14 мая 2023 в 8:00
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский, Александр Ружечка

«Вложили $15 тысяч и через полтора года начали зарабатывать». Как старый двор завода 5 лет назад превратили в знаменитую «Песочницу»

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский, Александр Ружечка

Пять лет назад трем минчанам показали большой двор на территории завода «Горизонт». Выглядел он не очень привлекательно и для запуска бизнеса вряд ли подходил. Однако что-то в нем ребят зацепило, они остались и буквально через полтора месяца запустили «Песочницу», ставшую первой долгоиграющей стритфуд-площадкой столицы. Незадолго до юбилея мы встретились с организаторами «Песочницы» и поговорили о том, как они запускали фуд-корт, когда начали на площадке зарабатывать и каким образом отбирают операторов фуд-траков.

«Владельцы фуд-траков сказали: „Стритфуд — это мы! Дайте нам площадку, и мы станем централизованно в одном месте“»

История «Песочницы», как и многих известных проектов, не обошлась без череды случайных встреч и знакомств. Две подруги — Ольга Малейко и Евгения Красовская — открыли свое ивент-агентство и параллельно были частью команды блога Pomestam, в котором рассказывали о минских барах и ресторанах. В какой-то момент его решили монетизировать за счет продажи заведениям мест под рекламу.

— Это было в 2015-м. Приходя в каждое заведение, мы оставляли свою промонаклейку. И когда оказались в Clever Irish Pub, познакомились со Стасом Агинским, — вспоминает Ольга. — Он там работал маркетологом. И так вышло, что Clever оказался единственным местом, где приклеили нашу наклейку, и ее до сих пор можно увидеть в заведении. Мы подружились со Стасом и начали делать совместные проекты. Первым был бар-хоппинг, но он не принес желаемого дохода, а потом на одном из мозговых штурмов мы придумали «Гастрофест». Первый состоялся в 2016 году, и проект буквально сразу же выстрелил.

Ольга Малейко. По образованию банковский работник. Однако, поработав несколько лет в этой сфере, поняла, что это не ее

Один из фестивалей решено было посвятить уличной еде, которая уже постепенно становилась частью культуры потребления. Идея была в том, чтобы посетители заскакивали в бар или кафе, брали с собой сет, который можно съесть на улице, и ехали дальше кататься на велосипеде. Однако концепцию пришлось немного видоизменить.

— Когда мы объявили о проведении фестиваля в 2017-м, отозвались владельцы фуд-траков, о которых тогда вообще ничего не было известно. Они сказали: «Стритфуд — это мы, а не бары и рестораны! Дайте нам площадку, и мы все станем централизованно в одном месте!» После этого мы начали подбирать место, — делится подробностями Евгения. — Выбор пал на территорию рядом с пространством «Корпус». Все было настолько удачно, камерно и интересно, что отдельный долгоиграющий проект про уличную еду начал напрашиваться сам собой.

Евгения Красовская. На руках имеет диплом физика-лазерщика и спокойно может поддержать беседу об адронном коллайдере

Команда в итоге решила провести подобный фестиваль в следующем сезоне, но в планы вмешались общие друзья. Интереса ради они предложили посмотреть просторный внутренний двор на территории завода «Горизонт», где гипотетически можно было бы устраивать различные оупен-эйры.

— Здесь все было совсем не так, как сейчас. Мы пришли и увидели груды строительного мусора и металлолом, в ангаре висели старые батареи. Было понятно, что тут когда-то располагалось производство, но площадка давно не использовалась, — описывает увиденное тогда Станислав. — Несмотря на это, мы подумали, что территория реально прикольная и здесь можно что-то делать. В итоге пару дней поразмышляли и потом пошли к руководству с предложением взять территорию в аренду.

Станислав Агинский. Прежде занимался аудитом и ничего против такой работы не имел, но решил попробовать себя в маркетинге и так оказался в Clever Irish Pub

Учредители «Песочницы» рассказывают, что сейчас начальство «Горизонта» относится к проекту позитивно, а 5 лет назад никто толком не понимал, как технически здесь можно жарить сосиски, картошку и проводить вечеринки. Но на заводе пошли навстречу, и площадку сразу же начали готовить к новому сезону.

— Они понимали: если на улице Куйбышева появится крутой и шумный объект, на «Горизонт» можно будет привлечь новых арендаторов и клиентов. В нас рассмотрели некий магнит для развития, — продолжает Станислав.

Самое интересное было впереди. Вскоре во дворе появились поддоны, заменившие мебель, винтажная вывеска Coca-Cola и разукрашенные бочки-столики. В проект Ольга, Стас и Евгения вложили примерно $15 тысяч, заработанных на «Гастрофесте». Сумма аренды стала не самой большой статьей затрат. Более солидная часть средств ушла на разводку электричества, уборку мусора и создание инфраструктуры.

— Нам нужно было закупить очень много кабеля и проложить его к каждой точке, запитать их электричеством, — рассказывает Евгения. — Поскольку сумма вложений была небольшой, нам многое приходилось делать самостоятельно: сами красили бордюры, сами сажали виноград. Художники, оформлявшие площадку, работали практически за спасибо.

Но их ведь тоже нужно было обеспечить красками и другими материалами. Кроме того, старались их хоть пиццей накормить, чтобы все было по-человечески.

— Интересно, а как вы отбирали операторов с уличной едой? — уточняю у собеседников.

— Все фуд-траки, которые были в Минске, по итогу оказались у нас, — говорит Ольга— Кто-то пришел через «Гастрофест», а кто-то специально для «Песочницы» построил свой фуд-трак. Хотя мы уже не поддерживаем такую систему и говорим: «Для начала запустите бизнес, посмотрите, как он работает, а потом присылайте заявку и мы ее рассмотрим». Как тогда, так и сейчас для нас главным остается то, как выглядит сет. Он должен быть визуально привлекательным, вкусным и продаваемым. Кстати, тогда возникли проблемы с регистрацией фуд-траков.

Нам нужно было зарегистрироваться во всех инстанциях, но на тот момент никто не понимал, что такое фуд-трак. Его называли выездной автолавкой, а нас — ярмаркой. Но нам пошли навстречу, и администрация района нашла выход, как нас правильно оформить с точки зрения законодательства.

— В первый раз мы практически никому не отказывали, — добавляет Станислав. — Не брали лишь палатки с едой. Это уже позже появились контейнеры, которые мы переоборудовали, а тогда торговля должна была вестись исключительно из машин.

В итоге первый сезон стартовал 14 июня 2018 года и продлился все лето. Говорят, на открытии народу было так много, что в некоторых фуд-траках еда закончилась задолго до конца рабочего дня и пришлось заранее сворачивать торговлю. Да, «Песочнице» в том числе прилетало от хейтеров (в основном за грязь и неудобную деревянную мебель из поддонов), но позитива в работе все-таки было больше, и ребята решили пойти на второй сезон, а потом все и вовсе превратилось в продолжительную историю.

Как выбирали название?

Было много различных вариантов. Как объясняют собеседники, многие из них уже и не вспомнить. Слово «песочница» в обсуждениях возникло спонтанно и сразу зацепило.

— А потом, когда начали развивать мысль, появился красивый подтекст, который отражает всю суть происходящего. Песочница — это первое место, где социализируются дети. А наша «Песочница» — место, где могут общаться и знакомиться взрослые,— размышляет Станислав Агинский.

«Однажды оставил на лавке солидную сумму денег, возвращаюсь, а она на месте лежит»

За 5 лет на открытом фуд-корте прошло огромное количество ивентов. Здесь выступили едва ли не все топовые белорусские группы последних лет. При этом «Песочница» не является концертной площадкой, билеты здесь продавать не могут. Платить гонорары артистам тоже было накладно, поэтому завлекать их приходилось крутой атмосферой.

Самым медийным артистом, появившимся тут на сцене, стал рэпер Рем Дигга. В 2018-м он выступил в «Песочнице» в рамках Tuborg Open Fest. Просторных гримерок на территории не было, и организаторам пришлось арендовать на несколько часов фотостудию по соседству.

Кстати, Евгения Красовская сама стала участником одного из самых необычных мероприятий в «Песочнице». В 2018-м она отпраздновала здесь свою свадьбу, пригласив поучаствовать всех желающих, но с одним важным условием: все должны были прийти в красочных костюмах. Сама Евгения, увлекающаяся историей древнего мира, и ее супруг появились в образах Клеопатры и Цезаря.

— К слову, у нас очень много случаев, когда люди в «Песочнице» встречают свою любовь, — подчеркивает Ольга. — И есть реальные знакомые, которые познакомились именно здесь и впоследствии создали семьи. Думаю, если дать клич, мы даже сможем провести соответствующую вечеринку, на которую соберется много людей.

— Вас послушать, так здесь одна сплошная территория любви.

— Так за все время у нас было всего несколько случаев, связанных с драками, — уверяет Станислав. — Мы настолько транслируем позитивный образ, что отталкиваем негативно заряженную аудиторию. К нам приходят абсолютно адекватные люди. Это и мамы с детьми, и молодежь, для которой мы открыли в этом сезоне коворкинг. Люди ведут себя очень порядочно.

У меня был случай, когда я на лавке в «Песочнице» оставил сумку с крупной суммой денег. Узнал об этом лишь тогда, когда приехал домой. Быстро вызвав такси, вернулся обратно и нашел ее на том же месте, где и оставил.

«Начали зарабатывать лишь в 3-м сезоне»

Вы спросите, а что по деньгам? Ребята честно признаются, что зарабатывать здесь начали лишь в 3-м сезоне, и в процентном соотношении прибыль от «Гастрофеста» на порядок выше, чем от «Песочницы». «Если быть точным, 80 на 20», — уточняет Станислав.

— Прибыль зависит от партнеров. В нашем случае это банки, производители напитков, автомобильные компании — все, кому нужен большой трафик. И чем больше партнеров, тем больше прибыль. Количество фуд-траков никак на наших зарплатах не сказывается, — объясняет Ольга.

— Нашлось бы у нас сейчас столько энтузиазма, как было в год запуска проекта? — задается вопросом Евгения. — Тогда мы были моложе, глаза ярче горели... Мы были готовы работать год без профита, вкладывая в «Песочницу» всю душу. Это очень энергозатратный бизнес, и он точно не про большие деньги, как кто-то может подумать.

Думаю, если бы это был наш единственный источник дохода, мы бы долго не проработали. Прямо сейчас мы параллельно занимаемся другими проектами: организуем ивенты для банков, пытаемся продавать франшизу «Гастрофеста», сотрудничаем с фестивалем Viva Bralsav.

— А вам никогда не хотелось свернуть «Песочницу»?

— Если бы завтра нам предложили солидную сумму денег, то, возможно, мы бы его и продали, — отвечает Станислав. — Но это звучит как шутка. Бизнес непростой, и предложений таких нам не поступало. Однажды разговаривали насчет того, чтобы похожий проект запустить в Гродно и Барановичах, но все закончилось на стадии разговоров. Тем не менее, несмотря на сложности, мы очень любим «Песочницу», обзавелись настоящей командой и хотим продвигать проект. Конечно, мы можем заявить, что через 3 года все здесь переделаем и положим новый асфальт. Однако сейчас сложно загадывать наперед. Но мы можем искренне пообещать, что и дальше будем делать все возможное, чтобы площадка развивалась, была интересной и привлекательной.

Читайте по теме:


29", рама 20", горный, сталь Hi-ten, вилка амортизационная с ходом 80 мм (сталь Hi-ten), трансмиссия 21 скор. (3х7), переключатели: задний Microshift/передний Microshift, тормоз дисковый механический, вес 18 кг
Нет в наличии
28", рама 20", городской, женский, сталь Hi-ten, вилка жесткая (сталь Hi-ten), трансмиссия 1 скор. (1х1), тормоз ножной, вес 17.3 кг
Нет в наличии
29", рама 21", горный, кросс-кантри, сталь Hi-ten, вилка амортизационная с ходом 60 мм, трансмиссия 21 скор. (3х7), переключатели: задний Shimano Tourney/передний Shimano Tourney, тормоз дисковый механический, вес 18.4 кг
Снят с продажи

 Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by