03 февраля 2022 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: Максим Тарналицкий

«У мужа доход $5 тысяч, моя зарплата погоды не сделает». Белоруски рассказали, как стали домохозяйками

Благодаря длинному декрету многие белоруски могут позволить себе отдохнуть от работы 3 года. А каково это — не работать больше 10 лет? Мы нашли таких женщин и поговорили о том, как они стали домохозяйками, чем занимаются в рабочее время, пока большинство из нас «стоят у станка», вынуждены ли просить деньги у мужа или могут тратить его зарплату без зазрения совести. На условиях анонимности своими историями с нами поделились две белоруски.

«Идти на работу только для того, чтобы не сидеть дома? Это не про меня»

Екатерине 40 лет, вместе с мужем она воспитывает двоих детей-школьников. Не работает уже больше 10 лет, с тех пор как родила первого ребенка. Следом в семье появился второй — получилась типичная история, когда женщина уходит «из декрета в декрет». И вот дети подросли, оба пошли в школу (младшему ребенку уже 7 лет), а трудовая книжка у белоруски по-прежнему нигде не пристроена.

Все фото используются в качестве иллюстрации. Имена героинь изменены

Причин для этого несколько. Во-первых, дети почти не ходили в детский сад. Екатерина объясняет это тем, что они не любили спать днем, а забирать детей из сада до обеда и привозить потом обратно ей не хотелось. Кроме того, в семье всегда была очень насыщенная программа по кружкам и дополнительным занятиям.

— Со старшей дочкой мы финансово не могли позволить себе частный сад, а младшая последние два года ходила в такой садик на полдня. После обеда мы с дочками посещали разные кружки — каждый день минимум по два занятия, например робототехника и какой-нибудь спорт.

В этом году я стала свободнее, потому что мы отправили детей в частную школу. Они там находятся с утра и до вечера и посещают кружки уже без меня.

Еще один аргумент в пользу того, чтобы не выходить на работу, — это болезни детей. По словам Екатерины, в семье нет помощников, бабушек и дедушек, которые могут быть в случае чего на подхвате. Отвлекать мужа белоруска не хочет: он работает директором крупной компании и в последние годы приносит домой более $5 тысяч. Это средний доход, учитывая квартальные премии.

— Он не всегда так хорошо зарабатывал. Начинал с работы на государственных предприятиях. Первый декрет был довольно тяжелым с финансовой точки зрения, потом стало легче. Во втором декрете вчетвером мы жили где-то на $1000, и я не могу сказать, что нам чего-то не хватало. А потом доход становился все больше и больше, и наши запросы тоже росли.

Сейчас расходы значительные: 50—60% зарплаты уходит на съемный дом за городом (мы пока не хотим вкладываться в недвижимость), на частную школу для двоих детей и обслуживание авто.

Екатерина вспоминает: когда-то она зарабатывала даже больше мужа и обеспечивала их тогда еще маленькую семью. До 30 успела наработать неплохой опыт. Училась на экономиста в БГУ — сначала на дневном, потом перевелась на заочное отделение. Была секретарем, официанткой, ресепшионисткой в отеле. Потом по студенческим программам ездила в Великобританию, где тоже работала в ресторанном и отельном бизнесе. Домой вернулась уже с разговорным английским.

— В Беларуси я устроилась в один из отелей, занималась размещением и сопровождением ВИП-гостей. Зарабатывала около $500, основную сумму составляли чаевые. Помню, что мне на все хватало, официальную зарплату иногда даже не снимала с карточки. А в декрет уходила уже из офиса, где занималась сдачей недвижимости в аренду — там была ведущим специалистом. Зарплата была около $400.

Работать за такие деньги сегодня Екатерина уже не видит смысла. Считает, что в их семейной ситуации игра не стоит свеч.

— Моя зарплата сейчас погоды нам не сделает, мы это обсуждали с мужем не раз. А ходить на работу для того, чтобы не сидеть дома, на мой взгляд, глупо. У меня есть несколько знакомых женщин, которые не очень хотели заниматься детьми, рано отдали их в сад и вышли в офис. Получают $350, тратят эти деньги на бензин и наряды. Так вот это не про меня.

Одновременно Екатерина признает: в последний год наступил «переломный момент», когда времени стало больше и захотелось использовать свои ресурсы. Иногда она выполняет переводы знакомым, чтобы не потерять рабочие навыки. Но это разовые заказы, даже частичной занятостью не назовешь.

Не так давно белоруска решила поискать подработку и разместила свое резюме. Говорит, что ее прошлый опыт, а также английский на уровне Advanced по-прежнему интересны работодателям. Но все достойные предложения были на полный рабочий день, а этот вариант ей не подходит.

— В любой момент я могла бы вернуться в отель, но считаю, что для моего возраста это уже неинтересная работа. Думала также пойти на курсы ИТ, но опять же в 40 лет не хочется быть «джуниором», там обычно совсем молодые ребята. И я не совсем уверена, что через год-два дорасту до той позиции, на которой мне хотелось бы работать…

Наверное, все-таки время уже упущено. Хоть и говорят, что никогда не поздно начинать, но это сложно.

Важный момент: денежной мотивации у Екатерины нет: все, чего ей хочется, она свободно покупает за деньги супруга. Весь доход у него «белый», поступает на карт-счет, к которому привязана карточка жены.

— Я пользуюсь этими деньгами без каких-либо ограничений. И вообще, семейными финансами полностью заведую я, оплачиваю все счета и детские занятия. Муж занимается исключительно зарабатыванием денег и проводит с нами выходные, чему я очень рада. Если планируются какие-то крупные расходы, только тогда я их согласовываю. Но не из-за финансов, а чтобы обсудить, нужно это нам или нет.

— Например, какие покупки вам нужно согласовывать?

— Были у меня не так давно косметические расходы довольно значимые — разовая процедура стоила 1,5 тысячи евро. И я спрашивала у мужа, можно ли мне эти деньги потратить. Он ответил: «Не вопрос». У нас никогда не возникало споров на тему денег. Я ни разу не слышала фраз в духе «Я тебя содержу» или «Ты живешь на мои деньги». Я пользуюсь его банковским счетом как своим собственным.

Отдельно Екатерина подчеркивает: такие дорогостоящие процедуры ей нужны редко. У косметолога она бывает максимум раз в квартал, фитнесом занимается дома. По бутикам и торговым центрам ходить не любит, предпочитает покупать все на маркетплейсах. Вместе с товарами для детей на шопинг в месяц у нее уходит около $500. Это не те траты, которые могли бы вызвать недовольство у супруга, объясняет белоруска.

— Тогда вопрос с женских форумов: а вы не боитесь, что муж уйдет, и вы останетесь ни с чем?

— Понятно, что на тот уровень дохода, какой у нас сейчас, я не выйду никогда. Но на среднем уровне, я уверена, всегда смогу прокормить своих детей. А по поводу того, что муж уйдет… В семье должно быть все хорошо, чтобы он не хотел уходить. Тьфу-тьфу, у нас очень дружная семья, пока нет повода для сомнений. 

Спрашиваем у Екатерины: как она проводит свои дни, на что уходит время, которое мы обычно тратим на работу? Домохозяйка рассказывает: просыпается вместе со всеми, отвозит детей в школу, потом уделяет время спорту — обычно через день фитнес или бассейн. А дальше занимается домашними делами.

— Мы живем за городом, а это довольно большая территория, забот прибавилось. Огородов, конечно, у нас нет, но траву покосить — это тоже время. Домработницы у нас нет, уборкой я занимаюсь сама. Не потому что дорого, просто я не хочу ходить следом и показывать, как и что нужно убирать. Моют полы и пылесосят у нас, конечно, роботы. Мне нужно сложить одежду, протереть пыль, приготовить ужин.

— Скучно не бывает?

— Иногда — да. Тупо сидеть и смотреть сериалы не хочется, поэтому занятия по интересам ищу. Пробовала много всего: рисование, лошади, теннис, плавание.

К сожалению, пока не нашла для себя увлечения, которое бы поглощало всецело, не говоря уже о том, чтобы приносило доход. И это единственное, что меня в этой ситуации немного напрягает.

«Мне стыдно просить у мужа деньги, потому что я сижу дома»

История Марины отличается тем, что у нее с супругом детей нет, то есть не было декретов, после которых возникает соблазн остаться дома и заниматься семьей. Тем не менее уже 12 лет белоруска не ходит на работу. За это время она пыталась строить свой бизнес, но в итоге его продала и стала домохозяйкой, из-за чего сегодня страдает.

А начиналось все с работы в найме. Марина окончила техникум, потом училась в вузе на юриста, но не хватило полутора лет. Говорит, что закончились деньги на обучение: она из неполной семьи, воспитывала ее бабушка.

— В принципе, отсутствие диплома не помешало мне занимать приличные должности. Я работала начальником торгового отдела в одной белорусской компании, потом 4 года была заместителем директора. Это привило мне большую уверенность в себе, я думала, что очень крутая.

У меня появились деньги, накопила приличную сумму. А потом, видимо, как-то расслабилась, удовлетворила свои амбиции и перестала работать…

Уже будучи замужем, белоруска решила, что хочет попробовать себя в бизнесе. Вложила все свои сбережения в открытие бара и пыталась реализоваться в сфере общепита. Но через 2 года интерес к бизнесу стал пропадать, и Марина решила его продать. Уверяет, что сделка была довольно выгодной: она почти вернула вложенные деньги. Это не помешало мужу ее «захейтить».

— Он говорил, что я никчемная, что не могу справиться с простейшим, зачем вообще это было все начинать, если так просто решила бизнес продать и т. д. В отличие от меня он все доводит до конца. А я, если теряю интерес, просто перестаю этим заниматься.

— Но у вас были деньги на руках. Почему не захотели другой бизнес открыть?

— Там еще оставались юридические нюансы, нужно было какое-то время приводить бумаги в порядок, делать сверки, я была занята. Думала: вот сейчас я этим немного позанимаюсь, а потом что-нибудь придумаю. Но я ничего не придумала, а просто засела дома. Вот сейчас я с вами разговариваю и понимаю, что уже, наверное, не способна ни на какие серьезные шаги, риски…

У супруга Марины, наоборот, дела складывались неплохо. У него свой бизнес — в сфере транспорта. Героиня точно не знает, сколько он зарабатывает, но предполагает, что около 5000 рублей в месяц. С этой суммы перечисляет на карту жене 1100—1400 рублей в месяц — деньги она расходует на «коммуналку», телефон, интернет, бытовую химию, продукты.

— Если я хочу потратить что-то дополнительно на себя, я должна согласовать это с мужем. Я не делаю никаких заначек, хотя могла бы, наверное… Поэтому, если что-то нужно, прошу, но стараюсь делать это не прямо.

Долго обдумываю в голове какую-то покупку. Могу месяц, два, три ждать, а потом аккуратненько говорю об этом мужу, когда он в хорошем настроении.

— Когда в последний раз просили?

— За полгода я попросила деньги, наверное, только на пуховик за 290 рублей. Я давно смотрела на него в интернете. Когда мы пошли в торговый центр, я аккуратно спросила: «А давай зайдем в магазин». Нашла пуховик, показала: «Как тебе?» Он говорит: «Примерь». Ему понравилось, и он за него заплатил.

Пытаемся понять, почему нельзя попросить деньги у мужа прямо, без всех этих хитростей. Марина отвечает: ей стыдно.

— Я ведь эти деньги не зарабатываю, просто сижу дома. Если бы я на работу ходила, рублей 700—900 зарабатывала, то вообще бы не просила деньги. Я не ношу ни мех, ни кожу, поэтому мой гардероб стоит совсем недорого. По салонам красоты тоже не хожу, волосы не крашу, маникюр делала два раза в жизни. Единственное, что я делала раньше у косметолога, это лазерные процедуры раз в год.

И вот я уже записалась в прошлый раз в медцентр и попросила у мужа деньги — 400 рублей. А он меня грубо отшил, сказал: «Иди и заработай сама». С тех пор я поняла, что не буду ничего просить.

Что интересно, в семье есть общая копилка, то есть все заработанные деньги у супругов потратить не получается. Но сколько откладывается и какими темпами, Марина не в курсе. Говорит, что полностью доверяет в этом вопросе мужу. И вообще, если отбросить давление по поводу работы, свои отношения с мужем белоруска оценивает на 9 из 10 (да, мы тоже удивились). Абсолютно все решения в семье принимает супруг — и это героиню устраивает.

— У нас дома полный патриархат. Я даже спрашиваю каждый день, что приготовить на ужин. Иногда мне хочется что-то порешать, но потом я думаю: «Нет, мне это не нужно». Мне удобно, что есть человек, который все решает за меня.

Возвращаемся к денежному вопросу и спрашиваем, не пыталась ли Марина все же найти работу, чтобы иметь те самые 700—900 рублей в месяц на всякие женские штуки.

— А я не знаю, куда мне сейчас пойти на работу. В найме я, наверное, уже не смогу. Не хочу работать с 9 до 6, меня это пугает. Не хочу, чтобы у меня был начальник, который меня контролирует. Я привыкла к свободе, но и бизнесом мне уже как-то страшно заниматься.

— Но у вас же нет свободы материальной?

— Тоже верно. Это замкнутый круг, в котором я живу. Мне хочется свободы, но я не знаю, как ее получить. Потеряла веру в свои силы. Как видите, моя история не про успех, а про то, как полностью потерять независимость. И мне бы очень хотелось, чтобы женщины это прочитали и никогда так не делали. Я считаю, что допустила большую ошибку, когда потеряла самостоятельность.

С высоты своего опыта Марина уверяет, что не работать комфортно только первые полгода. А дальше возникает ситуация, когда «ты не знаешь, куда себя пристроить». В 38 лет это неприятное ощущение.

— Я вот даже сейчас с вами говорю и пытаюсь описать свой день, но мне сказать нечего. Проснулась, сходила в спортзал, заехала к сестре, потом пришла и готовлю ужин. Это очень скучно…

Люди проводят на работе 8 часов, они чем-то заняты полезным. А у меня времени свободного много, но оно совершенно нецелесообразно расходуется.

Пообщавшись с Мариной подольше, мы все же смогли понять, чем она занимается. Учит английский, потому что до коронавируса много путешествовала и хочет убрать языковой барьер. Ухаживает за домашними животными, готовит и убирает (домработницу супруги не привлекают). Занимается спортом, который стал уже стилем жизни. И, конечно, временами зависает в телефоне. Хоть Марины и нет в соцсетях, смартфон сообщает, что она проводит онлайн 6 часов в день. Это совсем не то, чего бы хотелось героине.

— У меня много энергии, которую куда-то хочется применить. Нужно чем-то заниматься, быть увлеченной, чтобы какое-то дело меня поглотило полностью, а его у меня нет…

— И вы планируете что-то менять?

— Планирую уже несколько лет, но мне всегда чего-то не хватает. То мне начальников не хочется, то работа не нравится. Я же попробовала поработать в одной организации, но выдержала несколько месяцев. Тихо пришла и тихо ушла. Сейчас, если я говорю про какую-то работу, муж сразу припоминает мне это: «Поработаешь и потом снова бросишь». А я говорю: «Ну ладно, лучше я буду дома». 


«Onlíner па-беларуску» у Telegram. Падпісвайцеся, каб не прапусціць нашы новыя тэксты на роднай мове

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Светлана Белоус. Фото: Максим Тарналицкий