08 апреля 2022 в 15:27
Автор: Светлана Белоус. Фото: Архив Onliner, Pexels.com

Доллар продается по курсу конца февраля. Почему так происходит и чего ждать

В последний раз по 2,8 рубля доллар в Беларуси продавался в конце февраля. И вот сейчас он вернулся к этим значениям, как будто и не было напряженного марта с резким скачком курсов, нехваткой валюты в обменниках и прочими волнениями. Что происходит на валютном рынке и чего ждать дальше, разбираемся вместе с экспертами.

Почему белорусский рубль укрепляется?

Тут ответ более чем предсказуемый: белорусский рубль «едет прицепом» за российским, который крепнет с каждым днем. Сегодня на Московской бирже курс доллара опустился до уровня 72 рубля — впервые с ноября прошлого года.

Для понимания: в экономике есть такое понятие, как «валютная корзина». В Беларуси она сформирована из трех валют в установленной пропорции. 50% — то есть половину корзины — составляет российский рубль, 30% — доллар США и 20% — евро.

— Основной объем внешней торговли приходится у нас на Россию, поэтому наша валютная корзина очень сильно зависит от курса российского рубля на валютном рынке России. Изменения там практически полностью коррелируются с изменениями валютной корзины в Беларуси, — объясняет финансовый консультант и эксперт фондового рынка Михаил Грачев.

Скриншот с сайта Banki24.by

После начала военных действий в Украине колебания белорусской валютной корзины были, но несущественные. Основные изменения пришлись на неделю после 8 марта, когда в России ввели ограничения на валютном рынке, а курс российского рубля резко упал. В Беларуси за неделю курс валютной корзины тогда подскочил на 250%, рассказывает эксперт.

— Дальнейшая динамика корзины остается примерно нулевой. На этой неделе евро и доллар у нас подешевели, при этом вырос курс российского рубля. Отсюда и укрепление белорусского рубля.

Вот как менялся курс доллара в Беларуси за последние полтора месяца. Данные Нацбанка

А что происходит с российским рублем? Откуда такой запас прочности?

На курс российского рубля влияют две важнейшие составляющие, поясняет научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. Первая группа факторов — экономические, они связаны с внешней торговлей.

— Несмотря на санкции, нефтегазовые доходы в Россию продолжают поступать, а значительное повышение цен на энергоносители во многом компенсирует потери в объемах внешней торговли. Вообще, до начала военных действий были все предпосылки для укрепления российского рубля до 60—65 за доллар. На фоне санкций рубль очень серьезно просел, но в каком-то смысле это шло вразрез с текущими показателями торгового баланса.

Также на курсы валют серьезным образом влияет общая ситуация на финансовом рынке. За счет административных ограничений власти в России смогли переломить ситуацию в пользу рубля.

— Вслед за резким повышением ключевой ставки — до 20% — подскочили ставки по депозитам (с 11 апреля ключевая ставка будет снижена до 17% годовых. — Прим. Onlíner). Если в конце февраля — начале марта народ выносил из банков деньги, в том числе рубли, то в последнее время практически все занесли назад. Финансовая паника в депозитной части спала. По-прежнему действует запрет на покупку наличной валюты для населения, что могло бы сильно подогревать спрос на доллары, но этого не происходит. Введены ограничения на сделки с валютой для нерезидентов, а экспортеры вынуждены продавать 80% валютной выручки. Все это привело к тому, что на первое место вышли факторы, связанные с внешней торговлей. А здесь ситуация по-прежнему для России благоприятная, — отмечает Дмитрий Крук.

Значит, российский рубль может окрепнуть еще больше?

Как долго продлится ситуация с укреплением российского рубля, эксперты сказать затрудняются. Михаил Грачев считает, что ниже 75 рублей доллар не нужен самой России, поскольку в таком случае не будет соблюдаться баланс интересов экспортеров и импортеров.

— Сейчас российская экономика цветет и пахнет из-за роста цен на энергоносители. Но нужно понимать, что санкции никто не отменял и давление на внутренний рынок будет усиливаться. А если Евросоюз полностью откажется от покупки нефти и газа (сейчас это активно обсуждается), все может кардинально измениться.

Дмитрий Крук тоже не видит оснований для того, чтобы российский рубль укреплялся в долгосрочной перспективе.

— На неделю, две, три это возможно, если будет доминировать тренд по увеличению валютной выручки, связанной с нефтегазовыми доходами. Но может ли курс задержаться на этом уровне надолго? Скорее нет, чем да. Сейчас происходит попытка нащупать некий среднесрочный курс.

Ситуация в России и Беларуси одинаковая: курс утратил берега, потерял точку равновесия. Те цифры, которые мы видим сегодня, совершенно не означают, что новая береговая линия нащупана.

На российский валютный рынок в будущем окажут влияние факторы, которые сейчас пока не развернулись в полную силу, предполагает Дмитрий. Например, серьезные проблемы в банковской системе.

— В марте панические реакции были связаны с недостатком ликвидности в отдельных банках. Со временем на первый план может выйти такой фактор, как неплатежеспособность заемщиков. Смогут ли банки оперативно решать возникающие проблемы, это большой вопрос.

Такие «бронебойные вещи», как нефтяное и газового эмбарго или транспортная блокада со стороны ЕС, способны вызвать в очередной раз сильную панику и волнения. Еще один потенциально негативный фактор для российского рубля — это раскручивание инфляции.

— Заморозить панику и устранить предпосылки для нее — это разные вещи. Сейчас паника именно «заморожена», но это не означает, что невозможны новые вспышки. Отсюда и полнейшая неопределенность с перспективами российского рубля. Какого-то устойчивого тренда на валютном рынке нет, — говорит Дмитрий Крук.

Директор Исследовательской компании InComeIn Ирина Юзвак предполагает, что курс в России закрепится в коридоре 75—80 рублей за доллар.

— С одной стороны, с помощью крепкого рубля Центробанк России борется с инфляцией, но с другой — дальнейшее укрепление будет негативно сказываться на российском бюджете. А России необходимы средства на поддержку предприятий, бизнеса и населения в условиях ужесточающихся санкций. К тому же крепкий рубль негативно скажется на реализации программы импортозамещения. Вот почему Центробанк России может начать ослаблять ограничения на покупку валюты.

А что с белорусским рублем? У нас курсом управляют?

Все, что происходит сейчас с белорусским рублем, это сугубо российская история, подчеркивают эксперты. Серьезных свидетельств того, что Нацбанк в Беларуси сейчас административно регулирует курс, пока не видно.

— Небольшие неформальные ограничения, похоже, есть: это заметно по объемам торгов. Также банкам, вероятно, дают рекомендации о том, какой позиции придерживаться в поведении с клиентами. Но явных валютных ограничений в Беларуси на данный момент нет, — говорит Дмитрий Крук.

Учитывая это обстоятельство, с курсами валют нам приходится пока целиком и полностью оглядываться на Россию. Но в дальнейшем на первый план может выйти внутрибелорусская история, связанная с сокращением экспорта, инфляцией и поведением белорусов.

— Эти группы факторов в разной комбинации могут сложиться. На мой взгляд, с большой вероятностью мы придем к тому, что от российской траектории вынуждены будем отвязаться. Когда другие каналы экспорта из-за санкций и самоограничений начинают давать сбои, нам нужно будет активно поддерживать конкурентоспособность на российском рынке. А для этого белорусскому рублю придется обесцениться относительно российского, — делает осторожный прогноз Дмитрий Крук.


вертикальный 2-в-1, пылесборник: контейнер, потребление: 600 Вт, без регулировки мощности, шум 75 дБ
вертикальный 2-в-1, пылесборник: контейнер, потребление: 400 Вт, регулировка мощности на ручке, шум 68 дБ, турбощетка
вертикальный 2-в-1, пылесборник: контейнер, потребление: 400 Вт, регулировка мощности, шум 70 дБ, турбощетка
вертикальный 2-в-1, пылесборник: контейнер, потребление: 425 Вт, регулировка мощности на ручке, шум 82 дБ, турбощетка

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Светлана Белоус. Фото: Архив Onliner, Pexels.com