04 декабря 2023 в 8:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский

«В какой-то момент потеряла всю надежду». Запустила прибыльный бизнес в провинции — и это за $1000

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский

Возможно, это самый быстрый бизнес, который когда-либо создавался в Березе: буквально за день у Ольги Лютыч получилось собрать пазл из идеи, помещения и первой швеи. Она могла уйти в IT-сферу и работать по специальности, но вместо этого выбрала шить детскую одежду на заказ. «Если бы не решилась тогда за пару часов, возможно, ничего этого и не случилось бы», — говорит Ольга. Рассказываем, как стартануть бизнес в 22 года и не прогореть.

«Стартового капитала не было»

В мастерской висит фото первого платья, с которого начинался бизнес, — белого в горошек с красными акцентами. Чтобы внизу были волны, пришлось скупить рыболовную леску во всех магазинах Березы.

Таких платьев, как справа, продали около тысячи, но Ольга признается: в самом начале она и шить-то толком не умела. С уроками трудов помогали родители.

— Когда я в 20 лет родила второго ребенка, захотелось для девочки бантиков, рюшечек и всего такого. Ходила по магазинам в поисках платья, поняла, что ничего не нравится, и подумала: было бы классно пошить что-то самой.

У мамы была старая советская машинка, у Ольги — желание попробовать и первые попавшиеся в магазине кусочки тканей. Она просто взяла детскую майку, перерисовала и попробовала пошить. И так втянулась, что уже не могла оторваться.

Даже сломавшаяся швейная машинка не остановила процесс.

— Мы поехали в Брест и купили новую, она до сих пор стоит. Включала уроки на YouTube, пыталась перерисовывать, постоянно работала ночами. В какой-то момент просто решила похвастаться в «Одноклассниках» пошитыми для дочки вещами.

И понеслось: «Оля, очень круто! Можно заказать?»

Сначала Ольга попробовала пошить для подруги, а потом, в 2014 году, поняла, что надо двигаться дальше. Дочке как раз уже было 3 года. Чтобы продавать одежду другим, нужно было открыть ИП.

— Когда начала заниматься мастерской, дала себе сутки: если за сутки не получится, то ничего не будет. В итоге за сутки появились помещение и швея. Если бы нашла через неделю, могла бы уже перегореть.

Стартового капитала, по сути, не было. Нашла маленькое помещение в Березе, взяла субсидию у государства — где-то в районе $1000. Сумма пусть и небольшая, но это был как глоток воздуха.

Машинка, манекен, зеркало, ткани — и бизнес готов. По крайне мере так казалось.

«В какой-то момент потеряла всю надежду»

Начинали с пышных платьев: Ольга считала, что они «правят миром». Они стали популярны, их покупали, о девушке из Березы узнали в Минске и позвали на Белорусскую неделю моды.

— Позвонила директор модельного агентства и сказала, что мне надо продвигаться. Но у дочки были проблемы со здоровьем, я сказала, что предложение мне неинтересно, я в это не верю. Где я, а где Неделя моды?! Но когда она позвонила второй раз, я поняла, что надо использовать возможность.

Ни мама, ни муж не понимали, что из этого получится. Я даже разревелась на показе, но все прошло очень хорошо.

Бизнес набирал обороты до 2017 года. Именно тогда Ольга родила третьего ребенка. Фокус сместился на семью, и бизнес начал буксовать. Совмещать было так сложно, что пришлось уйти в декрет и распустить команду, а если и шить, то только дома и для себя.

Спустя три года Ольга вернулась в швейное дело, но стало понятно, что работать так, как раньше, уже не получится. Когда бизнес только стартовал, одежду с отправкой почтой шили буквально несколько человек, но после выхода из декрета выяснилось: так делают уже очень многие.

— Скажу честно, в какой-то момент я потеряла всю надежду. Думала, надо идти искать работу по специальности. Но я такой человек, что иногда чем сложнее цель, тем мне интереснее.

Иногда я сравниваю себя с лягушкой, которая бьется в молоке, и хоп — получается масло взбить. А бывает и сложно.

Чтобы расти, нужно было больше сотрудников, швейных машинок, знаний. В плане последнего Ольга — селфмейд. В свое время девушка отучилась на айтишной специальности, потом хотела поступить на обычную швею в Барановичи. Но очная учеба и трое детей как-то не складывались в логичную картинку. Ольга решила учиться сама и с помощью более опытных коллег, которые дают подсказки.

— Просто вцепилась в это дело зубами, — шутит она.

Как в итоге удалось реанимировать бизнес в непростой ситуации? Ольга собрала прежнюю команду, попробовала правильно отстроить процессы и стала шить не только платья. После первых лет эйфории стало понятно, что спрос на них падает. Поэтому фокус в производстве сместился на школьную одежду. Ее носят девять месяцев в году, так что это самый ходовой товар, а покупать пышное платье на один раз не особо выгодно. Плюс есть верхняя одежда, пальто и дубленки.

«В 90% случаев понятно, какая вещь выстрелит»

Сейчас под брендом Ольги Лютыч шьют одежду для детей в основном от 4 до 16 лет. Начинали делать совсем для малышек, потом клиентки выросли. Можно было бы шить и для взрослых, но тогда нужно расширять производство.

Коллекции из этой мастерской показывали на выставках в Беларуси и России, потом были Стамбул и Милан, теперь есть приглашение из Парижа. Участие в показах не умножает продажи в разы, это скорее работа на личный бренд, объясняет Ольга.

Как и в любом бизнесе, со временем обнаружились проблемы роста. Заказы шли сотнями, но без швейного образования бывало сложно правильно распределить работу.

— Прошлый август работала до пяти утра, на износ и поняла: надо что-то менять.

Поэтому швейное ИП стало юрлицом, команда увеличилась с трех человек до девяти — это уже не крохотное производство, как было вначале.

Раньше в месяц бывало от 100 до 300 индивидуальных заказов, сейчас Ольга решила перейти на серийное производство. Она объясняет: индивидуальный пошив очень выгоден тем, что не надо замораживать деньги в тканях и одежде, но, с другой стороны, люди не готовы ждать заказ несколько дней.

— Я по себе знаю: когда чего-то хочется, это надо здесь и сейчас. Завтра, возможно, уже не захочется. Когда пошьем нужное количество изделий, будет все налажено, заказ отправят или привезут на следующий день.

Раньше бывало даже такое, что ждать платье надо было два или три месяца — такая была загруженность швей.

Для этой работы надо, чтобы человек горел, иногда не спал ночами, но хотел двигаться дальше. У меня именно такая команда.

Но были швеи, которые проходили испытательный срок за день — точнее, не проходили. Как некоторые работают? Попили чай, все делают не спеша… До многих сложно донести, что чем больше пошьешь, тем больше заработаешь. Столица швей — Брест, но мне повезло найти хороших в нашем городе.

электромеханическая, вертикальный качающийся челнок, полуавтоматическое выполнение петли, швейные операции: имитация оверлочной строчки/потайная строчка/трикотажная строчка
компьютерная, горизонтальный ротационный челнок, автоматическое выполнение петли, швейные операции: имитация оверлочной строчки/потайная строчка/трикотажная строчка/декоративная строчка
электромеханическая, вертикальный качающийся челнок, полуавтоматическое выполнение петли

— Одежда для детей — самая недолговечная. Это бизнес на богатых родителях?

— Финансовая ситуация нестабильная. Был период, когда заказчицы каждый месяц приходили за новым платьем, потом было время, когда просили в рассрочку, не каждый человек мог заказать.

Наши клиенты — это в основном те, кто с нами с первого года работы; нестандартные дети — полненькие или худенькие; модели или зрители на показах.

У родителей, которые участвуют в таких мероприятиях, деньги есть. Чтобы человек сидел на диване и спонтанно заказывал платье ребенку — такого и близко нет. Может, когда-то было, но сейчас конкуренция огромная.

Детское пышное платье от Ольги Лютыч стоит 100—110 рублей, школьное — 80—90, пальто — 90—95.

— Понятно, что зарплаты в Березе и Минске — это две разные зарплаты. Но все равно много заказов из нашего города. А вот минчанам наша одежда выгодна.

Мне говорили: «Оля, съездишь на множество показов и поднимешь свой ценник». Это абсолютно не работает.

Сколько бы ты ни ездил, наш человек сколько зарабатывал, столько и зарабатывает. Он может заказать у Оли, а может — у условной Алены, у которой на 20 рублей дешевле.

@brand_olga_lyutich

В 90% случаев Ольга понимает, какая вещь выстрелит, но все предугадать невозможно. Пробовали открыть прокат пышных платьев, но оказалось, что это не лучшая идея: активные заказы бывают два раза в год — на выпускные и Новый год, а налоги и аренда платятся каждый месяц, и в итоге выгоды вообще никакой.

электромеханическая, вертикальный качающийся челнок, автоматическое выполнение петли, швейные операции: имитация оверлочной строчки/потайная строчка/трикотажная строчка/декоративная строчка
Нет в наличии

— Почему так мало одежды для мальчиков? Кто не готов — рынок или вы?

— Это отсутствие фантазии. Даже на показах коллекцию презентуют 20—25 детей, среди них пару мальчиков, и одежда для них остается на последнюю ночь. Хотя в Беларуси эта ниша абсолютно свободна, исключительно для мальчиков не шьет никто.

Мне говорят: «Оля, так занимай эту нишу!» Но это не мое.

Иногда оживить продажи помогает даже не новое платье, а какой-то аксессуар вроде сумки или съемного воротника.

— Как я решаю, что будем шить? Платья мне снятся, я рассказываю мужу, а он на следующее утро пересказывает, — смеется Ольга. — Но сейчас нужна не только фантазия, но еще и практичность.

Мы делаем акцент на вещах-трансформерах и практичности — например, пальто, где отстегивается низ и получается куртка. Съемные воротники в свое время очень хорошо выстрелили, их покупали даже к своим платьям, не к нашим. Сейчас делаем новогодние из пайеток.

«Посчитай стоимость машинок — ты богатый человек»

Чтобы развивать бизнес, после открытия юрлица в этом году пришлось взять кредит — почти 10 тыс.

— Нет такого, что ты заработал какую-то сумму денег и сразу поехал на море или купил новую машину. Да, я покупаю машины, но швейные. Муж смеется: «Посчитай стоимость всех машин и оборудования — ты вообще богатый человек».

Спустя три месяца после открытия ООО не могу сказать, что я твердо стою на ногах. Сейчас основная проблема в том, что я не понимаю до конца, как организовать производство и правильно разделить операции между швеями. Но я продолжаю учиться, все время с чемоданом еду куда-то что-то смотреть, — улыбается Ольга.

— Кто сейчас для вас главный конкурент?

— Я бы сказала, что это хорошо, когда есть конкуренция. Нам писали: мол, заказали пальто у вас и в другом месте, а там лучше. Хорошо, а в чем лучше? И я уже буду думать, какие моменты можно поменять. Мы старички, если бы делали плохо, то сидели бы без работы.

Недавно производство прошло сертификацию — если объяснять совсем просто, это подтверждение качества, которое означает, что одежду можно продавать в магазине. Физический магазин — это как раз то, к чему Ольге хотелось бы прийти. Большинство клиентов из Минска и Бреста, но аренду в столице бизнес пока не осилит: минимальная стоимость квадратного метра в подходящих ТЦ — €25.

Отдельных шоурумов с детской одеждой от белорусских дизайнеров нет. Попробовали зайти во взрослый на пару месяцев — не продается. Пока спасают доставка почтой и торговля через маркетплейс.

Если все будет идти хорошо, в следующем году компания вырастет до 50 человек. Из Березы уезжать не планируют.

— Цель — сделать самое большое швейное производство в Березе. Десять лет заказов говорят о многом, если бы людям не нравилось, они бы не заказывали. Не исключаю, что когда-нибудь открою магазин за пределами страны, но сначала надо сделать все здесь.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by