться в рекламу. «Покормили», наверное, всех белорусских блогеров, работали несколько месяцев в ноль. Но это сработало, мы выплыли. Каждый месяц к нам приходили по 2—3 тысячи новых подписчиков, которые помогали делать продажи.

«Масло нас кормит, но всех денег не заработаешь»

Первые деньги из бизнеса супруги стали доставать, когда переехали в арендованное помещение. Вспоминают, что позволили себе тогда съездить в Египет. И наконец продали бизнес, связанный с волосами, чтобы сфокусироваться на производстве масла.

— Нам сложно сказать, сколько можно заработать на масле, — отвечает на вопрос про заработок Алина. — Нет такого, чтобы мы выделяли себе «зарплату». Я просто знаю, что у меня на карте есть деньги, я могу спокойно сходить в магазин и особо не смотреть на цены. Мы можем раз в год поехать отдыхать за границу — могли бы и чаще, будь у нас на это время.

Позволяем себе отправлять детей в частные лагеря, которые стоят недешево. Обслуживаем и заправляем две машины. То есть масло нашу семью кормит, и это, конечно, приятно.

Оглядываясь назад, супруги отмечают: довольно странная когда-то идея действительно выстрелила. Но расслабляться нельзя. Когда Алина и Дмитрий только начинали развивать бизнес, в Минске они были третьими. Теперь конкуренция ощущается серьезная: появились десятки новых маслоделов, и это держит в тонусе, нужно продолжать развиваться.

Отдельное оборудование супруги закупили для приготовления урбеча

При этом раскручивать бизнес до масштабов предприятия белорусы не хотят. Говорят, когда все только начиналось, работать приходилось по 16—18 часов. Выдавить масло, смолоть муку, сделать халву, развезти все заказы (в том числе отстоять на почте пару часов в очереди с бабушками), написать новый пост в Instagram и ответить на все сообщения в соцсетях — рабочий день мог длиться до бесконечности. С наймом людей график более-менее «устаканился».

Сейчас ребята остановились на формате небольшой мастерской, где оформлены как самозанятые. Делают масла столько, чтобы зарабатывать на жизнь и при этом иметь свободное время.

— Всех денег не заработать. Мы думали: а если вложить еще больше денег в рекламу, раскрутить основательно сайт, заказов будет больше и денег соответственно тоже. Но потом ты понимаешь, что работать придется еще интенсивнее, а прибыль вырастет не так существенно. 

— У вас семейный бизнес. Не надоели еще друг другу? 

— А мы работаем не вместе. Я в основном дома — готовлю красивую еду, фотографирую, занимаюсь сайтом и соцсетями, оправляю заказы по почте и отдаю на самовывоз, — рассказывает Алина. — А Дима находится на производстве — контролирует процесс отжима масла, занимается закупками, чинит все, что поломалось, отправляет курьера.

— Когда четко разграничены задачи, не пересекаешься особо по интересам и не мешаешь друг другу умными советами, — поддерживает жену Дмитрий.

— Есть ли какая-то глобальная финансовая цель, ради которой вы стараетесь?

— У нас все есть, мы пришли в этот бизнес уже упакованными. Квартира большая, у каждого по машине, собака, два кота, дети, — улыбаются супруги. — В перспективе дом хотелось бы… Но мы не ставим себе цели заработать на него за 3 года, к примеру. Накопим — значит, накопим. Мы никуда не спешим.


«Onlíner па-беларуску» у Telegram. Падпісвайцеся, каб не прапусціць нашы новыя тэксты на роднай мове

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Светлана Белоус. Фото: Максим Тарналицкий