Что раньше было нефтью и газом? Торговали, запрещали и блокировали, но не могли обойтись

05 июня 2022 в 8:00
Источник: Семен Махрут

Что раньше было нефтью и газом? Торговали, запрещали и блокировали, но не могли обойтись

Оказывается, зависимость одних стран от других, блокады и требования правильной оплаты случались уже многократно. В древности и в Средние века было несколько особо значимых для мировой торговли товаров — в первую очередь это шелк и специи. Почему именно они, ведь торговля зерном, солью, металлами важнее? Потому что отдельные регионы обычно могли обеспечить себя товарами повседневного спроса, а шелк и пряности объединяли торговыми связями практически весь мир. Сегодня мы расскажем про шелк.

Как все началось?

Как давно в Китае появился шелк, неизвестно — может быть, даже три или четыре тысячелетия назад. Первые сведения о шелководстве скорее мифологические, открытие же приписывают жене одного из первых китайских императоров.

Когда шелковые ткани стали продавать в другие страны, тоже наверняка неизвестно. Однако шелк находили в египетских пирамидах, он упоминается в Ветхом Завете, в персидской добыче Александра Македонского он тоже уже был.

Точно известно, что настоящий караван с шелком и другими товарами двинулся из Китая на запад в 121 году. Это считается датой открытия Великого шелкового пути.

Чем был замечателен шелк?

Популярность шелка обоснована качествами этого материала: прочностью, долговечностью и особыми антипаразитными свойствами. Античность и Средние века были периодами жуткой антисанитарии. Особенно страдали кочевники Великой степи (не имевшие трейлеров с душевыми кабинами). Для них единственным спасением от паразитов были депиляция и шелковая одежда. Так у шелка появились первые преданные потребители.

Для оседлых жителей одежда из шелка была дорогой и статусной. Ее восторженно приняли женщины Древнего Рима и жестко порицали древнеримские философы. Сенека ругал новую ткань за неприличную прозрачность, а следовало бы упрекать плохую экономику: Рим предлагал за шелк мало своих товаров, но платил золотом и драгоценностями.

Что интересно, в самом Китае использование шелка строго регламентировалось: каждому сословию разрешалось использовать ткань определенного цвета и качества, а крестьяне, производители шелка-сырца, смогли носить его только при последней династии.

Про цены и выгоды

Назвать цену шелка в древности теперь сложно, известные цифры плохо соотносятся с современными. Ну о чем теперь скажет цена отреза шелка в 20 или 25 драхм (дирхемов)? Тем более что все менялось в зависимости от региона.

В Китае шелком собирали подати с крестьян — но это похоже не на торговлю, а на плановые поставки зерна колхозами.

Наемный воин с внешней стороны китайской границы в VIII веке получал 1 отрез шелка в месяц — само собой, воин зарабатывал больше мирного жителя.

В одни периоды китайцы платили за импортного коня 4 отреза шелка (по тем временам конь — аналог автомобиля), в другие — 10 отрезов. Известна сделка по покупке табунов со средней ценой в 50 отрезов. Вряд ли конская порода настолько улучшилась — скорее цена шелка колебалась, как современные цены на нефть.

В Риме первый шелк был уже на вес золота.

Рассчитать выгоды еще труднее. Китайцы с жителями Запада напрямую не сталкивались и назначали только цены вывоза товара из страны. Дальше его перепродавали, облагали пошлинами, перевозили, перегружали. Каждый участник добавлял и свои расходы, и свою выгоду.

У арабов была поговорка, что вышедший в путь за шелком через три года привозил обратно в 20 раз больше, чем брал с собой.

Однако арабы не были первыми в этом бизнесе. В период расцвета Великого шелкового пути международной торговлей занимались жители Согда — была такая страна с центром в Самарканде и колониями от Восточного Китая до современной Турции. На Западе в это же время шелком торговали евреи — об их доходах можно судить только по зависти соседей.

Почему шелк покупали, а не производили своими силами?

Китай очень долго сохранял монополию на производство шелка. За вывоз шелкопряда — в яйцах, личинках или куколках — просто казнили. Однако желание других государств получить собственное производство было велико. И они его получили: в Индию и Центральную Азию шелковичных червей тайно привезли китайские принцессы, когда выходили замуж за местных правителей.

Японцы, если верить легенде, в III веке получили сразу источник сырья, технологии и персонал — когда украли шелкопрядов и четырех молодых женщин, которые занимались производством ткани.

В 552 году спрятанные в посохах яйца шелкопряда принесли византийскому императору Юстиниану Великому монахи-несториане. Что интересно, Юстиниан был ревнителем веры, а несториане — еретиками, однако появлению византийского шелка это не помешало.

Шелководство также появилось у персов и арабов. А после Крестовых походов и упадка Византии собственный шелк стали активно производить в Европе — не везде и не сразу, но Италии и Франции это удалось.

Однако производство шелка за пределами Китая было в чем-то похоже на добычу сланцевой нефти: это выгодно при высоком спросе и ценах, но потребность до конца не закрывается, трубопроводы продолжают работать.

Как все работало

Путешествие по Великому шелковому пути занимало от полугода до трех лет, и мало кто проходил его из конца в конец. Это было не путешествие людей, но движение товаров (как и сейчас никто не сопровождает нефть на всем пути от производителя к потребителю).

Более того, люди в крайних точках пути мало знали друг о друге. В Риме даже ученые (не все) думали, что шелк делают из листьев, а в Китае писали, что в Риме колонны из хрусталя.

Первой станцией был китайский Чанъань — сюда под строгим контролем государства свозили весь экспортный шелк.

После расчета за товар и уплаты таможенных пошлин шелк грузили на верблюдов и другой вьючный скот. Делали это упомянутые согдийцы и другие жители Центральной Азии.

Сами китайцы в дальние путешествия обычно не отправлялись. Зато Чанъань в период расцвета был самым большим городом в мире.

На пути через пустыни, горы, обжитые и необитаемые земли построили цепь караван-сараев. Где-то выросли города, где-то — укрепленные базы. Там меняли скот, что-то покупали и продавали, а еще, разумеется, отдыхали. С товаром ехали сотни весьма небедных людей: сами купцы, их помощники, счетоводы, охрана, погонщики, конюхи. Потому еще тысячи кормились, обслуживая караваны.

Иногда шелк продавали в восточной части Ирана (как бы он тогда ни назвался) или на границе Ирана и Византии. Империя ромеев желала сама зарабатывать на продаже шелка в Европу. Здесь византийские купцы конкурировали с евреями-рахдонидами и другими успешными коммерсантами.

Мы немного смешали времена и страны, но суть всегда была одинаковой: караваны шли и по Кушанской империи и державе Тимура, и через Парфию, и через Персию. Больше полутора тысяч лет менялись подробности, но не суть.

Но были и проблемы

На Великом шелковом пути Рим и его наследница Византия противостояли восточным соседям: Парфии, Персии и прочим. Например, Византия подкупала за шелк кочевников, чтобы те нападали на Персию, персы перекрывали поток шелка в Византию — вот вам закрытие вентиля из политических соображений. Тогда караваны шли на север, вокруг Каспия и Черного моря до европейских колоний в Крыму. Этот «Северный поток» тоже был не слишком стабилен, зато обогатил народы на территории современных Казахстана и Поволжья.

В Центральной Азии все было еще напряженнее. Кочевники желали получать больше шелка за проход караванов по своим землям. В ответ китайцы устраивали очередной западный поход и занимали города на торговом пути. Конкуренты объединились и выбивали китайцев. Все это было очень похоже на спор за контроль нефтеносных районов в некоторых воюющих странах.

Иногда какая-то империя брала под контроль почти весь Великий шелковый путь. Вначале это был тюркский Вечный эль. Сейчас о нем никто не помнит, но пишут, что его сгубили интриги китайских дипломатов. Потом была империя Чингисхана, но его потомки скоро установили новые границы. Почти то же случилось с Тимуром и его наследниками.

Чем все кончилось

Кончилось все не сразу и по многим причинам. Вернее, кончалось много раз: Китай прекращал обычную торговлю из-за внутренних войн и восстаний, воевали транзитные страны, у Запада заканчивались деньги на покупку восточных товаров (как правило, экономика падала из-за внешних и внутренних войн) — а потом наступал мир, все стороны ради больших денег договаривались между собой, и караваны шли опять.

Шелковый путь перестал быть великим в XV—XVI веках. Не стало великих империй. Войны между новыми государствами разрушили торговые города. Турки окончательно заняли Византию и вступили в конфликт с европейскими странами. И каждый правитель на пути шелка «закручивал вентиль», чтобы не обогащать следующего. Иногда торговлю просто перекрывали, чаще же задирали цены пошлинами.

Но главное, примерно в это же время в Европе стали массово строить вместительные, быстрые и надежные торговые парусники. Корабли плавали вокруг Африки быстрее, чем караван проходил горы и пустыни Центральной Азии. Это как если бы транспортировка сжиженного газа на кораблях стала в разы выгоднее газопроводов.

А потом европейцы стали делать ткани если не лучше, то гораздо дешевле китайских. Это сравнимо уже с появлением дешевых аккумуляторов для электромобилей или такому рывку зеленых технологий, при котором нефть становится просто невыгодной.

Пока через Центральную Азию проходил Великий шелковый путь, ее торговые города были похожи на сказки из «Книги тысячи и одной ночи». Когда торговля кончилась, наступило сонное, пыльное Средневековье, которому удивлялись европейцы вплоть до начала XX века. Кочевники потеряли пошлины и вернулись к кочевому скотоводству, оседлые жители — к выращиванию овощей и фруктов. Разница примерно такая же, как между современными Эмиратами с их небоскребами и беспошлинной торговлей и другими странами с пустыней, но без нефти.

Меньше всех повезло, кажется, согдийцам: культура исчезла, язык практически забыт, народ растворился среди других, немногие прямые потомки живут в горах Таджикистана.

Да-да, предки некоторых московских гастарбайтеров купили бы первое Московское княжество за прибыль от одного каравана.

Что в этой истории самое главное

Теперь ясно, что важнее всего были не появление у разных народов качественной ткани и не поток золота и других товаров в Китай — самой полезной для человечества оказалась международная торговая система.

Но важнее результатов оказалось само движение. Вместе с шелком везли и другие товары: из Китая — фарфор, косметику, посуду и прочее, по дороге караваны догружали специями, индийскими товарами, лекарствами, оружием и еще массой других вещей. Купцы не допускали порожнего прогона, в каждом перевалочном пункте покупали то, что выгодно купить, и продавали то, что выгодно продать. К караванам присоединялись другие торговцы, каждая страна и область искала, что может продать за золото и чужие товары. А это уже стимул для развития собственных производств.

О финансовой системе тех времен известно мало. Однако менялы занимались конвертацией валют, выдавали ссуды на будущие операции под залог товара на складе и товара в пути, давали и принимали расписки вместо золота — те же банковские переводы.

Безопасность обеспечивалась намного строже, чем в современных экономических судах. За ограбление купца Тимур налагал на всю провинцию штрафы: в два раза больше награбленного — купцу, в пять раз больше — государству.

В процессе контактов Китай дал западному миру бумагу, книгопечатание, компас, порох, однако до промышленной революции в стране совсем не интересовались западными технологиями. Зато там перенимали вкусы, взгляды, идеи: вначале буддизм, потом манихейство, христианство, ислам. Китай тоже менялся, кто-то развлекался охотой и индийскими эротическими танцами, а кто-то развивал буддийскую культуру.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Семен Махрут