Вопрос для миллионов белорусок: что производит эта машина и хватит ли товара?

04 апреля 2022 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич

Вопрос для миллионов белорусок: что производит эта машина и хватит ли товара?

В середине марта женские прокладки заняли второе место в запросах маркетплейсов после сахара. Пустые полки московских гипермаркетов, где раньше была битва товаров гигиены за каждый сантиметр, вывели мозги из зоны комфорта. От каких товаров первой необходимости придется отказаться? Или, наоборот, нас ожидает время возможностей для локальных продуктов, пока крупнейшие мировые игроки заявляют об уходе или ограничении работы? Сходили к белорусскому производителю товаров для женщин, чтобы увидеть огонь и значок доллара в глазах, — и не увидели. Почему?

Новой культуре гигиены в 90-е годы многие мужчины, женщины, дети учились по телевизионной рекламе. Мировые компании привозили в аскетичный постсоветский мир (где главными были ракеты, а не товары для комфорта людей) такие вещи, которые можно было обсудить только с близкими подругами.

Компания «Кампари» делает товары женской гигиены Meggi с 1999 года. Сейчас это крупнейший производитель прокладок в Беларуси.

Популярный лозунг: заместим уходящий импорт и не заметим. Правда ли так все и работает или это только в фантазийном мире?

Мы встретились с Жанной Ольховик, одной из учредителей «Кампари».

— В 1991 году я окончила Могилевский институт по специальности «Инженер-технолог консервного производства» и могла бы работать на производстве консервов. Но со свободным дипломом на руках и без опыта работы устроиться где-либо было очень проблематично. Нужно было зарабатывать на кусок хлеба, платить за съемное жилье, одеваться. Так мы уходили в предпринимательство.

Занимались торговлей всем подряд. 

90-е я вспоминаю легко, это молодость. Что бы ни происходило — было легко и позитивно. Жить при талонах и без соли, но тебе 20 лет? Пожалуйста! Но снова вернуться туда — не хочу.

Так мы накопили первый капитал и вырастили в себе желание делать что-то на производстве, выходить из «купи-продай». Хотелось стабильного и постоянного дохода. К моменту создания производства уже был опыт предпринимательской деятельности и команда единомышленников. Хорошие люди предложили на рассмотрение тему с проектом по производству прокладок: перспективный рынок и гарантированный спрос. Мы решили: беремся за дело — и сделаем лучшее соотношение цены и качества на рынке.

Первую линию купили в Италии на кредитные деньги.

Дело было на территории филиала «Горизонт» в переулке Софьи Ковалевской в Минске. Никаких секретов там уже не было, но пропускной режим был строжайший, это очень удивляло итальянцев.

Первая прокладка, сошедшая с конвейера, была произведена 1 августа 1999 года. Не обошлось и без курьезов: итальянцы перепутали клеи, и прокладки намертво прилипали к белью — пришлось всю партию утилизировать.

Деньги были потрачены большие, но было не страшно — мы все просчитали.

Выходили на рынок с рекламой, которую нам снимал Владимир Янковский (режиссер, сын Ростислава Янковского. — Прим. Onlíner).

Всем троим учредителям к моменту открытия завода было меньше 30 лет.

Конкуренция и первые кризисы

— Главными конкурентами были транснациональный Procter & Gamble и польская Bella. Первые дороже, вторые дешевле. Мы пришли, чтобы дать цену еще ниже.

Конкуренция учила нас торговать. Времена были замечательны тем, что предпринимательство развивалось под регулированием самого рынка — система себя контролировала. Товар интересен, качество хорошее. Meggi стали паровозом для других товаров. Оптовики брали наш товар, будучи уверены, что покупатели придут за прокладками, а заодно еще чего купят. Платили предоплату, все было хорошо. В течение 5—6 лет было куплено 5 производственных линий для расширения ассортимента выпускаемой продукции.

Были и «удачные» кризисы. Во второй половине нулевых мы работали в 12 бригад — это пиковые показатели в истории производства. Лучшие годы. Тогда решили, что нужно построить завод на своей земле и уезжать с аренды. Взяли кредит и начали стройку в Колядичах. К 2011-му у нас как раз платежи были в разгаре. Повезло, что кредит оказался в белорусских рублях. Многие друзья разорились на валютных долгах.

Почему товары белорусского производства — импортные

Прошлый год был очень тяжелым. Основная причина — ценовой провал, в котором нас лишили субъектности. Прокладки попали в перечень, по которому нельзя было поднимать цены более чем на 0,2% в месяц на протяжении почти всего 2021-го.

А стоимость сырья выросла в два раза из-за «короны», курса и логистики. Даже наш бумажный завод «Спартак» за год поднял цену на гофрокартон более чем на 100%. Эта упаковка никогда не играла значимой роли в нашей экономике, но вдруг стала.

Давно, еще при дорогом евро, мы стали делать часть сырья сами. Гигиеническую пленку (тоже один из компонентов прокладки) никто тогда в СНГ не делал. Прежде мы покупали ее у итальянцев, но с 1,4 доллара за евро мы перестали входить с нужной ценой в рынок, чтобы быть самыми дешевыми.

В прошлом году вдобавок выросла цена на нефть. А пленка — это что, нефтепродукты. Гранулы для ее производства мы покупали в Саудовской Аравии. Потом еще дороже — в России.

Что еще в изделии? Лента из силиконизированной бумаги — Польша.

Суперабсорбент, песчинка которого увеличивается в 70 раз, когда намокает, — это японское изобретение, которым пользовались для ликвидации последствий аварии на Фукусиме и сбора грязной воды. Сегодня абсорбент по лицензии делают в Европе.

Абсорбент до и после капли воды

Акваслой — Италия.

Целлюлозное полотно — Финляндия.

Клей — Германия.

Упаковочная пленка — Литва.

— Как видно, все основные компоненты — это импорт и наша сборка. Постройка сырьевого завода в Беларуси, не говоря уже о маленьком локальном производстве своими силами, — это пока утопия.

В Светлогорске работает фактически новый целлюлозный комбинат. Наши инженеры поехали, чтобы изучить возможность использования целлюлозы и замещения финнов. Но там делают целлюлозу для бумаги, салфеток, картона. Для пеленок, подгузников и прокладок она не подходит.

Сейчас из белорусского в белорусской прокладке — картонная коробка для упаковки и один слой нетканого полотна (для одной линейки). Все.

— Чтобы нарастить оборот, мы стали импортировать сопутствующий товар для магазинов: зубные щетки, влажные салфетки, ватные диски и палочки, моющие средства. Но это не производство, а дистрибуция.

Что происходит сейчас и что ждет в будущем?

— В январе этого года финны забастовали. По своим причинам, не связанным с Украиной. Сначала обещали открыться 2 марта, потом — 15 апреля. Целлюлозы уже не хватает. И у нас, и в России образовался дефицит. Какая будет цена — мы не знаем.

Потом события февраля…

В истории были разные кризисы, и все они заканчивались. Сколько продлится нынешний — никто не в силах предсказать. Потому что ситуация развивается и, похоже, далека от пиковой. Банки дешевых кредитов своим производителям не имеют возможности выдать. С этой точки зрения у нас нет прав и защиты — только обязанности.

Раньше еще и торговля со своими отсрочками платежей (платили через 30—180 дней после того, как брали товар. — Прим. Onlíner) все усложняла. Теперь стало проще: платят уже быстрее, но все эти платежи сразу уходят поставщикам сырья, так как в условиях санкций поставки стали возможны только по предоплате. Начались перебои с товаром: западные компании угрожают уходом или приостанавливают свою деятельность, а мы из-за дефицита целлюлозы тоже пока работаем не во всю мощь.

С декабря 2021 года мы стали поднимать цену, чтобы компенсировать убытки и накопленный дисбаланс. Сети сначала плохо шли на пересогласование, теперь с этим проблем нет.

После того, как в России появились пустые полки (всплеск спроса случился больше из-за опасений), наш телефон стал разрываться. Спрос на экспорт вырос, но ограниченно. По причинам выше — у нас не хватает сырья. А так по запасу мощностей мы можем закрыть весь белорусский рынок.

Никакого злорадства по поводу возможного сокращения западных конкурентов у нас нет. Надеемся, что финны заработают и мы сможем получить сырье.

Когда поставки возобновятся, мы сможем увеличить экспорт.

Могут ли белоруски остаться без прокладок? Нет. Возможно, сократится ассортимент. Если финны остановят поставки целлюлозы, повезем материал из США, Турции, возможно, Китая. Это приведет к очередной добавке к цене (с начала года стоимость прокладок выросла уже на 40%). Рискуем только ценой. В бизнесе редко встречаются безвыходные ситуации. Вопрос — кто первый найдет решение.

В любом случае за все кризисы платят люди. В нашем случае — покупатели. Наш менталитет позволяет надеяться на преодоление любых трудностей. Это не первый вызов, поэтому сформировалась привычка — в промежутках между кризисами готовиться к ним.


трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 9–15 кг, универсальные, 176 шт.
подгузники, для мальчика/для девочки, 5–9 кг, универсальные, 80 шт.
трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 15 кг, для приучения к горшку, 132 шт.
подгузники, для мальчика/для девочки, 4–6 кг, универсальные, 164 шт.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич