19 мая 2022 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка

Отец — пилит, сын — рекламирует. Как семья из Иваново зарабатывает на деревянных бочках

Отец и сын — Василий и Евгений Аргеры — занимаются не самым очевидным, на первый взгляд, ремеслом. Они изготавливают дубовые бочки. Благодаря Instagram заказов в последнее время так много, что работать приходится практически без выходных. Для небольшого белорусского городка Иваново получился неплохой бизнес. Мы побывали у бондарей в цеху, узнали, кто покупает бочки из натурального дуба и сколько на этом можно заработать.

«Учился всему с нуля, понятия не имел, как делать бочки»

О династии бондарей из Иваново нам рассказали местные жители — для города эта семья почти как визитная карточка. Василий Алексеевич всю жизнь работал руками: был столяром, печником, делал камины, занимался плиткой, окнами, дверьми. А потом его пригласили на работу преподавателем в местную школу бондарства.

Времена были непростые — и мужчина согласился. Ни разу до этого не делал бочки, всему научился уже в процессе.

— Мне сказали так: получится — будешь работать, не получится — пожмем друг другу руки и попрощаемся. Я учился всему с нуля, есть же литература специальная, на месте были молодые коллеги — у них что-то перехватывал, сам дополнял. И все получилось, — с улыбкой рассказывает нам бондарь старший, пока мы ждем с основной работы бондаря младшего.

Осматриваемся вокруг и отмечаем, как аккуратно выглядит дом Василия Алексеевича, особенно на фоне цветущих садов. Крыльцо украшают деревянные кадки. И даже табличка с адресом сделана с душой, сразу видно, что здесь живут бондари.

Когда-то дом строился для большой семьи, но сейчас дети разъехались. Чаще всего в гостях у родителей бывает сын Евгений — именно он помогает отцу изготавливать и продавать бочки. Заглядывает обычно по вечерам, потому что днем работает учителем в школе — той самой, где учат бондарскому мастерству. На интервью он прибежал в перерыве между занятиями.

— Еще в подростковом возрасте я окончил бондарную школу, где папа преподавал, — рассказывает о себе Евгений. — Потом учился в колледже на техника-механика. Вернулся в Иваново — и меня взяли в ту же школу преподавателем. А папа на тот момент уже уволился, чтобы работать на себя.

— В школе, сами знаете, какая зарплата, надо было кормить семью, — продолжает отец. — Я оформил ремесленничество одним из первых у нас в районе и стал делать бочки на заказ. С 2004 года уже этим занимаюсь. Получается, уже 18 лет.

«Содержимое бочек нам не интересно»

Вы можете спросить: кому вообще сегодня нужны деревянные бочки? Для городской квартиры эта вещь не самая необходимая, но ценителей такой продукции достаточно. В первую очередь, бочки покупают для выдержки крепких напитков — виски и коньяка.

— Что интересно, мы сами вообще не употребляем алкоголь. У нас семья верующая, нам неинтересно содержимое этих бочек, — подчеркивает Василий Алексеевич. — А вот соленья разные мы уважаем. У нас часто заказывают кадушечки для капусты, огурцов, грибов. Иногда еще берут купели, ведра, лохани для бани.

Ассортимент у бондарей широкий, но абсолютным хитом стали классические деревянные бочки — на 3, 5, 10 и 15 литров. Чтобы выполнить такой заказ, заготовками нужно озаботиться за несколько лет до продажи, удивляют нас белорусы.

— Все начинается, конечно, с бревна, причем оно должно полежать. Как в банке деньги лежат, так и у нас дерево, — смеется Василий Алексеевич и показывает на колодки во дворе. — Они будут лежать у нас год или два, пока не отвалится кора. Из свежего дерева бочки никто не делает, иначе они могут быстро рассохнуться и развалиться.

Древесину бондари покупают с рук. Бревно три метра длиной можно купить рублей за 700 — это минимальная цена. После того, как бревна «отлежались», их распиливают/раскалывают на пилораме на бруски нужного размера. А потом снова оставляют на полгода-год под открытым небом.

— Они мокнут, сохнут, жарятся. Это нужно для того, чтобы ушло «напряжение», иначе бочки потом могут лопнуть. А дальше мы уже пилим бруски на клепки (досочки определенного размера. — Прим. Onlíner) и работаем с деревом в цеху.

«В цех машину точно вложили»

Первый цех Василий Алексеевич организовал когда-то в гараже — это было малюсенькое помещение, где стояли восемь станков, чуть ли не «один на одном». Позже свое производство бондарь перенес на приусадебный участок. Здесь обустроены несколько комнат — можно даже водить экскурсии.

Есть в цеху «сауна», или «сушка», — отдельное помещение, где при температуре 35—40 градусов распиленные клепки еще чуть-чуть досыхают перед изготовлением бочки. Обычно это занимает недели три.

Здесь сохнет материал для бочек

— Влажность дерева должна быть от 8 до 13%. Если будет больше, бочка потом рассохнется, если меньше — дерево считается пересушенным, его тяжело обрабатывать, — погружают нас в тонкости бондари.

Дальше нужно поработать с древесиной на станках — торцовочном и фуговальном. Процесс пыльный, понравится далеко не всем.

Это еще не самая сложная часть в производстве бочек. Затем нужно собрать все клепки на металлические обручи и сделать так, чтобы между ними совсем-совсем не было щелей. Для этого что только бондари не делают: гнут клепки с помощью троса и лебедки, распаривают бочку, обжигают, вымачивают. В итоге бочка должна получиться полностью герметичной.

Готовую бочку мастера покрывают воском и тестируют: она не должна пропускать воду.

— В отдельном помещении мы несколько дней проводим свои эксперименты. Если есть течь, тогда мы воду сливаем, смотрим, что не так. Бывает, что получается брак, если дерево чуть не досушили, например.

Все станки и оборудование бондари из Иваново покупали б/у, в плохом состоянии, многое ремонтировали и дорабатывали сами. И все равно денег в мини-производство пришлось вложить немало. По грубым прикидкам, можно было купить еще одну машину или построить небольшой дом. С другой стороны, это вложения, которые себя окупают.

Сколько можно заработать?

Четкой бухгалтерии здесь никто не ведет, сразу предупреждают ремесленники. Бочку продали, купили на эти деньги материалы, отремонтировали станок, снова что-то продали — и так по кругу.

— Почем бочки продаете? — мы все же пытаемся разобраться в ценообразовании.

— Почти бесплатно, — улыбается Василий Алексеевич. — Цена этих бочек не стоит всего того труда, который мы вкладываем. Они должны продаваться намного дороже. Вы же сами видите — столько лет мы этим занимаемся, а на джипы пока не заработали, коттеджей дорогих не построили. Много денег с этого не получишь.

Более четкими подсчетами с нами поделился младший бондарь Евгений. 3-литровую бочку семья продает за 140 рублей, 5-литровую — за 160 рублей, 15-литровую — за 200 рублей. Посчитаем затраты на примере самого маленького бочонка.

— Один кран для бочки стоит 25 рублей, еще 20 рублей уходит на металл — обручи, заклепки из нержавейки. C расходами на дерево сложнее всего: все зависит от того, за сколько мы купили бревна. Давайте посчитаем от 20 до 30 рублей за дуб для одной бочки. Подставка, пробка, воск — еще 20 рублей. Остается рублей 50 заработка. Но учтите, что нам нужно еще платить за свет в цеху, ремонтировать станки, закупать инструменты, то есть чистых 50 рублей не останется.

Маленькую бочку бондари могут сделать за день, на большую обычно уходит 2—3 дня. По заказам есть сезонность: особенно горячее время — летом и осенью, когда люди делают заготовки. Также хорошо расходится товар перед праздниками: бочки и кадки белорусы любят покупать на подарки.

Почти все заказы сегодня приходят из Instagram — Евгений ведет его с августа прошлого года. Пришлось потратить время на то, что разобраться в тонкостях продвижения. Сейчас на рекламу уходит около $50—70 в месяц, и она себя полностью окупает.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Дубовые бочки (@bochki.argera)

Работают бондари в основном на белорусский рынок — это заказчики из Минска и областных городов. Спрашиваем, не было ли идеи заняться раскруткой бренда и продавать бочки гораздо дороже обеспеченным клиентам за границу? Бондари отвечают: повышать стоимость уже некуда — это адекватная цена за изделия из белорусского дуба.

— Некоторые клиенты не очень доверяют нашему дереву, хотя тесты показывают, что с ним все хорошо, — уверяет Евгений. — Более премиальными, конечно, считаются бочки из американского, китайского, кавказского дуба. Наш дуб тоже подходит для бочек, но напиток по вкусовым качествам может немного отличаться. Все-таки дуб растет в разных климатических зонах, получает разное количество влаги и солнца, это сказывается. Если заказчики готовы привезти другой материал, мы всегда сделаем бочку из американского дуба. Но вообще нам нравится работать с белорусской древесиной. 

Еще один довод в пользу работы на местный рынок — это гарантийное обслуживание. Если в течение года что-то пошло не так, бондари из Иваново просто меняют потекший бочонок на другой. Работать в таком формате с заграничными клиентами будет сложнее.

«Думали о том, чтобы расширяться, но пока вариантов нет»

Заказов у бондарей сейчас много — со всеми они даже не справляются. Дело в том, что Евгений большую часть времени проводит в школе — взял на себя полторы ставки. И бросать основную работу пока не решается.

— Платят мне хорошо — 700—750 рублей на руки я получаю. Все-таки зарплата каждый месяц есть, а с бочками все не так предсказуемо. Кроме того, работа в цеху очень сложная и кропотливая, я бы даже сказал, нудная. Не все могут, как папа, целыми днями тут находиться. 

О том, чтобы поставить дело на поток, в семье задумывались не раз. Но возникает проблема: нет мастеров, которые готовы вникать во все нюансы бондарского мастерства.

— Легче найти человека, который сделает на станке стул, стол, кровать, а не бочку, — объясняет Евгений. — У нас в школе работал мужчина — делал мебель из красного дерева, огромный опыт. А вот бочку сделать не может.

— И в чем сложность?

— Нельзя сделать две одинаковые бочки. Где-то чуть-чуть не подогнал угол — уже будет щель, все нужно точно вымерять. Чтобы донышко село, оно должно быть строго определенного размера. Маленькое возьмешь — будет течь с донышка, большое — тогда потечет между клепок. Даже на крупных заводах в Европе изготовление бочек по-прежнему во многом завязано на ручной труд, — говорит Евгений.

— И должно быть еще желание этим заниматься, — подтверждает слова сына отец. — Школе нашей в Иваново уже 20 лет, каждый год по 30 человек выпускаем, но не хотят люди сейчас этим заниматься. Проходят выпускники мимо, здороваются. Я говорю: «Пойдем строгать бочку». Они сразу: «Не-е-ет, не хотим».

Также из минусов Василий Алексеевич называет нагрузку на спину, на руки. Говорит, что физически такая работа подходит не всем.

— Это я просто люблю в цеху возиться. Бывает, когда в религиозные праздники не работаешь, кажется, что чего-то не хватает. Хоть досочку надо схватить, хоть жменьку стружки подержать, — улыбается бондарь.


3-местные, каркас: сталь, сидение: мягкое, до 180 кг
раскладные, 3-местные, каркас: сталь, сидение: мягкое, до 280 кг
3-местные, каркас: сталь, сидение: твердое, до 300 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка