Девальвация благополучия. Как успешная страна уронила свою валюту и потеряла гамбургеры

16 января 2022 в 8:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: The New York Times, AP

Девальвация благополучия. Как успешная страна уронила свою валюту и потеряла гамбургеры

Когда проценты по вкладам в исландских банках были большими, все несли туда деньги. Когда крона укреплялась, все были довольны. Когда капитал со всего мира стекался в Исландию, все думали, что это путь к богатству. Никто не знал, что экономика страны добровольно забралась в финансовый пузырь. Осенью 2008 года он лопнул — досталось всем.

Затишье

Мир знает много примеров девальвации, но чаще она упоминается в связке со странами, где и так все сложно. Когда в 2008 году кризис накрыл благополучную «страну мечты» — Исландию, в это было трудно поверить всем, а труднее всего — самим исландцам.

Итак, что было накануне той самой финансовой бури, которая снесла выстроенные процессы обогащения?

В 2007 году Исландия была лучшей страной для жизни в рейтинге ООН. Государство, ранее известное как рыболовный и алюминиевый центр, также ускоренными темпами превращалось в мировой финансовый центр. Международные игроки (и множество простых людей, в том числе иностранцы) накачивали исландскую экономику деньгами взамен на выгодные проценты. Крона укреплялась, выгодный обменный курс создавал иллюзию богатства.

Банкам некоторое время удавалось вкладывать привлеченные средства чрезвычайно выгодно (или же им так казалось). Скупались иностранные компании, недвижимость за рубежом и даже футбольные клубы.

Система, которая казалась максимально устойчивой, побуждала исландцев брать кредиты в иностранной валюте даже на незначительные покупки: так было выгоднее благодаря низким процентам. Никто не знал, что расплата в итоге будет очень суровой.

Обменный курс все больше терял связь с основными экономическими показателями, обесценивание валюты было неизбежным. Активы трех ключевых банков — Kaupthing, Landsbanki и Glitnir — в 10 раз превышали ВВП страны. Под давлением мирового финансового кризиса в октябре 2008 года они рухнули — и утащили на дно исландское благополучие.

Банки не смогли рефинансировать долги, проблемы накрыли всю экономику и коснулись, пожалуй, каждого жителя страны. Центробанк Исландии не мог выступать в качестве кредитора последней инстанции, поскольку его валютные резервы и иностранные кредитные линии не соответствовали потребностям банков.

Буря

Случившееся называли катастрофой, ужасом, крахом. За несколько дней до падения людей пытались всячески успокоить, как умели. У офиса Landsbanki, второго по величине банка Исландии, состоялся концерт — через неделю банк национализировали.

Если до этого €1 балансировал на уровне 65 крон, то осенью 2008 года его пытались привязать к 131 кроне. Но ничего не получалось — в какой-то момент курс на бирже взмыл до 340 крон, фондовый рынок упал более чем на 90%. Иностранные банки опасались принимать кроны даже по космическому курсу.

Исландия стала первой за 30 лет страной с развитой экономикой, которая пришла за кредитом МВФ.

28 ноября 2008 года был введен контроль за движением капитала. На практике это означало, что свобода перевода средств в Исландию и из Исландии была утрачена. Обычным людям, если они собирались на континент, для покупки евро приходилось брать с собой в банк билет на самолет, чтобы доказать, что они действительно уезжают из страны, — так объясняло новые правила издание EUobserver.

Считается, что контроль за движением капитала сыграл ключевую роль в том смысле, что это помешало иностранным инвесторам и другим лицам выводить деньги из Исландии и еще больше уничтожать ее экономику. Ограничения отменили только в 2017 году.

Выяснилось, что около 70 тыс. исландцев (а это больше 20% населения) взяли кредиты с привлекательными процентными ставками, чтобы потратиться на новый больший дом, машину или отпуск. У тех, чьи кредиты индексировались в зависимости от инфляции или курса иностранной валюты, ежемесячные платежи резко рванули вверх. Внезапно выяснилось, что людям теперь надо платить выросшие в два или три раза проценты. Чтобы сдержать недовольство людей, большинство кредитов были пересмотрены в сторону понижения, что помогло исландским домохозяйствам с меньшими потерями пережить этот кризис.

Главный вопрос был с тем, что же делать с банками и их долгами перед вкладчиками.

Вмешалось государство, которое взяло исландские активы и передало их в новые банки, созданные для этой цели. Исландским вкладчикам компенсировали их потери. При этом вопрос с деньгами иностранных граждан оставался нерешенным.

Около 400 тыс. граждан Великобритании и Нидерландов оставили в Icesave, дочке Landsbanki, значительные суммы.

Суммарно Исландия оказалась должна двум странам $5 млрд. Великобритания и Нидерланды возвращали чужие долги из своих «заначек», а затем хотели призвать Исландию к ответу. Это вылилось в долгое противостояние, во время которого было проведено два референдума о возвращении денег, и каждый раз исландцы голосовали против этого. В ответ Великобритания и Нидерланды обещали заблокировать присоединение Исландии к ЕС.

Вопрос с возмещением удалось урегулировать только в 2016 году.

Уход фастфуда и революция кастрюль и сковородок

Потрясения в экономике привели к тому, что гигант быстрого питания McDonald’s решил уйти с этого рынка и заявил, что у него нет планов возвращаться. Закрытие трех ресторанов компании означало, что Исландия станет одной из немногих европейских стран, где нельзя будет купить «Биг Мак».

Большинство ингредиентов для блюд McDonald’s привозили из Германии. С учетом девальвации исландской кроны стоимость продуктов фактически удвоилась.

Рост цен на предлагаемые 20% привел бы к тому, что исландский «Биг Мак» стал бы самым дорогим в мире.

Йон Огмундссон, управляющий директор компании Lyst, владеющей франшизой McDonald’s, заявил агентству Reuters, что за несколько месяцев было продано больше гамбургеров, чем когда-либо прежде, но прибыль от этого никогда не была такой маленькой. «За килограмм лука, импортированного из Германии, я плачу эквивалент бутылки хорошего виски», — заявил он. Чтобы вернуть прежние цены, ингредиенты надо было покупать в Исландии, но американская корпорация не дала на это одобрения. Кроме того, корпорация посчитала достаточно сложным ведение бизнеса на изолированном острове с населением немногим более 300 тыс. человек (сейчас около 340 тыс.).

Перед закрытием рестораны McDonald’s в Исландии столкнулись с такими очередями, которых не видели никогда. Тем не менее другие мировые бренды, в том числе Subway, KFC и Taco Bell, не спешили покидать проблемный остров.

Впрочем, уход McDonald’s был сущим пустяком по сравнению с безработицей и инфляцией, которые рисковали утянуть остров на дно. Инфляция в ноябре 2008 года взлетела до 16%.

Треть исландцев говорили о том, что раздумывают уехать за границу.

В то же время начался отток иностранных рабочих, которые раньше массово приезжали трудиться на острове. В период с 2008 по 2010 год реальная заработная плата упала более чем на 10%, в то время как цены выросли почти на 40%.

Худший в истории страны экономический кризис имел и другие важные последствия. Осенью появились желающие высказаться. Люди стали массово выходить на улицу.

Демонстранты шли к зданию парламента в Рейкьявике и грохотали кастрюлями и сковородками. СМИ сообщали о реакции властей на протесты — арестах и использовании слезоточивого газа.

Эти события получили название кастрюльной революции. Правительство ушло в отставку, уступив место новому составу. А напротив парламента появился «Черный конус», или Монумент гражданского неповиновения.

Исландия смогла пережить свой худший кризис и подняться со дна, и способствовало этому, кроме прочего, развитие туризма. С обесценившейся кроной поездки в эту страну с красивейшей природой стали весьма дешевыми, и в 2014 году туризм вырос на 100% по сравнению с 2006-м.

Кстати, парадоксальным образом этому поспособствовало извержение вулкана Эйяфьядлайекюдль. Пока из-за густых облаков пепла европейские перелеты были недоступны, все больше туристов хотели посмотреть на вулкан с 16-буквенным названием.

Кто же был виноват в том, что произошло?

Это был один из главных вопросов, на который люди ждали ответа. Власти ответили арестом топ-менеджеров банков, которые получили сроки до пяти с половиной лет, и бывшего премьер-министра страны Гейра Хаарде. Последнего признали частично виновным в кризисе, но не назначили наказания. Ему в вину ставили то, что он не организовывал чрезвычайные заседания кабинета министров, чтобы спасти страну. Сам он называл обвинение нелепым. Считается, что Хаарде стал первым мировым лидером, которому предъявили уголовные обвинения из-за финансового кризиса.


«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: The New York Times, AP