Это Руслан, а где 1950 литров коньяка? Мастера с зарплатой 1100 рублей приговорили к уплате 36 тысяч

08 ноября 2021 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич

Это Руслан, а где 1950 литров коньяка? Мастера с зарплатой 1100 рублей приговорили к уплате 36 тысяч

Чуть больше недели назад в СМИ прошло сообщение о приговоре районного суда: за слив в канализацию 1622 литров коньяка осужден мастер участка минского «Кристалла». Ему присудили 4 года «химии», огромный штраф и частичный запрет на работу. Мы поговорили с осужденным и нашли в истории вопросы, которые открыты не меньше, чем краны в трубах «Кристалла» 10 апреля 2020 года.

Руслану Щербицкому 47 лет, 20 из них он работал на «Минск Кристалле», последние годы — мастером цеха розлива. Инженер-механик по образованию. 10 апреля прошлого года он ушел с работы последним, а в емкости с грузинским коньяком к тому времени исчезли 1950 литров. Это без малого 4 тысячи бутылок по 0,5.

10 апреля по версии Руслана

— План по розливу мы получаем в предыдущий день (в четверг). По нему моя бригада работала во вторую смену пятницы. Первая смена должна была начать разливать коньяк в 11 часов. Но долго запускали линию после розлива вина: нужно было все промыть, перенастроить, поменять какие-то детали. Это нормально, так бывает. В итоге, когда мы пришли, первая смена успела только час разливать коньяк: с 14:30 до 15:30.

Для простоты понимания объясним, как происходит розлив. На верхнем этаже завода стоят емкости с разными напитками (или пустые, зависит от плана и графика). Они соединяются трубами в том числе с линиями розлива, которые находятся этажом ниже. В разное время открываются нужные краны и самотеком, под собственным давлением, алкогольные жидкости начинают свой путь в бутылку.

— Мы вышли на работу в районе 15:30. И получили задание начать с водки. Первая смена закончила коньяком, закрыла краны и пошла домой.

С водкой хорошо ехали, не ломались. Нам сказали, что если так будет, то переходим на коньяк.

Фото носит иллюстративный характер

— Около 20:00 закончили с водкой, и я попросил наладчика: «Иди посмотри, как там линия, будем разливать коньяк». Он возвращается и говорит: «В трубе между линией розлива и баком пастеризации видна жидкость темного цвета». Как это было видно? Через смотровое стекло в трубе, которое мы называем «фонариком».

Открыли бак пастеризации и увидели, что он заполнен коньяком. Полностью, до уровня переливного отверстия, через которое один путь — по трубе и в канализацию.

В этом баке накануне, 9 апреля, нагревалось вино перед розливом.

Переливная труба спускается вниз и висит над решеткой в полу на высоте примерно 5 см. Если из нее что-то сливается, то видны брызги, капли. Но все было сухо.

Фото носит иллюстративный характер

Смена Руслана стала разливать коньяк. Включая то, что оказалось в пастеризаторе: коньяк перекачали оттуда.

— Тоже все не успели. Около полуночи смена закончилась. Я закрыл все краны, сверился со счетчиком. Разлили около 8 тысяч бутылок. Поднимаюсь вверх сверить остатки — не хватает. Я подумал, что ошибся в расчетах. Поздно было. На следующий день — католическая Пасха. Позвоню в воскресенье начальнику, думаю. Все закрывается, замки, камеры, охрана. Какая разница, когда сообщить, если ничего не пропадет уже до начала следующей рабочей недели.

Так и сделал.

На следующей неделе

В понедельник другая смена долила коньяк из емкости, где было 16 тонн. Подвела итоги: не хватает почти 2 тысячи литров.

Еще через два дня, к среде, руководство завода создало комиссию и провело инвентаризацию.

— После инвентаризации нас, обе смены, вызвали писать объяснительные: кто что видел и знает. Я написал, что не могу понять причины.

Директор новый (Игорь Шустов был назначен в конце 2019 года. — Прим. Onlíner), нормально со мной разговаривал тогда. Спрашивал, как так случилось, что думаю. Я что-то объяснял, спокойно общались.

В показаниях свидетелей есть упоминание версии от работников, которую они озвучивали руководству: был поврежден кран, поэтому коньяк мог протечь и при закрытом положении вентиля. Версию отмели, поскольку исчезнувшие объемы не соответствуют размеру повреждений крана. Руслан об этом не упоминает.

— Прошло еще 2 недели. Я ходил на работу как обычно.

В итоге завод принимает решение — материально ответственным сотрудникам компенсировать потери. Из первой смены людям предложили добровольно заплатить по 3 зарплаты.

— Вам предлагали?

— Мне — нет. Последний разговор был на собрании по поводу ЧП. Собрались в зале — работники двух смен и вертикаль, во главе с директором. Стали каждого поднимать и просить объяснения. Я и стал объяснять, что, может, и диверсант побывал, но обвязка пастеризатора сделана неправильно, и прямоток сразу в канализацию — тоже не так сделано. Ну и так далее.

Там у нас разговор и не сложился. Потом стали приглашать по одному. Дошло до меня: «Считаете себя виновным?» — «Нет». — «..Уволить, обжаловать можете в суде». И вывели с завода.

Я был ошарашен. Даже мысли не было о таком развитии ситуации. Я же обнаружил!

Суды

После этого Руслан решил обратиться в суд, чтобы обжаловать увольнение. Завод к тому времени провел эксперимент с водкой, попробовав повторить путь коньяка. Только сливать не стали — дорого.

— Провели эксперимент. Сделали вывод, что при открытых кранах коньяк спустился под давлением по трубам и, не обнаруживая на своем пути закрытых кранов, потек в пастеризатор. А оттуда — через переливное отверстие в канализацию.

По результатам эксперимента посчитали, что коньяк тек почти 5,5 часа. Час на первой смене, остальное — на моей.

Судья мне пояснила, что заполненная труба была доказательством того, что коньяк вытекал при мне, примерно до 20:00. Потому что при эксперименте, как только кран закрыли, через стекло было видно — труба быстро опустела.

Я тоже вышел из суда — блин, все сходится, чертовщина… А потом все понял! Фокус оказался в том, что при проведении эксперимента они набрали то ли треть, то ли половину пастеризатора. А у нас бак был полным! Труба, по которой втекал коньяк, находится ниже уровня сливного отверстия. Поэтому после закрытия крана коньяк из этой трубы не мог вытечь! Я даже на суде показывал пример: переверните бутылку с водой и опустите до середины стакана: вода выльется в стакан до уровня горлышка бутылки и остановится! Но суд решил, что эксперимента достаточно и нет причин не доверять его результатам.

Руслан проиграл районный суд со своим иском о восстановлении на работе. Потом городской и Верховный.

Еще раз простыми словами

— Вы понимаете, что случилось?

— До сих пор не могу полностью поверить, чтобы коньяк вытек в трубу и никто не заметил.

— Похищение?

— Это слишком сложная для меня версия. Если включить логику и разум: кто-то из сотрудников первой смены забыл закрыть кран. Под давлением 16 тонн напиток ринулся по параллельной трубе и стал вытекать. Они закончили розлив — закрыли все трубы. Что за час вытекло — и были эти 1950 литров. Разливали бы дальше — потери бы выросли.

Про 5,5 часа — не могу поверить. Там труба 5 см.

Зеленым обозначен правильный путь коньяка. Красным — то, что случилось

Встречный иск

О деньгах пока речи не было. Но когда решение вынес Верховный суд, «Минск Кристалл» пошел в ответный процесс с иском о возмещении ущерба. Сумму оценили в 48 тысяч рублей. Поделили между сменами, и оказалось, что с Руслана — чуть более 34 тысяч (вместе с судебными издержками и получилось почти 36 тысяч).

Это «служебная халатность». 1-я часть применяется при причинении ущерба в особо крупном размере, 2-я — та же халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия.

Руслана судили по 2-й части.

Щербицкий будет обжаловать. Поэтому пока в его семье (есть жена и взрослый сын) присутствует морозильник, два телевизора и машина с прицепом — по решению суда все будет конфисковано в счет погашения долга в размере почти 36 тысяч рублей (вместе с судебными издержками).

— Денег у меня таких нет, конечно. И что такое «домашняя химия», я не знаю. Не сидел пока, — признается Руслан.

— Что вы делали последний год?

— Пытаюсь в такси подрабатывать, пока машина есть. Чтобы было на что прожить. Семья? Ну а как семья… Сидят все в шоке.

Какие вопросы у завода к Руслану и как надо было?

Уже никаких, судя по решению суда. Исходя из него, материально ответственный мастер Щербицкий должен был в начале своей смены проверить состояние всего технологического процесса, но этого не сделал. Поэтому коньяк начал выливаться на первой смене и лился в канализацию, пока вечером его не обнаружил наладчик, отправленный Щербицким перед возобновлением розлива коньяка. После факта обнаружения пропажи должны были состояться какие-то разговоры, которые привели к тому, что руководство «Минск Кристалла» резко сменило позицию с вопросительной на осуждающую и вынесло Щербицкого одного на скамью обвиняемых, позволив остальным участвовать в компенсации ущерба не таким катастрофическим образом.

— А как надо было поступить?

— Такие ЧП (не слив коньяка, а просто брак, или просрочка, или битье) происходят не только на «Кристалле» — на любых заводах. Всегда такие вещи списывают актами какими-то. Ну разве это убыток для завода? Никакая это не суперпотеря.

— Вас устроит, если проведут новый эксперимент, докажут, что коньяк быстро вытек на первой смене, и найдут нового виновного?

— Надо же правду восстановить! У нас с коллегами нормальные отношения, мы давно работаем, мне сочувствуют. Собрали сумму, какую могли. Я бы тоже помог, окажись не на месте обвиняемого.

Заплатил бы тоже три зарплаты, чтобы только прекратить этот ад.

Вместо резюме

Глубина понимания материальной ответственности сотрудниками, которые допускают «списание какими-то актами», — это тоже важно. Если на людей вешают непосильную ответственность, то они же и соглашаются с этим в момент подписания контракта?

И все-таки.

1. На большом и солидном предприятии дорогой продукт стал гулять по трубам, нашел дырку и незаметно для двух смен слился так, что его несколько дней не могли найти. Это как? В суде звучало слово «саботаж», но детально эту версию никто не рассматривал. У нас нет никаких данных по этому поводу. Поэтому, если не саботаж, должны быть какие-то системы оповещения, страховки, перестраховки страховки и «защита от дурака»?

2. Смысл наказывать штрафом в 36 тысяч рублей человека, который получает немногим больше 1000 рублей? Как его платить? Даже если Щербицкий виновен — это же не вернет заводу деньги. И почему по 2-й части статьи?

3. Где, собственно, коньяк? Его капли некоторые свидетели нашли только в районе канализационной решетки, и никто не говорит о каких-то фильтрах или очистных сооружениях, где следы коньяка могли быть зафиксированы в больших объемах. Как будто их нет. Значит, рыба в Свислочи могла вполне удивиться в апреле прошлого года. Ведь ее «утонченный букет зрелого коньяка с выраженными ванильными оттенками и тонами выдержки переносит в мир народов Кавказа, где ярко светит солнце, царит веселье и звучат праздничные песни».

Если рыба любит все это, конечно.


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич
Без комментариев