18 октября 2022 в 8:00
Источник: Кристина Сухаревич. Обложка: Максим Тарналицкий. Фото: Анна Иванова

Белорусское ореховое чудо. Побывали на плантациях фундука, о которых вы ничего не слышали

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Если дело пойдет так и дальше, то скоро Беларусь будет ассоциироваться не с картошкой, а с фундуком. Это, конечно, шутка (а может, и не шутка). Но в 2018-м в деревне Городилово под Молодечно посадили первое дерево фундука, и тут началось… Сейчас деревьев 40 тыс., они заняли собой 75 гектаров земли и в этом году уже дали урожай в 10 тыс. килограммов. И это еще мало — в следующем году от этого сада ожидают в пять раз больше орешков. Мы поехали посмотреть на фундучные плантации и узнать для вас, когда в Беларуси начнут делать свою «Нутеллу».

Ореховый стартап на миллион

Собственно, вот он — фундучный сад, самый большой в Беларуси. Не весь, здесь только кусочек (но вы можете мысленно умножить эту фотографию на восемь, и тогда все поймете). Деревья пока низкие — из-за возраста (почти дети!). Позже их все равно обрежут — будут не выше 4,5 метра, потому что за слишком высокими сложно ухаживать.

Управляет всем этим делом Геннадий Гаврис. Он же чистит для нас орехи и объясняет, чем свежий белорусский фундук отличается от того, который мы привыкли покупать в магазинах — сушеного или жареного.

— Обычно мы едим фундук из Азербайджана, Грузии, Турции. У свежего фундука другой вкус, вы попробуйте. Вкус ярче.

Это как сравнивать свежее яблоко и сушеное. 

Пробуем. Свежий орех с поля сочный, по вкусу очень похож на свежий кокос.

Геннадий рассказывает, что белорусов приучили к сушеным орехам, потому что орех — южная культура, и на юге он созревает не как у нас, в сентябре-октябре, а в июне-июле. И там, на юге, он высыхает естественным способом.

— А мы можем сохранить наш орех свежим, потому что собираем его осенью, когда сыро и влажно.

У нас орех не сохнет. Увы, наш покупатель приучен к сухому ореху и считает, что таким он и должен быть.

— А он должен быть таким, как у вас?

— Да, я хочу, чтобы белорусы ели свежий фундук.

Единственная беда — наш человек стал ленивым. Ему лень чистить орехи — надо, чтобы за него почистили, чтобы он достал очищенный из пакетика. А мы продаем фундук в скорлупе. Это отвратительно, но мы тоже сделаем это: будем чистить орех и сушить, чтобы продавать, как все. Планируем уже в следующем году строить здесь ореховую переработку.

Нам нужно организовать первичную переработку, когда орех отделяют от скорлупы, моют, сортируют, калибруют. А потом будем делать пасты, шоколадки, фундуковое масло. Может, лет через семь-восемь сделаем «Нутеллу», если все хорошо пойдет.

Поле засадили пять лет назад, в 2018-м (землю выделил райисполком). Это не стандартная история крутого фермера. Геннадий вообще в саду мало что делает руками: говорит, что сельский работник из него такой себе.

Этот фундук — классический стартап, в котором есть иностранный инвестор и управляющая компания — A&G Partners, которая занимается стартапами иностранных проектов (собственно, эту компанию и представляет Геннадий). И это не привычное крестьянско-фермерское хозяйство, а целое ООО «Вязовецкий сад», которому принадлежит торговая марка Funduk Eco.

Фундук — это окультуренный лесной орех. Он дает больше урожая, его плоды крупнее.

— Почему вы решили выращивать именно фундук?

— Вообще, дело было так. Ко мне обратился литовский инвестор и предложил на выбор несколько тем для Беларуси, в которые он готов был вложить деньги. В основном он предлагал торговые темы: заняться магазинами Lidl, каким-то оптом, бэушкой на уровне секонд-хенда. Фундук был единственной производственной темой. Я месяц читал про фундук в интернете и понял, что это улетная тема, кошерная.

Орех — дерево счастья в мифологии, а в плане пользы — вообще космос.

В этот фундук вложили около миллиона долларов — если выращивать его в промышленных масштабах, то он попросит по $10 тыс. на каждый гектар земли. Первые пять лет дерево требует вложений, а потом должно окупить себя за следующие два года.

«Нам помогают белорусская Академия наук и мировой кондитерский гигант Ferrero»

Саженцы привезли из Италии. Итальянские коллеги поделились технологией выращивания фундука, но заграничного опыта оказалось недостаточно: в Беларуси фундук стал себя вести так, как он хочет, а не так, как от него ожидали.

— Итальянцы рассказывали нам, как ухаживать за саженцами. Мы посадили их фундук в Беларуси, а у нас завелись жучки, которых у итальянцев нет. Они сказали: «Ой, а что это за насекомые у вас?»

Мы пошли в Институт плодоводства нашей Академии наук, и там нам помогали понять, как избавиться от этих жучков. Нам очень помогла покойная Козловская.

Другая белорусская проблема, с которой не сталкиваются южане, — морозобой. Вот как он вредит: весной, когда еще лежит снег, он отражает солнечные лучи, фундук из-за света думает, что уже потеплело, и начинает просыпаться, пускает сок. А ночью из-за заморозков этот сок застывает. Получается эффект закрытой банки с водой, которую поставили на ночь в морозильник — она лопается. А ствол дерева из-за сока, который за ночь превратился в лед, разрывается.

Несколько деревьев в этом саду уже пострадали. Чтобы защититься от морозобоя, стволы решили побелить: холодной весной побелка избавит деревья от иллюзии, что пора просыпаться.

На фоне всего этого вороны и полевые мыши, которые воруют орехи, вообще не выглядят проблемой (воруют, видимо, ради любопытства, вскрыть скорлупу они все равно не могут).

А еще фундук начинает цвести слишком рано для Беларуси, поэтому его приходится опылять вручную. Миллион нюансов.

— Мы постоянно общаемся с Ferrero, они дают нам бесценный опыт, знания. Сейчас мы работаем над кондитерскими сортами фундука (например, в шоколадки нужны орехи помельче). Нам в Ferrero подсказывают, как выращивать кондитерский фундук.


Реклама
Кредитные программы «Белгазпромбанка» для бизнеса

Условия кредитования:

✓ Максимальная сумма — не ограничена.

✓ Выбор программ под любые цели.

✓ Ставка в долларах — от 4,99%, в белорусских рублях — от 7,5%, в российских рублях — от 16,5%.

✓ Максимальный срок кредитования — 84 месяца (7 лет).

Подобрать кредит и оформить заявку можно на сайте.

«В „Алми“ сразу согласились продавать наши орехи»

Давайте перейдем к самому главному и съедобному — к урожаю. Спелый орех падает на землю, и его собирают вручную.

— Это, конечно, не дело — собирать фундук руками. Но пока у нас так, — Геннадий мечтает о специальной машине, которая собирает орехи с земли, как пылесос. Она стоит около $50 тыс. Альтернативный «пылесос» сделали сами и уже тестируют.

Машина для сбора орехов поможет быстрее собирать урожай.

— В сельском хозяйстве есть очень важный момент: природа может не дать тебе столько солнечных дней, сколько тебе надо, — она даст столько, сколько сама захочет. Поэтому вышло солнце, и тебе надо — р-раз! — выскочить и за день собрать весь урожай, потому что потом дождь, то-се. Машина соберет весь урожай за день, а работницы будут собирать две недели. Думаю, года через два, максимум три у нас будет такая машина с пылесосом. И полив хотим автоматический.

Что-то роботы не спешат отбирать работу у людей.

В том году деревья из-за молодости дали всего 2 тонны фундука, зато в этом — сразу 10 тонн. Такого урожая уже хватит, чтобы идти в торговые сети.

— В «Алми» сразу согласились продавать наши орехи, сейчас ведем переговоры с «Евроторгом».

Мы договариваемся, чтобы наш фундук продавали в отделе овощей в холодильнике: в таких условиях свежий орех дольше сохраняет свои качества.

Вдалеке слева виднеется экспериментальная машина-«пылесос» для сбора орехов

Геннадий рассказывает, что белорусский фундук уже готовы покупать россияне и итальянцы, но им нужна фура в 20 тонн, а сад пока столько орехов не дает. Но это пока.

Еще один план — прийти на «Коммунарку».

Партия белорусского фундука вот-вот отправится на кондитерскую фабрику.

— На «Коммунарке» готовы рассмотреть наш орех. Он для них непривычный, он слаще. Им на фабрике нужно посмотреть, как он покажет себя в конфетах.

А вообще, фундучный сад дает заработать не только на орехах.

«Продаем саженцы фундука оптом по $5, и у нас просят скидку. А ведь на саженец уходит шесть лет!»

Если вы хотите стать фундучным магнатом, то можете приезжать сюда за двухлетними саженцами. Некоторые фермеры уже так и делают, берут и по 100 саженцев, и по 200. В этом году продали 12 тыс. саженцев, в следующем планируют продать 20 тыс.

— То есть вы сами себе плодите конкурентов?

— Конечно, с удовольствием.

Мировому рынку нужно много фундука, ему сколько ни дай, будет недостаточно.

Один саженец у нас стоит около $5, через три-четыре года этот саженец даст вам орехи, которых хватит поесть — килограмма полтора-два. Еще через несколько лет он даст уже 3—5 килограммов фундука. Я улыбаюсь, когда мне говорят: вот у вас саженцы по $5, а можно дешевле? Я отвечаю: представьте, мы должны растить дерево пять лет, потом его обрезать, потом с этого дерева через год получим «деток», их нужно пересадить. Пересадили — и нужно еще продержать в земле год. И вот на седьмой год мы получаем саженец. И за него мы просим «аж» $5.

Кстати, человек в темно-синей жилетке — это директор Алексей. Ему 37 лет. Они с женой жили в Минске, в том году продали квартиру в столице и теперь живут здесь, неподалеку, в деревенском доме.

— Вы поменяли Минск на деревню!

— Конечно, причем с удовольствием. Это была моя мечта, давно тянуло уехать из Минска. Жена была против, потом молчала, потом согласилась. Мы живем в Асаново рядом с Молодечно, это как Ждановичи для Минска.

А раньше Алексей ездил сюда на работу из Минска. Если рабочий день начинался в шесть утра, приходилось вставать в четыре-полпятого.

— Очень много времени тратилось на дорогу, часа по три практически. А теперь все на месте, все хорошо.

Геннадий предложил Алексею пойти учиться на агронома, что тот и сделал. С ноября у 37-летнего директора сессия в сельхозакадемии в Горках, это его первое высшее. Учится на третьем курсе, осталось еще два.

Придется как-то совмещать и учебу, и работу, потому что в компании трудятся всего пять человек (еще привлекают сезонных работников). Как закончат собирать урожай осенью, нужно пройтись по саду азотосодержащим раствором — и сразу опадут листья. Потом нужно организовать обрезку 40 тыс. деревьев, это будет делаться долго. Только придет весна — надо будет собирать пыльцу и косить траву много-много раз.

Кажется, орехоеды могут быть спокойны: импортозамещающего фундука должно хватить. Тем более белорусы его едят немного, всего по 700 граммов на человека в год (здесь учитывается в том числе фундук в конфетах) — итальянец съедает в 10 раз больше.

Ну а раз у нас уже есть как минимум 40 тыс. фундучных деревьев под Молодечно, будьте готовы есть орехи, как итальянцы.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Кристина Сухаревич. Обложка: Максим Тарналицкий. Фото: Анна Иванова