21 апреля 2022 в 9:40
Источник: Кирилл Бескоровайный. Фото: иллюстрация Максима Тарналицкого. Видео: Татьяна Жук, Роман Пастернак
Спецпроект

Клюква в сахаре из Глубокого — этот бренд стал кулинарным символом Беларуси. Что с ним сейчас?

Тот редкий случай, когда пафос к месту: человек из бизнеса говорит, что гордится своим делом, а покупатели голосуют за эти слова рублем. История «Пацалункаў-Падарункаў» из Глубокого уникальна для Беларуси тем, что это семейный бизнес, стартовавший в начале 90-х, переживший множество кризисов, оставшийся в строю. Как у производителей клюквы в сахаре дела сейчас? Рассказываем вместе с «Беларусбанком» об успешном предприятии, с которого не стыдно брать пример.

На глубокской «Аржанице» мы впервые побывали в прошлой жизни, почти семь лет назад. Авиационный инженер Анатолий Бриленок рассказывал, как начинал производство с нуля, не представляя даже, что драже станет одним из самых узнаваемых кулинарных символов страны, популярным сувениром, любимым лакомством для многих семей. Через семь лет уже сын Анатолия Василий сидит в директорском кресле.

Отец и сын, 2015-й год. Фото: Максим Тарналицкий

Как все начиналось

— Идея делать драже родом из СССР, — рассказывает Василий. — В 80-х годах людям разрешили создавать кооперативы. Глубокое не отставало. Организовали общество, руководителем выбрали моего отца. По образованию он инженер-механик. На тот момент отец и не подозревал, что будет делать клюкву. Просто воплощал свои идеи в металле. Сосредоточились на производстве нестандартного оборудования для пищевой промышленности.

В то время сладостей было маловато. Попалась на глаза клюква в сахаре. В Советском Союзе ее делали, пускай она и не была сильно распространена. Клюквы у нас в стране много! Отец подумал: почему бы не заняться натуральной и полезной ягодой?

В 1992 году он зарегистрировал фирму. Потребовалось еще четыре года на то, чтобы разместить оборудование, наладить процессы, выйти на производство продукта. В 1996-м появилась наша первая продукция.

«Покупателям хотелось больше белорусского»

— Мы начали с классического драже в сахаре, — продолжает директор. — Это и сейчас столп, на котором все держится. Как-то сразу людям понравился продукт. И уже покупатели просили: а давайте вы расширите ассортимент. Начали делать с какао-порошком, с кардамоном, мармелад.

Сначала дизайн был разношерстным. Мы озадачились тем, как объединить все в одну линейку. Было мнение, что нужно больше белорусского, продукт ведь уникально-национальный. В итоге вышли на «Пацалункi-Падарункi» и объединили в одну концепцию всю продукцию.

Почему нет конкурентов?

— Мы единственные в Беларуси, кто производит такой продукт в промышленных масштабах, — говорит Василий. — Почему не занимается никто другой? Знаете, есть ролики на YouTube, как приготовить клюкву в домашних условиях. Там девочка с красивым фартуком берет тарелочку клюквы, какой-то яичный желток, белок. Раз-раз, тяп-ляп — и вроде получается тарелка красивой клюквы в сахаре. Но эта тарелочка граммов двести. А когда у тебя в смену делается 800 килограммов драже, то это немного другие технологии.

В год к нам приходит пять-шесть запросов по открытию бизнеса — из Сибири, Дальнего Востока. У меня есть дежурное коммерческое предложение на этот счет. В среднем затраты составят где-то 300 тысяч долларов. Это чтобы воссоздать в металле линию, сделать техническую документацию, набрать штат людей, обучить их и так далее.

«Клюква — это белорусское красное золото»

— Клюква имеет природную бензойную кислоту. За счет этого она и хранится хорошо, и приносит пользу организму. Грубо говоря, это природный антибиотик. На юге Беларуси много болот, но после 1986 года они серьезно загрязнились. Чистых болот в стране не так много. Мы акцентируем внимание, что у нас свой входной контроль. Ни одна фонящая ягода не проскочит.

Может показаться, что в Беларуси клюква — неисчерпаемый ресурс. Но это не так. Наш герой утверждает: за ягоду идет борьба.

— Сейчас это еще и стратегический продукт. Наше красное золото. Очень много клюквы в последнее время, я заметил, стало уходить на экспорт: в страны Балтии, в Россию. Столкнулись с тем, что для собственного производства нам уже клюквы не хватает. Началась серьезная конкуренция. Открываются рынки Москвы — цена сразу взлетает раза в три. Естественно, за ценниками московскими мы не угонимся никогда.

В год, по словам директора, предприятию нужно 30—35 тонн клюквы.

— Средняя цена была 5 рублей за килограмм. Это 150 000 рублей. В этом году, думаю, будет не меньше. У нас есть финансовая подушка. Оставляем деньги именно на закупку. На депозите лежит определенная сумма. В сезон мы ее снимаем и потихоньку рассчитываемся.

О проблемах

— Из-за санкций весь импорт подорожал, — рассказывает Бриленок. — Но не сказать чтобы он исчез куда-то совсем. Поставщики находят лазейки и провозят товар. У нас из импортных составляющих в первую очередь орехи. Еще агар-агар, желирующий компонент для мармелада.

Другая трудность: даже когда ты продукцию свою поставил, сложно вернуть деньги. Я не понимаю, почему так получается… Мы поставляем продукт, сеть продукт продает, накручивает свою прибыль. Эти деньги приходят к ним на счета… Но совести им не хватает рассчитываться с поставщиком. У нас есть на три-четыре листа список. Даже я, как директор, всех обзваниваю. Пытаешься давить на совесть, как-то уговаривать… Если уже не понимают, то идем в суд. Есть несколько сетей, по которым мы подали иски.

По производству-то мы все сделаем, отгрузим. Но не платят...

Что дальше?

Это уже династия. И хотелось бы, чтобы дело продолжалось и дальше. Даже в наш «век заменителей», как называет его Василий. «Могу понять производителей, которые уменьшают свои расходы, но у нас другой концепт. Я позиционирую наше предприятие как островок безопасности. Чего скрывать, горжусь, что мы продолжаем делать такой продукт».

— По выручке держимся в пределах 120—150 тысяч рублей в месяц. За прошлый год было где-то 1,5 миллиона. Заплатили налогов 300 тысяч. Вся чистая прибыль не идет в карман собственников, а направляется на расширение производства. Каждый год я пытаюсь что-то начать зарабатывать для себя, но реальность заставляет вкладывать в развитие. Ведь если ты остановился — то уже опоздал.

Думаю, что мы переживем и этот кризис. То, что прошел мой отец, несравнимо с тем, что проходим мы сейчас. У отца было действительно жесткое становление фирмы. Мне грех жаловаться.


Сервисы и услуги «Беларусбанка» для бизнеса любого масштаба:

  • пакеты услуг для бизнеса с любым аппетитом;
  • мгновенные платежи 24/7;
  • выгодные зарплатные проекты;
  • электронная торговая площадка для продажи и покупки валюты с индивидуальными курсами;
  • кредиты и депозиты по хорошим ставкам.
Спецпроект подготовлен при поддержке ОАО «АСБ Беларусбанк», УНП 100325912.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Кирилл Бескоровайный. Фото: иллюстрация Максима Тарналицкого. Видео: Татьяна Жук, Роман Пастернак