26 429
16 мая 2024 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Андрей Рыбачук

«Денег не было, а языка я не знал». Как иранец зарабатывает на каминах из мрамора в Бресте

Автор: Артем Беговский. Фото: Андрей Рыбачук

Курош родом из Ирана, но вот уже полжизни провел в Бресте. Многое после переезда в нашу страну казалось ему чуждым — начиная от неродного языка и заканчивая снегом. Стартовал парень с торговли и маленькими шагами добрался до собственной строительной компании, а как ответвление к ней запустил цех по работе с натуральным камнем. Через какое-то время сузил штат и продолжил заниматься мрамором, гранитом и ониксом. Мотивация проста: иранскому парню просто не хватало камней. О том, как наш герой начинал свой путь, сколько стоят его изделия и реально ли сегодня заработать на столешницах и каминах да подоконниках, читайте в материале.

В 1998 году Курош отправился в туристическое путешествие за 3 тыс. километров от дома — к нам, в Беларусь. Тогда прибывшему из сказочного Ирана парню было 26 лет — возраст авантюр! Это и произошло: после трех месяцев белорусского отдыха он решил, что здесь и останется.

— Я приехал посмотреть вашу страну — она прекрасная, тихая, чистая. Кругом неизвестность, незнакомые люди и непонятный мне язык, но страшно не было. Я считаю, если человек хочет что-то делать, то бояться не надо. Тем более я же был молодой! Родители у меня демократы, тогда они приняли мое решение, и я остался жить в Бресте.

Родители у Куроша хоть и демократы, но отнюдь не олигархи, денег на новую жизнь не подкидывали. Парень крутился как мог. Все, что было у него в запасе, — это иранское образование машиностроителя, не слишком впечатлявшее синеокую. Начинал он с торговли продуктами из Ирана — все-таки связи на родине никогда не бывают лишними, и даже сегодня они помогают ему доставать материалы для своих изделий. На рынке Курош, видимо, и подтянул свой русский. Спустя год жизни в Бресте он встретил девушку, которая стала его любовью, а в 2002 году они сыграли свадьбу.

Курош так и продолжал бы заниматься торговлей, если бы не случайность: земляки купили в Бресте гостиницу и решили переделать ее под торговый центр. Кто же мог лучше справиться с ремонтом, чем наш герой? Он быстро сменил сферу деятельности и в считаные дни собрал команду мастеров.

— Я тогда не понимал, как кирпич на кирпич класть, но быстро превратился в строителя и стал сотрудничать с земляками, искал кадры — прорабов, главных инженеров, маляров — и руководил ими. Затем брал другие объекты и участвовал в тендерах. Предприятие разрослось до 40 человек. В 2016 году открыли с компаньоном цех по работе с камнем, но не пошло. В 2017-м я попробовал сделать это снова, но уже один — работает по сей день.

Строительная фирма канула в Лету, и у мужчины осталась только мастерская. Почему вообще полез в новую для себя область? Ну как же, Иран богат не только томатной пастой, которая хорошо расходилась на рынке, но и камнями: мрамором, гранитом, ониксом. Дело оставалось за малым: купить оборудование, нанять людей и выполнять заказы. Натуральный камень в местных интерьерах с тех пор стал встречаться все чаще и чаще.

— У нас там везде камень, и тут мне его не хватало. Гранит был, но мрамора нет. Люди думают, что мрамор — это очень дорогая вещь. Мы потихоньку переубеждаем население: бывает так, что керамическая плитка обходится дороже. Доставить камень из Ирана легко и просто, нет вопросов по таможне, транспорту. На складе мы держим в наличии 400 кубов. Если становится меньше, заказываем еще. Едет к нам камень около месяца.

«Сейчас вход в этом бизнесе начинается с $150 тыс.»

Курош признается, что бизнес этот далеко не из дешевых. Материалы, оборудование, аренда помещения, инструменты, зарплата — в общем, начинать делать что-то подобное можно, имея на руках примерно $150 тыс.

— Когда я начинал открывать, у меня вообще долги были. Позвонил в Иран друзьям, они отдали мне первую машину камней на реализацию. Появились деньги, купил уже две машины — и так вот заново раскручивался.

Старт у нас был с малым количеством инструментов. Были моменты, что заказ на изделие больше двух метров, а нам пилить нечем: не доставали. Почти 90% работ тогда выполнялось вручную, мы мучились и днем и ночью. Сегодня же 90% делается автоматически. Есть станки, в которые мастер вносит параметры и может идти чай пить — машина все сделает за него.

Сейчас у предпринимателя работают четыре человека на производстве и три в офисе продаж.

— Я не смотрю на образование, главное, чтобы сотрудник был с головой и руками — мы всему научим. Если он даже сломает камень, ничего страшного, главное, чтобы не пил, а то и с такими сталкивались. Зарплата у них хорошая и зависит от сделки.

Камень — вещь тяжелая, один квадратный метр 30-миллиметровой толщины будет весить около 80 килограммов. Столешница 3×1,5 метра потянет на полтонны. Все это нужно учитывать при проектировании мебели, загрузке, доставке (используется металлический каркас), выгрузке и установке.

Если говорить о мраморе, то его обычно добывают в открытых карьерах, а не в шахтах. Для этого используют специальную технику, которая делает в глыбе щели и каналы. Потом этот необработанный камень разрезают на большие куски с помощью огромной пилы, после чего эти куски мрамора отвозят на фабрику, где их дорабатывают.

Гранит, мрамор, кварц, оникс — все это бывает еще и искусственным, но в чем отличие? Во-первых, натуральный камень — это красиво, а за красоту люди готовы платить большие деньги. Рисунок всегда индивидуален, в то время как у искусственного он чаще всего повторимый. Во-вторых, то, что создала сама природа, будет долговечнее. Понятное дело, если вандалить, то сломать можно все, но в бытовых моментах, например, царапин от кухонного ножа он не боится, как и горячих сковородок, однако портится от кислоты и всякой моющей химии. Не трескается, но теряет блеск, за который и ценится изделие. Тут балл уходит подражателю.

Как ни старайтесь, но стыковые швы у натурального камня будут видны. Еще один важный момент — это хрупкость. Дело в том, что искусственный мрамор запекают, клеят, прессуют, и от этого он менее ломкий. Мрамор натуральный очень привередлив, сколько плит разбили в мастерской, Курош уже и не считает. А били их очень активно.

— Взялся как-то не так, а там микротрещина — и плита ломается просто от того, что ее поднимают. Пока я людей учил, даже не считал, сколько разбили.

Без алмазов и воды в этом деле ловить нечего. Еще понадобятся пилы и болгарки с водяным контуром, шины для пилы, черепашки для полировки, фрезер и фрезы, шкурки, струбцины, сверлильный станок с водяным контуром, спецодежда и перчатки. Необходима будет рохля или погрузчик, чтобы грузить слэбы. К слову, конвейера тут нет, но и руками камни не носят (и не катают). От этого, конечно, меньше не устают. Шумно — это еще мягко сказано. Когда идет процесс, ребята общаются на языке жестов.

— Вода здесь не уходит. У нас бассейн, фильтр, насос, она циркулирует по кругу, потери — около 5—10 кубов в год. Мы бы разорились, если бы не этот бассейн. Пыли немного, так как все операции идут под водой. Есть сухой цех, и там есть пыль — рабочие трудятся в респираторах. Еще проведено отопление, а то зимой без него никак. Но самое важное — это люди. Без рук всего этого бы не было.

Станки закупались тоже иранские: оно и дешевле, и с ремонтом и обслуживанием вопросов не будет. В ассортименте порядка 30 видов камней.

— Да, итальянское оборудование считается эталонным и очень дорогим, а это в 10 раз дешевле, но служить оно будет дольше. Их станок весит 3 тонны, мой — 10, потому что металл каркаса толще. Тут же постоянно вода циркулирует, а менять их каждые три-четыре года я не хочу.

Что здесь делают из камня? Самым ходовым изделием являются столешницы для кухонь, камины, подоконники и ступеньки. Однако и в раковине из оникса вам тут не откажут. Вещи из натурального камня требуют особой точности в обработке. Если куски металла еще можно сварить между собой, то здесь такой фокус не прокатит.

Хранится камень в помещении под крышей, так как сказываются холод и влага. Придется лишний раз полировать — это время, а время, в свою очередь, деньги.

Сама по себе закупочная цена мрамора — около $200 за «квадрат». Но с учетом затрат на логистику его себестоимость возрастает.

— Я первый поставщик, беру камень напрямую с завода в Иране (там мои друзья), привожу в Брест, и уже местные закупают его у нас и перепродают. Если говорить о цене на изготовление для клиентов, то она, думаю, средняя. Например, погонный метр столешницы на кухню обойдется в $200—210 — это с установкой. Конкретного прайса нет. Трудно сравнивать с конкурентами, все индивидуально, ведь мы работаем под заказчика.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от КАМИНЫ,ПОДОКОННИКИ, СТОЛЕШНИЦЫ ИЗ НАТУРАЛЬНОГО КАМНЯ (@stonedecor.brest)

Чем отличаются белорусы, так это тем, что живут почти все одинаково, у вас нет олигархов и нищих. Наши клиенты — простые люди. Есть и крупные заказчики, взять те же рестораны или заведения, но отличие между ними только в том, что ресторан закажет 20 столиков, а обычный человек возьмет два в квартиру.

Так как мы продаем каменные столы в рестораны и заведения общепита, где их каждый день используют много людей, важно, чтобы на изделии не оставалось царапин. Тут помогает защитная пленка, которая клеится поверх камня. Все, теперь ему ни царапины, ни химия не страшны, а блестит так же.

— Чтобы ни одного нарекания — ну не бывает так…

— За все время три-четыре человека были недовольны. Лично ездил смотреть: да, «косячили» мастера, потом исправляли. С браком и заменами есть потери в деньгах, но важно, чтобы клиент не ушел. В рекламу мы особо не вкладывались, весь маркетинг — сарафанное радио, и оно отлично работает. Камины, подоконники, столы, раковины в домах наших клиентов — это и есть наша реклама. Придут к нему домой гости и, возможно, тоже захотят себе подобные изделия.

Точные цифры заработка Курош не называет, но с учетом того, как набирает обороты тренд на все натуральное и экологичное, деньги тут крутятся, и это факт. Со временем мужчина думает расширятся и открывать сварочный цех, чтобы делать столики под ключ, а также выйти на торговые сети.

— Если вернуть время назад, я бы начинал дело один. Лучше, когда ты сам себе хозяин, сам принимаешь решения. А если с тобой партнер, то две головы друг другу перечат. Начинающим ремесленникам я могу дать только такой совет: заключайте договоры и просите предоплату — хотя бы исходя из стоимости затраченных материалов. Потому что были такие клиенты, которые на словах все подтверждают, ты делаешь все по их замерам, а они в итоге исчезают. Такая работа никуда не пойдет.

— У вас у самого в жилье много мрамора?

— Вся квартира в нем. Жена сначала боялась, так как вещь дорогая, не знала, как ухаживать. Сейчас не может нарадоваться, — заключает Курош.

Пройдите короткий опрос

Чтобы помочь Каталогу Onlíner стать еще лучше. Опрос займет всего пару минут.

> Пройти опрос

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by