«Моих доходов хватает, чтобы позволить себе отпуск на море». Незрячая девушка о своей работе и жизни

02 декабря 2022 в 8:00
Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Александр Ружечка

«Моих доходов хватает, чтобы позволить себе отпуск на море». Незрячая девушка о своей работе и жизни

Инне 30 лет, она незрячая с детства. Девушка родилась в деревне, давно осела в Минске. Замужем за слабовидящим парнем и счастлива. В ее жизни есть практически все, что есть у большинства людей: спорт, походы в кафе и на концерты, путешествия — объездила пол-Европы, долетела до Туниса. Откуда деньги на все это? Зарабатывает вместе с мужем на заводе. Инна не без гордости говорит, что получает «даже больше, чем многие хорошо видящие друзья». Эта история — о том, как можно жить, когда ты вообще ничего не видишь.

«Может, зрение можно было бы спасти, если бы обратились к врачам раньше»

Мы находимся на заводе «Светоприбор» в Минске — на предприятии, которое еще в 1980-х организовали для работы людей с инвалидностью по зрению. Здесь на полу рельефная тактильная плитка и ограничители (чтобы не сбиться с пути), на всех табличках есть надписи со шрифтом Брайля. Все объявления для сотрудников проговариваются по громкой связи.

Инна собирает розетку, это ее обычная работа — собирать «изделия электроустановочные». В нескольких метрах трудится ее супруг Олег, делает то же самое. Многие работники в наушниках, слушают музыку или аудиокниги.

Электротехническую продукцию, которую здесь делают, вы можете купить в Каталоге Onlíner, оформив заказ в магазине BySvet.
розетка тройная, накладной монтаж, пластик, цвет накладки: белый, цвет рамки: белый

Зрение Инна потеряла еще ребенком.

— Мне было почти 10 лет. Мне сделали прививку манту, я просыпаюсь на следующий день, а тут — бац, в глазах как будто снежинки.

Потом в школе на уроке белорусской литературы, это был третий класс, учительница говорит читать стихотворение. Открываю книгу — и вижу белый лист с черными полосками. С этого момента началась эпопея с проверкой зрения, операциями. Я еще сама себе навредила тем, что сразу, когда в глазах появились снежинки, ничего не сказала маме, побоялась. Если бы сказала сразу и мы тут же поехали бы обследоваться, может, еще можно было спасти мое зрение. Но мы поехали через неделю, когда я уже ничего не видела.

Потом был вердикт: зрительные нервы атрофировались. Все, ничего сделать нельзя.

Оказалось, после манту у меня пошла аллергическая реакция, которая затронула сетчатку глаза, зрительный нерв. То есть мне сделали прививку, а через неделю я уже не видела. Но ничего, я счастлива.

удлинитель, кабель 5 м, 4 розетки Schuko (евро с заземлением) / 2500 Вт
Нет в наличии

Поводы для счастья нашлись весомые. Инна говорит, что в подобных ситуациях, когда человек внезапно теряет здоровье, друзья часто «испаряются». А в этой истории все пошло по-другому. Одноклассницы составили расписание, кто и в какой день будет сопровождать Инну в школе. Мама и старший брат помогали учить уроки. Вспоминая свое детство, девушка несколько раз говорит «Я благодарна». Спасибо родителям, друзьям, учителям — все давали поддержку.

После одиннадцатого класса Инна поступила в Гродненский медколледж, чтобы получить профессию массажиста (мечтала стать врачом, а тут оказалась похожая специальность), училась на курсе для незрячих. А после учебы оказалась на заводе.

разветвитель, 3 розетки Schuko (евро с заземлением)

Дело в том, что после колледжа девушка не успела найти работу по специальности, как тут узнала: на завод «Светоприбор» в Минске набирают незрячих молодых специалистов, жить предлагают в новом общежитии.

— Я подумала: в столице моя жизнь может развернуться, ведь здесь больше возможностей. Если что-то появляется для людей с ограниченными возможностями (я не люблю слово «инвалид» и такой себя не считаю), то это появляется в первую очередь в Минске. Например, есть приложение BuzzPoint, которое помогает незрячим ориентироваться по специальным маякам. В Минске таких маяков установлено уже много. Это приложение помогает понять, где находится вход, допустим, в пиццерию. Оно описывает, какая перед вами дверь, с какой стороны у нее ручка, какие перед вами ступеньки. Это все очень облегчает жизнь.

Так в 19 лет Инна оказалась в Минске, вдали от родни. С тех пор она работает на заводе, а массаж делает близким. В общей компании познакомилась со своим будущим мужем (сошлись в интересах к музыке), поженились пару лет назад. Жизнь и правда круто развернулась.

— Мы с Олегом живем вдвоем, справляемся со всеми бытовыми обязанностями полностью сами. Путешествуем, гуляем, отдыхаем. Не любим сидеть дома. В театр иногда ходим, в кино, на концерты — они дают возможность наслаждаться звуком. Если я иду в театр с друзьями, то расспрашиваю, во что одеты актеры, что они делают. В этом году подарила мужу на день рождения чайную церемонию. Это очень расслабляет, рекомендую.

Еще я играю в шоудаун — это настольный теннис для незрячих. Недавно были республиканские соревнования в Гомеле. Напишите об этом, пожалуйста. Хочется, чтобы про шоудаун в Беларуси знали больше.

Как добраться на работу, когда ты ничего не видишь

Инна пользуется общественным транспортом: метро, автобусами. Обычно на завод едут вдвоем с Олегом, он видит силуэты, ступеньки. Инна берет мужа за руку — так и добираются вместе. А если она одна?

— А если одна, то взяла трость в руки и пошла! Добраться на метро одной — вообще нет проблем. Я вот, допустим, дохожу до пропускной системы, подхожу к работнику, говорю: «Здравствуйте, мне нужно на станцию „Партизанскую“». Работник ведет меня вниз, садит в вагон и сообщает по рации номер моего вагона и приблизительное время, когда я приеду. Когда я выхожу из вагона, мне уже подают руку и выводят на улицу. Например, отводят к автобусной остановке. Всегда помогают.

Я самостоятельная. Я за то, чтобы каждый незрячий умел ходить с тростью. Если умеешь, то можешь ходить везде.

— То есть не все могут пользоваться тростью?

— Многим незрячим страшно, они боятся улицы. Это можно понять: завяжите себе глаза и попробуйте выйти в открытый мир, где машины. Каждый раз сюрприз. Ходишь по привычному маршруту — и вдруг натыкаешься на велосипед, который поставили поперек тротуара, или самокат. Бывает, иду и чувствую по запаху свежей земли, что передо мной трактор, который что-то копает. Куда идти? Слева дорога, справа здание.

Еще очень важно не бояться спрашивать. Я постоянно спрашиваю, как куда пройти, вокруг много отзывчивых людей. Часто незрячие ходят по улицам только с сопровождающими. Выйти без сопровождения — это, я считаю, героический поступок.

Я сама вышла на улицу без сопровождения только в 20 лет.

Общежитие, никого нет рядом, в магазин надо. Собрались с незрячей подружкой и пошли покупать продукты. Пошли на звук касс: они пикают. Обратились за помощью к работнику, он помог найти в магазине все, что нужно. У меня прямо крылья за спиной выросли.

Ощущение крыльев за спиной дает еще и мобильный телефон, который особенно помогает Инне последние десять лет. Все приложения и функции в нем с озвучкой: пришла эсэмэска или сообщение в мессенджере — телефон об этом сообщает и озвучивает текст. Иногда с помощью мобильного девушка вызывает для себя такси через «Яндекс».

— Когда заказала машину, сразу перезваниваю водителю и прошу его посигналить мне, как приедет. Иногда сажусь в машину, а водитель начинает: «Бедная, как же вы живете…» А я живу, как все, только на ощупь. Часто спрашивают: «А где ваш сопровождающий?» — не понимая, что его не всегда легко найти. Некоторые не понимают, как я поднимаюсь по ступенькам, но это вообще легко.

Кто-то говорит, что если бы потерял зрение, то, наверное, умер бы. Но с этим жить можно. Местами непросто, конечно же.

На кончике белой трости подвижный шарик, сделанный из звонкого пластика, — по его звуку Инна может понять, что впереди: земля, лужа, трава, асфальт, бетонная плитка. В Беларуси попробуй найти и купить такую трость (она еще и складная, умещается в женскую сумку). Инна заказала в Америке.

— А собака-поводырь — почему вы без нее?

— Все же это животное, которому нужно внимание, забота. Это дорогое удовольствие, не меньше $€10 тыс., бесплатно не дают. Можно собрать деньги через благотворительность, но я не хочу использовать собаку. Да, она знает до 50 маршрутов, поможет обойти лужу или отведет от машины. Но если есть собака, ты же не можешь просто взять и без нее уехать. А я люблю путешествия.

Инвалидность равно бедность? Не всегда

Опыт путешествий у 30-летней Инны приличный. Она была в Польше, Германии, Чехии, Австрии, Венгрии, посетила многие города России и объездила Беларусь. Перед ковидом и закрытием границ успели слетать компанией незрячих ребят в Тунис. Поехали без сопровождения, что добавило перчинки и эмоций, потому что заблудились в незнакомой стране.

— Обычно незрячие не ездят без сопровождающего, боятся. А мы даже в Тунис полетели сами, а там другой менталитет, другой язык. Ничего, мы рискнули. Потом запутались в городе, когда вечером вышли в магазин. Нам помогла пара, которая немного говорила по-русски. Мы показали им браслеты отеля, и они нас довели.

Летать самолетами удобно. Когда покупаешь авиабилет, сообщаешь, что у тебя есть инвалидность по зрению I группы. В таком случае даже дают скидку на такси 50%. За тобой приезжают домой, забирают тебя, садят на самолет. По приезде работники аэропорта встречают с самолета.

— Как так получилось, что вы, имея инвалидность, можете позволить себе путешествия?

— Главное — чтобы была цель. А она у нас была. Можно накопить, даже если у тебя не сильно большой заработок. Мы насобирали. Где-то ужался, на что-то не потратился. У меня же и зарплата, и пенсия. Честно говоря, доход у меня получается даже больше, чем у многих моих друзей, которые видят. То же самое у Олега. Так что насобирали, все возможно. Есть люди, которые паталогически не умеют копить. Я тоже не умею, но если есть цель, то могу откладывать. Сейчас моя мечта — поездка в Шотландию, Великобританию, Лондон. Люблю влажный климат.

Если вы вдруг решили, что у Инны зарплата, как у айтишника, то это совсем не так. Девушка просила не озвучивать ее доходы, поэтому скажем абстрактно: у нее обычная зарплата заводского труженика, который выполняет несложную работу, плюс пенсия.

Есть момент, о котором то и дело говорят в узких кругах: что люди с инвалидностью не всегда стремятся работать, потому что им хватает пенсии в 200—300 рублей. Почему Инна не выбрала такой путь?

— Не люблю сидеть дома. Мы с Олегом считаем, что нужно работать, а найти работу можно. Некоторые наши друзья работают копирайтерами: им пересылают аудио, из которого нужно сделать текст. Это задания для тех незрячих, которые быстро набирают тексты на ноутбуке. Я больше привыкла к телефону. Кто-то устраивается оператором, принимает звонки.

Есть люди с инвалидностью, которые пьют. Много кто уходит в запой. Но они же находят деньги на алкоголь, а могли бы отложить на путешествия.

— У людей с хорошим зрением может возникнуть вопрос: а что вам дают путешествия, если вы ничего не видите?

— В другой стране другие ощущения. Другие запахи, другая плитка под ногами, еда, другая речь, и от этого тебе становится классно. Искупаться в открытом море — это отдельное нечто. Жаль, я не знаю, как оно выглядит, в детстве же я никогда его не видела.

Иногда думаю: вот бы на пару минут вернуть зрение и посмотреть на открытое море.

В чем секрет успеха Инны? В правильном отношении родителей

По ощущениям, сил у нашей героини больше, чем у многих окружающих. У Инны веселый энергичный голос, она заряжает своим позитивным настроением. Жизнь Инны максимально похожа на ту, которую ведет средний белорус. Девушка даже делает маникюр: ей хочется хорошо выглядеть.

— Как я выбираю цвет лака? Я же помню цвета с детства. Когда приезжает мастер по маникюру, я у нее досконально спрашиваю, что за цвета она мне предлагает, какое будет покрытие, будут ли блесточки. В этот раз хотела черные ногти с кленовыми листиками, но опоздала на маникюр, поэтому мастер не успела сделать листики.

Инна ходит на шопинг в торговые центры вместе с племянницей. Как понять, что одежда красивая? На ощупь.

— Мне повезло, что родители меня не опекали.

Поначалу мама пыталась это делать, но мой папа «дал ей по рукам». Он сказал, что еще скажу спасибо. В итоге я все умею делать сама. Иногда приеду к маме в деревню, так наготовлю еды, уберу в доме. Рассказываю маме про лайфхаки: например, что есть специальные тряпки, которыми можно мыть окна без использования средства. В семье ко мне всегда было отношение как к зрячей. Мама иногда забывает, что у меня нет зрения, и когда я спрашиваю, где какая-то вещь, она отвечает: «Вон там». А я говорю: «Мама! Где „там“? Я ведь не вижу!»

Мы с Олегом иногда даем мастер-классы для незрячих детей и их зрячих родителей. Рассказываем про мобильные приложения, которые помогают незрячим читать тексты — например, про NVision. Читать без использования зрения легко, я люблю читать Onlíner в Telegram. Когда есть озвучка сайта, можно легко заказать доставку продуктов на дом, зарегистрироваться на сайте — я сама зарегистрировалась в «ВК», завела страничку в Instagram, публикую фото.

Периодически выступаю с кулинарными мастер-классами для детей и удивляюсь: многие дети-подростки даже не знают, как выглядит мясо, почищенная картошка. Для меня это страшно. Надо все трогать, не бояться. Дети хотят быть самостоятельными, а родители им этого не позволяют. Часто мамы и папы слишком оберегают своих слабовидящих детей, но мне в таком случае непонятно, к какой жизни они их готовят.

удлинитель, кабель 5 м, 4 розетки Schuko (евро с заземлением) / 3700 Вт
разветвитель, кабель отсутствует, 3 розетки Schuko (евро без заземления)
розетка тройная, скрытый монтаж, с заземлением, пластик, цвет накладки: белый, цвет рамки: белый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Александр Ружечка