«Говорила мужу, что зарабатываю в 2 раза меньше». Как финансовые измены влияют на отношения и что с этим делать

01 мая 2022 в 12:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: архив Onlíner, фото носят иллюстративный характер

«Говорила мужу, что зарабатываю в 2 раза меньше». Как финансовые измены влияют на отношения и что с этим делать

Обсуждать в деталях свои финансы с коллегами или знакомыми мало кто станет по понятным причинам. А если речь идет о самом близком человеке, с которым вы в отношениях? Не рассказывать о финансовых проблемах, долгах или зарплате — это значит иметь определенную свободу или обманывать доверие партнера? Отношение к этому у наших сегодняшних героев разное — от «это могло все разрушить» до «скандалов не было, и это самое важное». Рассказываем истории белорусов и спрашиваем у психолога, как быть с финансовой неверностью.

«Чувствовала себя виноватой, что неправильно распределила деньги»

— Я никогда не называла это финансовой изменой, но можно сказать, что это как раз моя история, — говорит Анастасия. — Моя мама всегда вела себя как мудрая женщина, особо не грузила папу финансовыми вопросами. Он приносил зарплату, а мама распределяла четко, куда нужно. Папа особо не вникал, они так живут и сейчас, денег хватает — и хорошо. Такую же модель я взяла, когда мы начали жить с мужем: мы складывали две зарплаты, дальше я оплачивала наши расходы.

В чем здесь финансовая измена, если так распоряжаются своим бюджетом многие семьи?

— Я нормально зарабатывала на самом деле, а мужу говорила: «Да ну, ты что, у меня там копейки!»

Делала вид, что зарабатываю в 2 раза меньше, скрывала от него настоящую зарплату. Почему? У него была примерно такая же зарплата или меньше. Я не хотела, чтобы он чувствовал себя неудобно и думал, что недостаточно зарабатывает.

Грубо говоря, он рассчитывал, что мы живем на 1000 рублей в месяц и большую часть зарабатывает он. А мы на самом деле жили на 1300—1500 рублей, я просто добавляла эту сумму из своей зарплаты (как делала мама). Эти деньги шли на самые обычные траты — сходить в магазин за продуктами и так далее. Нельзя сказать, что я растрачивала на себя и шикарные вещи покупала втихаря.

Еще со студенческого времени у Анастасии были рассрочки на телефон и планшет, она их гасила втайне от мужа («сама потихоньку платила, зарплата позволяла»). Девушка также взяла в долг денег у мамы, но супругу об этом тоже не говорила.

Со временем появился соблазн снова взять рассрочку на телефон, и Анастасия так и делала, не посоветовавшись с мужем. Правда, практически сразу же ей пришлось рассказать ему о покупке.

В какой-то момент стало понятно, что денег, которые есть у семьи, не хватает для привычного уровня жизни.

— Я чувствовала себя виноватой в том, что, возможно, не распределила деньги как следует. Но в один момент муж прямо спросил, что происходит, почему не хватает денег, и я все рассказала — у меня есть рассрочка, здесь я одалживала деньги втайне, а здесь нам не хватает… Мы договорились, что с этого момента открыто обсуждаем все, что касается денег.

Это значит никаких «тайных» рассрочек, денег взаймы без предупреждения и прочего.

Общий бюджет формируется так: муж работает в сфере грузоперевозок и каждый месяц вносит 1200 рублей, Анастасия в декретном отпуске и работает в продажах в медицинской сфере на полставки, поэтому ее зарплата в районе 600 рублей. Отдельно у мужа остаются деньги на заправку авто и хобби.

— То есть у нас общий бюджет 1800 рублей плюс еще свободные деньги у мужа и у меня, когда есть премия. Собираем деньги на отдых на море, какие-то крупные покупки, — говорит Анастасия. — Сейчас, с одной стороны, мне стало легче, с другой — сложнее. Легче, потому что можно все обсудить и ничего не скрывать, сложнее — потому что все равно иногда не хочется говорить мужу, что мы не помещаемся в бюджет. Но в целом такая прозрачная жизнь, как сейчас, меня устраивает больше.

О каких-то серьезных покупках Анастасия предупреждает мужа заранее. Если бы финансовые измены продолжались и дальше, отношения с мужем могли серьезно ухудшиться, считает девушка, а в итоге даже разрушиться.

— Как только начинаешь скрывать финансовые проблемы и не рассказывать правду, то все остальное тоже летит в тартарары.

Сейчас муж зарабатывает больше, и я вижу здесь связь с нашим открытым разговором, он понимает, что наши аппетиты растут, семья растет, надо не стоять на месте и стремиться больше заработать.

«Делал секретные покупки, и считаю, что имею право» 

У Николая в семье другая ситуация: он приносит деньги, а жена воспитывает детей. При этом он никогда не говорит ей, сколько получает. Просто каждый месяц дает $1000 на еду, траты на детей и прочие расходы.

— Так получилось, что супруга сначала была в декретном отпуске по уходу за первым ребенком, потом за вторым, в итоге осталась дома. Похоже, что скоро попадет в категорию тунеядцев, но я сказал — давай повыплачиваем что надо, а ты сиди дома, потому что воспитание детей — это тяжелый труд, на который уходит очень много времени.

По словам мужчины, он готов самостоятельно обеспечивать семью, но вот озвучивать размер своей зарплаты для жены не хочет. Она несколько раз спрашивала об этом, но он решил не признаваться.

— Я просто даю в месяц по $1000, остальное откладываю на черный день, большие покупки и прочее. А то уже была с ситуация, когда я отдавал всю зарплату (не знаю, делал так по неопытности или большому доверию). В итоге к следующей получке ничего не оставалось, только мелочь. Моя супруга воспринимает наличие денег как вызов: сколько ни дай, все потратит, — шутит Николай.

По его прикидкам, семье хватило бы на жизнь и $500 долларов, но постоянно нужны всякие мелочи, на которые приходится тратиться. И некоторые покупки не выглядят рациональными, считает Николай.

— Например, жена купила когтеточку коту. В моем понимании эта вещь не может стоить больше 20 долларов, а тут я с удивлением узнаю, что есть «драпалки» за 200 долларов. А самое обидное, кот драпанул один раз, и она лежит в гараже. Хотя жена говорила — вот коту нужна, а то он дерет обои. Купили. И обои уже вторые переклеиваем.

Как Николай распоряжается тем, что остается от зарплаты после вычета тысячи долларов? Часть денег откладывается на жилье, часть тратится на отдых.

— Что касается вопроса про секретные покупки, у меня есть компьютер, которому лет 20, и супруга думает, что там ничего не менялось. А на самом деле, несмотря на старый корпус, там внутри все по последнему слову техники. Это мои маленькие слабости, я имею на них право.

То же самое в плане обуви. Я ношу только оригинальные Adidas, а супруга думает, что я их покупаю на Expobel или еще где-то.

Последняя покупка немного спонтанная — купил машину у знакомого, который уезжал. Тут я тоже не советовался с женой, но не сказал бы, что это критично. Супруга говорит: «не жирно ли тебе, родной, каждый день на машине ездить, у которой почти пятилитровый двигатель?» Нет, считаю, что не жирно.

Кстати, когда Николай только познакомился с женой, он зарабатывал меньше нее.

— Я работал на госпредприятии, жена в частной парикмахерской, и она зарабатывала точно в 2 раза больше меня. Когда еще детей не было, скидывались вместе на двоих. Потом жена работала как ИП, началась просадка по деньгам. Тогда она начала не то чтобы давить, но потихонечку говорить: «Коля, может, пора что-то новое поискать? А то как-то по финансам не очень». В итоге я устроился на новую работу, сейчас доход выше среднего по стране.

Как решается вопрос, когда жене нужно потратить деньги на себя, а не на семейные нужды? Николай говорит, что очень просто:

— У нас нет такого, что она начинает просить — нужны деньги на это, на это и это. Ее траты на себя входят в общую сумму, это не так дорого на самом деле. Она бывший парикмахер, подруги делают почти бесплатно, что ей нужно. Если понадобится что-то купить, она подходит и говорит об этом. Ничего страшного в этом нет, на это и рассчитана кубышка.

«Могли тратить деньги друг друга, но не захотели брать на себя такую ответственность»

Илья женат уже 10 лет. «Все это время финансово изменяем друг другу», — иронизирует мужчина, добавляя, что скандалов из-за этого не было, и это самое главное. Пара договорилась, что они не рассказывают друг другу, сколько зарабатывают, и тратят деньги по своему усмотрению. Есть только одно правило — каждый месяц определенная сумма откладывается, чтобы накопить на частный дом.

— Я работаю слесарем, получаю около 2000 рублей, жена занята в сфере медицины, о ее зарплате я не знаю. У нас и в мыслях не было вести общий бюджет, просто это вошло в привычку. Бывало такое, что у кого-то деньги заканчивались, тогда друг к другу обращались.

Сейчас общие расходы оплачиваем по очереди, если сегодня один расплатился на кассе за продукты, то завтра это делает второй. Я оплачиваю «коммуналку», жена делает школьные закупки. Если я иду куда-то с друзьями или жена с подружками, то нам не надо это согласовывать.

Илья говорит, что каких-то серьезных скандалов по поводу того, на что уходят деньги, у них в семье не было. Поначалу жена была не очень довольна тратами на книги, но в итоге приняла хобби мужа.

— Разговор по поводу трат несколько раз заводил и я, и моя супруга, но он заканчивался примерно так: «Бери мою карточку и распоряжайся деньгами сам, но если мне что-то понадобится, чтобы ты мне не отказывал». И как-то на этом разговор прекращался. Наверное, из-за нежелания брать ответственность, что потратил деньги как-то не так.

«Хотя речь про деньги, это ценностный конфликт»

Немного цифр из-за рубежа. У людей в США спросили про финансовую неверность — 30% сказали, что сталкивались с этим в отношениях и сами изменяли финансово или это делал их партнер. И кстати, финансовые измены вовсе не были связаны с романом на стороне. Чаще всего проявлением финансовой неверности называли секретные покупки (31,4% опрошенных) или скрытие долгов (28,7%).

Почему люди решались на финансовые измены? Самый частый ответ — чтобы избежать спора (38%), на втором месте идет смущение из-за неправильного обращения с деньгами (23,1%). Еще 16,1% сказали, что хотели чувствовать себя более уверенно в финансовом плане.

Британское исследование, проведенное Money Advice Service, показало, что каждый пятый человек лгал своему партнеру о своих доходах, а каждый четвертый лгал о своем долге.

Это все действительно можно считать финансовыми изменами? И насколько это вообще нормально? Психолог Павел Зыгмантович, автор телеграм-канала «Доказательная психология», поясняет: нет четкой границы, что считать финансовой изменой.

В этой ситуации нормально — это так, как договаривались два человека. Если им обоим комфортно, то никакой проблемы нет.

А если человека не устраивает, что его партнер не рассказывает о своих финансах? Есть люди, которых это серьезно задевает, и тогда это может быть угрозой для отношений.

— Когда мы вступаем в брак, мы предполагаем высокую и, может быть, высочайшую степень доверия. Это вполне понятно, потому что мы собираемся с этим человеком прожить всю жизнь, — объясняет Зыгмантович. — Мы же не вступаем в брак, чтобы сказать: «Через два года разведемся!» Соответственно, мы предполагаем, что этот человек будет со мной всю жизнь, а значит, вся моя жизнь — это и его жизнь тоже, они связаны. Конечно, мы рассчитываем на какую-то серьезную прозрачность во всех вопросах, которая касается этого человека. Если один человек что-то знает и не рассказывает другому, это может сильно ранить.

Вопрос финансов здесь не очень принципиален, говорит Зыгмантович, ведь партнер может скрывать что-то, связанное со здоровьем, сексом, даже с политическими убеждениями. Это вопрос доверия и влияния действий другого человека на вашу жизнь. Чем больше это влияние, тем больнее бывает, когда что-то идет не так, как вы считаете правильным.

— Возникает вопрос, как с этим жить, потому что у нас здесь так называемый ценностный конфликт, который гораздо труднее разрешить, чем конфликт материальный. Хотя казалось бы, мы говорим про деньги.

На самом деле мы говорим про ценности и то, как правильно делать.

Например, позиция одного человека — «я скрываю свои доходы, потому что я считаю, что мне нужна свобода», позиция другого — «я требую от тебя раскрывать все свои доходы, потому что я считаю, что это вопрос доверия». Тут ценность свободы против ценности доверия.

И как с этим жить?

— Можно попробовать если не договориться (это было бы слишком наивным — надеяться, что люди прочитают статью и договорятся), то сделать так, чтобы было легче договариваться.

Нужно использовать двухстороннее послание. Обычно люди используют односторонние месседжи: «Это свобода, и не нарушай ее», «Это доверие, и не разрушай его». А двухстороннее послание — это сказать: «Я понимаю твой аргумент», а еще лучше: «Я учитываю твой аргумент, я с ним соглашаюсь». Доверие — это ведь хорошо? Конечно, хорошо. А свобода? Тоже.

Если люди находят такие нравственные базисы, на которых строится их аргументация, и соглашаются с ними, тогда разговор идет легче. Если люди скажут: «Да, я согласен, доверие — это очень важно», «Свобода — это важно», то они уже немножечко ближе друг к другу, могут даже более-менее разговаривать.

Можно даже еще легче делать. Достаточно просто говорить, что у другого человека тоже есть разумные аргументы, тогда ему становится легче, он восприимчивее к словам своего оппонента. По большому счету, оппонент становится собеседником. И тогда людям будет гораздо легче разговаривать.


трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 12–17 кг, для приучения к горшку, 152 шт.
трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 9–15 кг, универсальные, 176 шт.
трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 15 кг, для приучения к горшку, 132 шт.
подгузники, для мальчика/для девочки, 5–9 кг, универсальные, 80 шт.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: архив Onlíner, фото носят иллюстративный характер