«За полгода 28 тысяч должны были превратиться в 500 тысяч», а в целом — в $90 триллионов, но все идет не так

12 мая 2022 в 8:00
Автор: Александр Владыко

«За полгода 28 тысяч должны были превратиться в 500 тысяч», а в целом — в $90 триллионов, но все идет не так

«И на моей улице праздник», и «Я дождался погоды у моря», и «В мою гавань зашел корабль». Это не малолетняя Ассоль из системы кэшбека и не пенсионерка Ассоль Лонгреновна с чудо-кастрюлями. Это ролики с новыми машинами и квартирами от людей среднего возраста, счастливых обладателей «сныткоинов» — цифровых активов экосистемы из Витебска. Ее создатель Александр Снытко уже не в Беларуси, нам осталось встретиться с теми, кто считает себя потерпевшим.

На YouTubе-канале Александра Снытко в течение 2—3 лет хорошо прослеживается эволюция задачи, с которой легко согласиться, но сложно решить: государство — плохой менеджер, банковская система построена на порабощении должников, из заработанного рубля человек получает 11 копеек (остальное — налоги, прибыль капиталиста и так далее). Как говорится, где деньги?

Чтобы бороться с несправедливостью, Александр предложил свою схему. Она могла быть построена на газетных объявлениях, дисконтных картах или просто группе в телеграм-канале. Но в результате выросла с упоминанием блокчейна. Система сводит продавцов и покупателей товаров и услуг на площадке с внутренней валютой, которая нигде больше не конвертируется, — «сныткоин» (Snytcoin). На сайте этот «актив» характеризуется вот так.

Чуть ниже Snytcoin называется уже токеном. И хотя с 2017 года токены регулируются в Беларуси правовым полем, Снытко пояснил, что его цифрового актива это не касается — он такой же участник эксперимента, как и Декрет №8 (о развитии цифровой экономики), поэтому все правила относительно его проекта еще не написаны и не могут быть написаны. Всему свое время. Возможно, упоминание токена было также сделано для того, чтобы мимикрировать под легальный рынок и упростить отношения с клиентами/партнерами.

Блокчейн и математически выверенный внутренний курс могут быть сложнообъяснимыми, но для питания экосистемы фиатными (это те купюры, которые у вас в кошельке) деньгами нужно быть проще: говоришь «токен» — и большинству населения одновременно понятно: «Я в этом не разберусь».

Поэтому история ниже проста — были деньги, и вот их нет. Рассказываем как есть, чтобы не повторять чужих ошибок.

Юлия. Потеряла $5900 и чудом не лишилась квартиры

В систему Снытко минчанку Юлию пригласила коллега по работе. К весне прошлого года у нее был iPhone, iPad и в итоге — квартира. Позже оказалось, что часть денег за квартиру она вносила личными сбережениями, но в рекламных роликах на это акцента не было. Поэтому «все купила за Snytcoin», в который успела вложить $15 тысяч.

Сегодня коллеги не общаются.

Выслушав знакомую, Юлия рассказала мужу — он загорелся, как порох. Пара схватила 700 долларов и поехала в Витебск отдавать деньги. Деньги легко приняли из рук в руки. В электронном кошельке (система Waves) Юлии появились первые Snytcoin. Через некоторое время их стоимость должна была вырасти в два раза. Потом еще в два. С календарем роста рукотворного курса ознакомили.

— Почему они должны были подорожать?

— Потому что тираж ограничен и поддерживается дефицит. По мере появления других людей с новыми деньгами стоимость актива увеличивается на 100%. Так у нас скоро стало $1400.

На экране мобильного телефона. Вывести деньги обратно было невозможно. Полугодовое ограничение позволяло тратить их на покупку товаров в системе. Но партнеры Снытко теперь говорят, что самостоятельно поменять их в принципе было невозможно. Особенность витебского блокчейна фокусировалась на эмитенте — Александре Снытко. Только через его аккаунт можно было распоряжаться Snytcoin.

Юлия с мужем в теорию не погружались, мало что в этом понимая. Мозг вырабатывал дофамин только от приумножения денег. Уверенность подкреплялась видео в канале: вот очередные счастливчики поехали в Москву за Porsche Cayenne. Потом оказалось — то ли лизинг, то ли кредит.

Когда Юлия пыталась притормозить эмоции, ее подталкивал муж.

— «Юля, ты не понимаешь, надо больше нести и скорее, ведь „сныткоин“ потом будет стоить как биткоин, надо успеть!» — вспоминает она. — Он снял со своей карточки 500 долларов еще — докинул.

В конце концов пара взяла в долг у знакомых 4500, чтобы быстро удвоить, отдать долг и доложить разницу для размена однокомнатной квартиры на двухкомнатную. Кошелек показал $5900. Еще немного — и будет $12 000.

 Когда привезли еще денег, Снытко услышал про наши квартирные планы и говорит: «Так вы продавайте в системе! У вас будет столько „сныткоинов“, что потом они увеличатся и превратятся уже в $180 тысяч! Купите и квартиру, и машину, и что угодно». Мы такие — ок, это шанс на миллион!

Покупатель тоже нашелся быстро, Юлия подозревает, что из близких Александра. Вместо 85 тысяч долларов (выставленная цена квартиры) ей отсыпали на кошелек «сныткоинов». А когда риелторы при оформлении сделки пробовали уточнить, где деньги и уверен ли продавец, Юлия по договоренности с покупателем сообщила регистратору о том, что деньги уже получила до составления договора.

— Повезло, что в договоре прописали: живем, пока не купим следующую квартиру, — радуется Юлия.

Наступило лето. В середине которого должен был случиться X2, но все не случался. Снытко стал выходить на связь онлайн и отвечать голосовыми. Осенью и зимой кошелек тоже не разнесло от богатства.

— Я позвонила покупательнице своей квартиры и сказала, что сделку нужно отменять. Та отказалась: монеты отсыпаны, съезжайте. Звоню в слезах сестре, поревели, нашли адвоката.

С его помощью удалось доказать, что деньги не передавались. Договор расторгли, квартиру вернула, «сныткоины» отдала.

— Перекрестилась, и разбежались.

Осталось $5900.

Сергей. Лишился $28 тысяч и квартиры

— В прошлом году весь Витебск жужжал о новой экосистеме.

Сергей местный. Занимается стройматериалами. Тоже вроде опытный мужчина. Но приехал в офис, послушал о перспективах и решил, что идея Снытко о покупке недвижимости на Бали для сдачи туристам, конечно, разумная.

— В мире витебских строителей в экосистеме Снытко были чуть ли не все. Знакомые получили телефоны, ноутбуки. Теперь я понимаю, что многое — за мои 28 тысяч. Но тогда я послушал убедительные рассказы: за полгода эти деньги должны превратиться в 400—500 тысяч.

Сказочное Бали.

— Ничего не щелкнуло от такой динамики роста?

— Ничего не щелкнуло. Мои знакомые с 5-тысячного взноса поехали в Москву покупать «Кайен». Потом оказалось — лизинговый.

Неприятности не заканчивались. В июне прошлого года Сергей решил продать трешку в Витебске. Дальше — похожая история: Снытко узнает и предлагает продавать в системе, появляется знакомый (Сергея!) и переплачивает за квартиру, но «сныткоинами».

Бот — главный инструмент экосистемы.

— Сумму в договоре уменьшили по просьбе покупателя. Ну и написали, что деньги были переданы до БРТИ, а на самом деле — нет. Я не думал, что знакомый может так.

— Не появилась мысль, что человеку нет смысла избавляться от «сныткоинов» ради квартиры, раз они размножаются как кошки?

— Объясняли тем, что подошла очередь на покупку. Если он не купит, то это сделает кто-то другой, и его поставят в конец квартирной очереди.

Теперь Сергею тоже помогает Владислав Корзун, но мирно договориться с новым владельцем — старым знакомым пока не получается. Идет судебный процесс.

Алексей. Лишился двух машин и едва не потерял дом

43-летний минчанин, тоже предприниматель и даже с опытом страданий от инвестирования в крипту «какую-то, не считал». В витебскую экосистему пришел через знакомых, которые рекомендовали: белорус, наш!

— Смотрю телеграм-канал, а там… Квартиру люди меняют. А у меня Skoda Kodiaq. Почему бы не поменять на Porsche.

Вторая машина Алексея, которой потребовалось обновление (с 2009 на 2020 год выпуска), — это Mercedes Sprinter. В системе быстро нашлись покупатели, рассчитавшиеся «сныткоинами».

— Не из воздуха же старая машина превращается в новую, нет?

— Экосистема… Ну зачем мне глубоко лезть, если земляки все приобретают. Я не мог и подумать, что в Витебске возможно такое в таких масштабах.

Кроме машин, Алексей успел поменять на недооцененные монеты дом и часть денег вложил автозапчастями. Всего имущества получилось на 200 тысяч долларов, но дом потом вернули — «человек адекватный оказался, назад пошел». С машинами пока сложнее, продолжаются переговоры.

Адвокат: мы только догадываемся о количестве потерпевших

Владислав Корзун говорит, что, по предварительной информации, общие потери известных ему клиентов и их знакомых составляют более 2 миллионов долларов.

— Снытко уехал, оставив знакомых и незнакомых людей сражаться друг с другом. Перепродавали друг другу квартиры, машины, готовые бизнесы. Нам теперь еще нужно все объединить в одно дело.

Исходя из материалов и пояснений, мне очевидно, что создана современная сомнительная схема с красивыми словами. За счет средств людей приобреталось какое-то имущество, делалась реклама, чтобы вовлекать новых и новых людей. Из 100% внесенных денег небольшая доля уходила на покупку товаров для рекламы. Снытко пользовался финансовой безграмотностью и отсутствием юридических знаний. И играл на страсти к халяве.

«Это все наша славянская доверчивость»

Все трое говорят, что будь они на месте первых счастливчиков (которые получили больше, чем вложили), то без колебаний вернули бы имущество продавцам. Правда это или нет — проверить невозможно.

— Это славянская история доверия, — считает Юлия. — В России кидают постоянно — там нет доверия. А у нас есть. Не было в Беларуси такого! Разве были подобные громкие истории?

Тем временем Снытко записал стрим с ответами на вопросы — а на самом деле длинный монолог о том, как он старается, что математика у системы безупречная и так далее:

— Произошло 7-е дробление (каждое — 100%-ная прибыль). Рынок в системе только зародился. Надо поддерживать и проявлять теперь самостоятельность: активно продавать и покупать за «сныткоины».

Примерно получается 245% годовых — это в среднем два повышения курса, плюс скидка, плюс еще какой-то пассивный. Мы бы и больше 1000% могли давать, но мы к этому не готовы. И вы не готовы. Нет притока новых людей, нужно еще в два раза больше.

Александр Снытко. Скриншот с YouTube-канала Snytcoin

В целом потенциал оборота Snytcoin Александр Снытко ограничивает 90 000 000 000 000 USDT (об этом сказано на сайте).

Почему не все получается? По мнению Снытко, люди подводят и шатают идеальный механизм. Говорит даже о штрафах для тех, кто хочет выходить из системы:

— Из-за того, что такие люди, сидящие на пассивном доходе, шатают фундамент, все добросовестные участники получают убытки. Хочешь выйти? Тогда все остальные должны «влупливать» компенсацию недополученной прибыли.

Примерно такая мотивация.

Мы связались с Александром Снытко и попросили ответить на несколько вопросов. На словах он выразил готовность, но пока свои ответы не прислал. Как только будет готово — опубликуем.


машинная стирка, применение: для цветного белья, бесфосфатное средство
машинная стирка, применение: универсальное, с кондиционером, бесфосфатное средство
ручная/машинная стирка, применение: универсальное/для белого белья/для цветного белья, экосредство, бесфосфатное средство
машинная стирка, применение: для цветного белья

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Александр Владыко