23 августа 2022 в 8:00
Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Александр Ружечка. Видео: Александр Ружечка

«Полет стоит 400 рублей, дешевле сделать не можем». Посмотрите, как выглядит бизнес воздухоплавателей в Беларуси

Если вы бываете под Минском в районе Заславля, то, возможно, уже видели шары, летающие над полями и дачами. Полетать на них может практически любой желающий (не бесплатно). Шары запускает компания Екатерины и Дмитрия — вместе с командой пилотов и техников они занимаются в Беларуси коммерческими полетами на свободных аэростатах, которые больше известны как воздушные шары.

«Бизнес начинали практически без денег». Это как?

Вообще-то, у Екатерины уже была работа, похожая на мечту: на белорусской телестудии «Око» она вместе с другими девушками записывала передачу «Продавцы счастья» — была одной из ведущих и заодно искала рекламных партнеров. Такую работу наша героиня воспринимала как что-то несерьезное, поэтому находилась в поиске чего-то нового. И тут — подарок Дмитрия на день рождения.

— Это было 12 лет назад, в те времена воздушных шаров в Беларуси не было. Мой коллега Дмитрий дружил с воздухоплавателями из других стран и специально ради подарка мне на день рождения пригласил ребят в Беларусь. Потом Дмитрий сказал, что такой подарок сделал не просто так. Он знал меня как неплохого маркетолога и рекламщика. Хотел, чтобы мы вместе открыли компанию по воздухоплаванию в Беларуси. Я пришла в восторг, и мы начали работать над идеей.

Первое, что нужно было сделать, — это купить хотя бы один воздушный шар.

— Это очень дорого, в среднем шар стоит около $30 тыс. Денег у нас не было, зато была возможность взять первый шар в рассрочку у друзей-воздухоплавателей на хороших условиях. Мы не оценили объемы вложений, думали, купим шар, и все. А потом возникли аренды, налоги, зарплаты, реклама и прочее. Нам повезло, что у нас была рассрочка от друзей, а не кредит от банка. Друзья шли нам навстречу, делали поблажки с выплатами.

Позже ребят ждал «сюрприз»: оказалось, несмотря на то что они купили шар со всеми документами и выучились на пилотов свободного аэростата, у них не было права оказывать услуги третьим лицам.

Кстати, вот так выглядят «права» на управление воздушным шаром — с ними вы становитесь профессиональным пилотом. После обучения, конечно же.

— Мы стали единственной в Беларуси фирмой, которая занялась воздухоплаванием. И в чем-то это даже плохо, потому что не с кого было взять пример. На старте мы не представляли, насколько сложно нам будет.

Оказалось, профессиональный пилот считается любителем и по закону не может брать пассажиров за деньги, пока не получил свидетельство эксплуатанта от департамента по авиации.

— Конечно, мы были настроены его получить. Чем больше погружались в процедуру получения свидетельства эксплуатанта, тем больше понимали, насколько это сложно.

Мы должны были стать чуть ли не маленькой «Белавиа», но не соответствовали ни по штату, ни по флотилии, ни по летному ресурсу.

У нас ушло два года на получение нашего первого свидетельства. Я до сих пор удивляюсь, что все получилось, ведь 12 лет назад у нас ничего не было. Была только мечта и огромное желание ее осуществить. Вы знаете, я раньше не верила, что мечты действительно могут сбываться. Главное, мечтать искренне и верить. И тут, конечно же, не стоит забывать, что за мечтой должно быть действие. Кто-то сказал: иди к своей мечте, если не можешь идти — ползи, а если не можешь ползти — ляг и лежи в ее направлении.

Полет стоит 400 рублей на одного человека. Почему так дорого?

Сейчас индивидуальный полет обойдется в 1200 рублей, полет в группе из 4—6 человек стоит в три раза дешевле, то есть 400 рублей на одного, и длится около часа. Сделать цену ниже, по словам Екатерины, невозможно. У воздухоплавания есть сезонность, активный период — только лето. И то летом можно летать лишь рано утром и вечером из-за особенностей ветра в Беларуси. Днем летать небезопасно: может возникнуть что-то вроде турбулентности. Из-за погоды даже летом работа может на несколько недель встать на паузу. Зимой можно кататься хоть весь день, но за зиму у компании может быть всего один заказанный коммерческий полет.

— Когда мы только начинали, бизнесмены, у которых есть деньги, говорили нам: «О, мы тоже купим шар и будем на нем бомбить». А когда мы им рассказывали об особенностях работы, они сразу отказывались от идеи такого бизнеса. Мой муж говорит, что даже в нашем случае воздухоплавание — это скорее хобби, чем бизнес.

Важная причина высокой цены полета — это себестоимость подготовки.

— На запуске у нас работают как минимум один пилот и еще три человека из команды, потому что запустить шар физически тяжело. Каждый шар комплектуется в отдельной сумке, она весит 200 килограммов. Еще нужен автомобиль для доставки шара, желательно джип, потому что это сейчас сухо, а осенью на легковой машине можно застрять в поле. Нужны прицеп, в котором живет и транспортируется шарик, и комплектующие.

Из-за того, что погода в Беларуси не всегда позволяет летать, многие сотрудники компании не могут заниматься только полетами, у них есть другая работа.

— У нас только один активный сезон, и он настолько активный, что ребятам сложно работать. Если летаешь и утром, и вечером, то у тебя постоянные недосыпы. Чтобы организовать утренний полет, нужно встать в три часа ночи. Потом летаешь, потом решаешь какие-то организационные вопросы, вечером — новый полет. Пока полетали, все сделали, дома ты только в одиннадцать вечера или в полночь, на сон остается три-четыре часа.

«Мы подчиняемся правилам воздушного движения, как самолеты и вертолеты»

С Екатериной мы встретились на запуске шаров в поле под Заславлем. Оказалось, место старта выбрали не случайно.

— Летать где угодно мы не можем. Воздушные шары приравниваются к самолетам и вертолетам, только в нашем случае не нужны аэропорты, — рассказывает Екатерина и отмечает, что у шаров, как и у самолетов, есть бортовой международный номер, а у пилота — права, как у водителя автомобиля. — Мы, как и самолеты, должны согласовывать свои полеты с диспетчерами из «Белаэронавигации», мы подчиняемся правилам воздушного движения, как самолеты и вертолеты.

Любим шутить, что мы самый уважаемый вид воздушных судов, потому что у нас приоритет: нас все должны облетать. Потому что мы не настолько управляемы.
Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от ПОЛЕТ НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ МИНСК (@aerotour.by)

Боитесь, что улетите на шаре далеко? Зря беспокоитесь. Коммерческие полеты возможны при скорости ветра до 4 метров в секунду — далеко с таким ветром на тяжелом шаре вы не улетите. Высота полета — до 1 километра. Эти снимки наш фотограф Александр Ружечка сделал как раз во время полета.

Разминка для глаз: найди косулю.

О чем грустит пилот

Екатерина говорит, что не так давно их компания столкнулась с нечестной конкуренцией.

— Это наша боль. Есть пилоты-любители, некоторых из них мы даже обучали сами. Эти ребята летают с пассажирами за деньги без свидетельства эксплуатанта, а без него коммерческие полеты запрещены. У нас на получение такого документа ушло два года, ради него мы отдали много сил. Вместе с тем есть пилоты, которые летают без допусков и лицензий за деньги, из-за этого они могут демпинговать, а у нас опускаются руки.

Больше половины денег за полет у нас уходит на его организацию.

Мы поддерживаем тот уровень, который от нас требует департамент по авиации. Ребята из нашей команды проходят кучу курсов, сейчас мы будем отправлять наших техников на переподготовку. За одного техника нужно заплатить 700 рублей за курс, а нам нужно отправить троих.

Сейчас в «Аэротур-Баллунс» три воздушных шара. Если средняя цена каждого — около $30 тыс., получаем, что в небо запускается трехкомнатная квартира в Минске. Удалось ли ребятам хоть что-то заработать? Екатерина говорит, что да, бизнес уже окупился, а ковид даже помог с клиентами: из-за коронавируса внутренний туризм пережил приятный подъем. Однако дело требует новых вложений, ведь воздушные шары нужно обслуживать. Инвестиции сейчас делают крайне осторожно: уехало много платежеспособных клиентов, поэтому неизвестно, окупятся ли финансовые вливания.

— Мы работаем 10 лет, а многие о нас до сих пор не знают. Люди все еще воспринимают воздушные шары с восторгом. Обычно мы летаем под Минском, а как-то была такая картина: мы стартуем в Плещеницах и заходим на посадку в какой-то деревне. У меня до сих пор это перед глазами: шар заходит на посадку — и люди из деревни к нему кто на чем: кто на мотоцикле, кто бежит, теряя тапки, — бегут с кучей эмоций. Прибежали, стали фотографироваться с нами. Зачем? «Ну вы же там летали!» Нас тронула такая реакция.

Еще у пассажиров есть развлечение во время полета — сорвать шишку, когда шар пролетает низко над макушками елок. Это целая охота, ведь за шишку нужно успеть ухватиться. Сейчас иногда вижу: летят взрослые мужчины, и кто-то из них сорвет шишку — такая радость у человека! Забавно, я уже и забыла, что у меня при первых полетах была такая же реакция на шишки.

Несмотря на все трудности, мы не можем жить без неба и получаем колоссальный заряд от наших пассажиров, потому что полет никого не оставляет равнодушным. Все наши пассажиры светятся от счастья и дают нам поток положительных эмоций.

для прически, длина стрижки: 0.7–21 мм, питание от аккумулятора, автономная работа: 2 часа
наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, 20-20000 Гц, кабель 1.3 м
оптические мыши/лазерные мыши, ткань, прошитые края, 300x800 мм, цвет черный
сетевое зарядное для телефонов/для планшетов, разъем подключения отсутствует (нужен кабель), выходная мощность 20 Вт, быстрая зарядка

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Александр Ружечка. Видео: Александр Ружечка