31 460
28 мая 2023 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Анна Иванова

Путь гранита: как двухтонный камень превращают в метро и не только

Автор: Артем Беговский. Фото: Анна Иванова

Строительство метрополитена в Минске началось в 1977 году и продолжается по сей день. Все это происходит благодаря такому промышленному гиганту, как «Минскметрострой», который объединил в своем составе восемь подразделений. Например, на заводе железобетонных изделий день и ночь пилят, режут, сваривают и сверлят, чтобы обеспечить нам красоту и безопасность на станциях. Сегодня отдаляемся от тоннелей и заглядываем за проходную завода ЖБИ и в цех по обработке гранита. Расскажем и покажем, чем живет производство, о будущем модернизации и развитии новых направлений.

Мы отправляемся в Шабаны, на улицу Селицкого — и вот она, проходная завода ЖБИ. Обычная такая проходная: цветы, ступеньки, вывеска «Столовая».

История предприятия начинается с 1980-х годов, когда было решено расширить собственную производственную базу для нужд строящихся линий метро. С тех пор завод вырос — теперь тут не только снабжают главное предприятие специальными строительными изделиями, но и предлагают настоящий калейдоскоп бетонной и железобетонной номенклатуры.

Шумно — это еще мягко сказано, собеседника не слышно почти вплотную. В основном здесь используется итальянское и немецкое оборудование. Да, с обслуживанием и ремонтом тяжело, но ребята находят решения и, в общем-то, справляются. Тут, грубо говоря, делается почти вся начинка метро — от арматур до бетона. Хранится все под открытым небом.

Ноу-хау: трубы изготавливают сразу с резиновым уплотнителем прямо в раструбе, за счет чего достигается удобство при монтаже. Во всем СНГ больше никто пока так не умеет.

Все хозяйство занимает 17 гектаров, одних только кранов тут 29, есть даже собственная железная дорога. Если бы не электроэнергия и сырье, так и вовсе не зависели бы от внешнего мира.

Если говорить о граните, из него делают не только плитку и облицовку станций. Например, мало кто знает, но «Минскметрострой» изготавливает памятники, вкладывается в это направление и плотно его развивает. Происходит все на втором этаже завода — тут что-то типа офиса продаж, где нет вычурной выставки, а имеется лишь небольшой стенд с породами камня. Там же согласовывается макет, просчитываются материалы и стоимость.

После завершения модернизации будет открыт офис продаж с образцами продукции в шаговой доступности от станции метро.

— Если заказ срочный, делаем его в течение недели. Работаем либо по готовым эскизам заказчика, либо рисуем сами. В дальнейшем, как купим конструктор, уже будем выбирать с человеком модель — в общем, все как у других игроков этого рынка, — рассказывает Юлия, специалист по продажам.

Немаловажный вопрос: зачем такой гигант, как «Минскметрострой», вообще пошел в эту сферу? Ведь работой они обеспечены на долгие годы вперед только по просьбе города, не говоря уже о сторонних заказах.

— Дело в том, что наших людей часто обманывают в сфере ритуальных услуг, взять тот же «Ритуал Гранит», который набрал заказов на $1 млн и исчез. Сколько проводили скрытых закупок, когда приходишь к человеку в офис, там красивая выставка, персонал весь улыбается, сидят в дорогих костюмах, все рассказывают и показывают. Но начинаешь задавать вопросы про цены — их никто не называет. А у нас есть четкий прейскурант.

По крайней мере мы не организация-однодневка, которая может набрать заказов и исчезнуть.

Теперь мы покупаем новые линии, чтобы делать изделия из гранита. У нас есть твердая уверенность в том, что мы со своим оборудованием и опытом работы сможем занять эту нишу, чтобы впредь не было таких случаев мошенничества, а люди всегда знали, к кому можно обратиться. Сейчас же госпредприятий на этом рынке нет вообще, — рассказывает Вадим Васюк, замдиректора по снабжению и маркетингу.

Как двухтонный булыжник превращается в плитку

Гранит — это горная порода, которая добывается в карьерах. Ее добыча может осуществляться различными способами, что в итоге влияет на цену и качество готового изделия. Например, взрыв никуда не годится, а вот канатная резка будет самой бережной, но дорогой.

Есть в Беларуси и свои карьеры с гранитом. Еще в военные годы в Глушковичах велась добыча камня, в основном с помощью тротила. После этого весь пласт и порвало. Если из уральского или карельского камня можно сделать плиту 2×3 метра, то из белорусского получается максимум 40-сантиметровый столбик. К тому же если на камне есть трещина и туда попала вода, то через два-три года начнется отслоение. В общем, для памятников он не годится.

Поэтому гранит приходится возить за 10—12 тыс. километров от Минска, и это тоже сказывается на цене. Сама по себе тонна камня стоит 20 тыс. российских рублей, но, когда он приезжает на предприятие, его себестоимость составляет уже 100 тыс. рублей.

Гранит приходит поездом и хранится на открытом воздухе. Ничего с ним не станет: это же камень. В этом где-то 30 квадратов плитки.

Цех по граниту находится на Радиальной. Под относительно новое направление здесь уже начата модернизация и заказано оборудование: многопилы, полировальные машины, гравировальные станки с ЧПУ.

Камень — вещь прихотливая и требует особой точности в обработке. Если куски металла еще можно сварить между собой, то здесь такой фокус не прокатит. Работа идет круглые сутки, остановка станка — это деньги, и немалые.

— Когда покупаешь гранит, ты всегда берешь кота в мешке: трещины ведь бывают и внутренними, то есть их не видно. И уже тогда решаешь с поставщиком, что делать. Но понятно, что обратно гнать булыжник за 12 тыс. километров никто не будет. Скорее просто в следующую партию закинут лишний или дадут скидку, — рассказывает Александр Устинович, замдиректора по развитию.

Все мы знаем, что вода камень точит, но, согласитесь, трехметровая циркулярная пила с этим делом справится гораздо лучше. Таких станков тут четыре. Служит циркулярка дольше, чем диски в болгарках, — 10 лет. Не трескается и не перегревается, стачиваются только напайки, зубья. Их меняют и чинят на наших предприятиях.

Распилили, получился слаб — прямоугольные шлифованные гранитные плиты, которым здесь придают необходимую форму. Но сперва такая плита отправляется на полировку. Здесь у аппарата несколько съемных насадок, ими гранит и обрабатывается до гладкого состояния. Одна насадка проходит по камню до пяти-шести раз. На это уходит около семи часов.

К слову, о воде: для обработки гранита цеху необходимо 100 кубов в день. Она хоть и дешевая, но, если потреблять ее в таких объемах, быстро становится роскошью. Поэтому здесь она замкнута, стекает по каналам, идет на станцию осветления, там отстаивается, твердая фракция оседает, и условно очищенная вода подается обратно на оборудование. Используется она для охлаждения и ликвидации пыли. Зимой не замерзает.

Вредное ли это производство — вопрос риторический. Везде серый налет и шум вместо тишины. Но риски стараются уменьшить: сотрудникам выдают спецодежду (чтобы ни вода, ни пыль не подкосили здоровье), респираторы, перчатки, защитные очки, проводят инструктажи и отправляют на отдых в санатории.

— Не все камни, которые мы получаем с карьеров, можно использовать: некоторые из них фонят. У нас есть лаборатория, где замеряют радиационный фон, — вряд ли такое оборудование будет у частника. Камень может быть из одного и того же карьера, но к одному магнит приклеится, а ко второму нет. Но не подумайте, там не такая доза, вреда для здоровья нет, — рассказывает Вадим Васюк.

То, что неподвластно полуавтомату, дорабатывается человеком, так как не все размеры по зубам роботу. У мастера есть чертеж, по которому он вырезает контуры. Памятник — это ручная работа. Так оно и выгоднее.

— При обработке камня два одинаковых изделия не бывает в принципе, потому что это ручная работа. И, пожалуй, главная из текущих проблем — кадровый голод. Обработчики гранита — это узкие специалисты. Когда приходит фрезеровщик, это, в принципе, одна и та же профессия, но обработка камня требует более детального внимания. Мы переучиваем таких людей, но это занимает до полугода.

Мы находимся в среднем ценовом сегменте. Когда запустим новое оборудование, цена еще упадет. Сроки выполнения сопоставимы с частниками и будут быстрее, потому что у нас круглосуточное производство. Да и профили у нас все же разные: частник делает штучно, у него болгарка со станком, а у нас целая 12-метровая линия, — продолжает Вадим Васюк.

Делают тут не только памятники, но и балясины для лестницы, ступеньки, тактильную плитку и оградку для каминов. Сложные дизайнерские элементы типа сердец тоже изготовят без проблем.

Где-то к октябрю модернизация и обучение персонала на предприятии завершатся. Как государственный гигант проявит себя на ритуальном рынке, где этого самого государства не было 10 лет, покажет время. Сейчас же специалисты работают над получением дилерства российского карьера и маркетинговой стратегией. Ограничиваться сарафанным радио тут больше не будут.

Выбор покупателей
Onlíner рекомендует
55" 3840x2160 (4K UHD), частота матрицы 60 Гц, Smart TV (Android TV), HDR10, Dolby Vision, HLG, DTS:HD, Wi-Fi, смарт пульт
Onlíner рекомендует
55" 3840x2160 (4K UHD), матрица VA, частота матрицы 60 Гц, Smart TV (Google TV), HDR10, HDR10+, Dolby Vision, HLG, DTS, Dolby Atmos, Wi-Fi, смарт пульт
55" 3840x2160 (4K UHD), матрица OLED (WOLED), частота матрицы 120 Гц, Smart TV (LG webOS), HDR10, Dolby Vision, HLG, Dolby Atmos, AirPlay, Wi-Fi, смарт пульт

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

/ Теги: Onliner