08 июля 2022 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка

Молодые и дерзкие. История парня, который по распределению зарабатывает несколько тысяч долларов

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Окончил школу, поступил в вуз, отработал распределение «за копейки» — этот сценарий близок многим. Но у нового поколения все может быть иначе. Современные молодые ребята меньше цепляются за корочку, легко запускают свои стартапы (и часто прогорают на них), ведут блоги на всех возможных платформах и меняют работу, как только она перестает им нравиться. О психологии молодежи и карьерных амбициях недавних выпускников мы поговорили с продакт-менеджером Павлом Головкиным. Ему 23 года, он работает в крупной IT-компании и зарабатывает больше родителей. А распределение, между прочим, еще не закончилось.

Павел пришел в международную компанию чуть меньше года назад. Его задача — отвечать за стратегию развития продукта и искать точки роста. Позиция серьезная и зарплата соответствующая. Ссылаясь на условия контракта, Павел не захотел называть точную сумму, которая приходит ему на карточку, но уточнил, что речь идет о нескольких тысячах долларов — это рыночная зарплата для опытного продакт-менеджера в Минске.

Вы спросите: откуда может быть опыт у парня в 23 года? К этому возрасту он успел много где поработать и даже запускал свой стартап. Вся эта активность пришлась на студенческие годы, когда по-хорошему можно было просто ходить на пары и делать лабораторные.

— Я поступил на факультет радиофизики БГУ и практически сразу разочаровался в учебе. Это был сильный контраст по сравнению с гимназией, где, кто бы что ни говорил, дают очень крутое образование. Мне нравилось учиться — я получил золотую медаль, участвовал в олимпиадах по физике и финансовой грамотности (это такой факультатив. — Прим. Onlíner), на 100 баллов сдал ЕГЭ в России и ЦТ по физике в Беларуси.

А вот в университете быстро понял, что мне эти предметы в жизни не пригодятся. Забросил учебу с первого курса.

В 17 лет начал зарабатывать, в 19 — преподавать

Павел задумался, где применить себя с возможностью заработать первые деньги. В то время он был вокалистом в рок-группе и стал организовывать студенческие тусовки в клубах. Так, в 17 лет у парня появился свой источник дохода — в несколько раз больше стипендии.

— Спустя полтора года я стал смотреть на своих однокурсников, которые уже подыскивали работу в IT. Подумал, что пора браться за ум и заниматься чем-то более серьезным. Поскольку на курсе мы изучали программирование, решил попробовать себя в разработке и устроился на неоплачиваемую стажировку. И там я очень быстро осознал, что работа программиста мне не подходит: задачи однотипные, никакого творчества. Возможно, это была специфика того проекта, — рассуждает молодой человек.

Парень продолжил искать себя и в 18 лет узнал о таком направлении в IT, как бизнес-анализ. Оказалось, что в университете этой специальности обучали, но в другой группе.

— Я спросил у преподавателя, можно ли мне приходить на занятия, и так стал изучать бизнес-анализ. Буквально через пару месяцев устроился в учебный центр крупной компании по этой специальности. На испытательном сроке мне платили что-то около $300, после — $500. А когда уходил спустя год, было уже около $1000. Я даже преподавал какое-то время в учебном центре, совмещая это с работой.

— Но как можно преподавать в 19 лет, когда вы сами еще «зеленый»? — удивляемся мы.

— К тому моменту я уже поработал бизнес-аналитиком больше полугода. У меня было достаточно знаний, чтобы менторить новичков, обучать азам. Я же не весь курс преподавал, а только базовые вещи. Были и другие молодые люди (чуть постарше меня, конечно), которых тоже звали преподавать, — улыбается Павел.

Вложился в стартап, который провалился

Спустя год работы у парня появилась мысль запустить агрегатор для разработки онлайн-курсов. По словам Павла, для программистов таких платформ было достаточно, а по по бизнес-анализу, например, толкового обучения не хватало. Минчанин с головой окунулся в свою идею и бросил стабильную работу по найму.

— На старте у меня не было ничего: ни команды, ни инвестиций — только обрисованная идея в голове, которая не была проверена. Я просто пошел на известный бизнес-курс и делал то, о чем там говорили (хотя далеко не все было применимо). Рассказывал всем подряд про свою идею, таким образом привлекая к проекту разработчиков. И тратил на создание платформы все деньги, которые у меня были. В сумме это около $10 тыс.

— А откуда у парня в 19 лет накопления?

— Что-то осталось с организации тусовок, что-то — с работы бизнес-аналитиком, родители тоже немного помогли. Плюс потом еще брал кредиты. Пока были деньги, мы с командой сделали очень большой скоп работы, а потом финансирование закончилось. Найти инвестора я не смог. Дело в том, что у нас не было продаж, только предзаказы, а для инвесторов это показательно. А продаж не было, потому что мы не изучили потребности пользователей, не определили целевую аудиторию.

Павел признается, что в работе с этим стартапом допустил все ошибки, которые только можно было допустить: в маркетинге, управлении командой, бизнес-планировании.

— Помню, что месяца три сидел вообще без денег. На карточке лежит три рубля, и вечером на прогулке с девушкой ты думаешь, что купить: Snickers или Twix. Покупаешь Twix, чтобы две палочки было, — шутит Павел. — И смешно, и грустно. Но я не жалею, что занимался своим стартапом. Это такая движуха и опыт: ты постоянно ходишь на какие-то мероприятия и конференции, общаешься с другими стартаперами и инвесторами, обрастаешь связями, набиваешь шишки.

Позже инвестор для стартапа все-таки нашелся, но проект все равно пришлось закрыть из-за стратегических ошибок. После этого Павел какое-то время работал в консалтинге — консультировал начинающих предпринимателей и продюсировал блогеров.

— Не было ли сомнений в вас: мол, что это за юный консультант такой?

— Во-первых, я паспорт не предъявлял. А во-вторых, ко мне сами приходили. Ценится же в первую очередь опыт, а не возраст.

В резюме не указывал свой возраст

По словам Павла, больших денег и интересных возможностей консалтинг не приносил, а волокиты было много. Тогда парень решил сделать паузу и подумать, в каком направлении он хотел бы развиваться дальше.

— Я понял, что в последние пару лет занимался в той или иной степени продакт-менеджментом: управление стартапом, привлечение инвестиций, тестирование гипотез, управление персоналом. Начал шерстить рынок, смотреть вакансии. Выяснил, что сейчас много предложений для так называемых «джуниор продакт-менеджеров» — это когда берут на работу выпускников курсов с нулевым опытом и платят совсем небольшие деньги. Я считаю, что это обман и портит репутацию компании. Еще часто ищут «продактов» в стартапах, но я уже знал, что это такое, и не хотел 24/7 думать лишь о том, где найти деньги. Хотелось найти крупную компанию с интересным проектом.

Павел признается: откликаясь на вакансии, он намеренно не указывал свой возраст, потому что это могло смутить рекрутеров.

— Насколько я знаю, у нас по законодательству работодатели не должны спрашивать про твой возраст. И я этим активно пользовался. Прекрасно понимал, что многие HR, когда проводят предскрининг резюме, отметают кандидатов, которые кажутся им нерелевантными. На мой взгляд, это эйджизм в чистом виде, оценивать нужно в первую очередь квалификацию и опыт.

А вот на собеседованиях возраст мало кого интересует. Вопрос, сколько мне лет, прозвучал лишь однажды.

Какое-то время Павел работал продакт-менеджером в российской компании, а потом ему написали рекрутеры из крупной международной IT-компании с офисом в Минске. Он прошел несколько этапов собеседования, прежде чем получить работу. И даже перераспределился сюда из стартапа.

— Я же учился на бесплатном отделении, сначала был распределен сам на себя. Когда устроился на новую работу, мне пошли навстречу, и я переоформил распределение в эту компанию. В августе уже отработка заканчивается, — с улыбкой рассказывает Павел.

— Как думаете, почему вас взяли на позицию с солидной зарплатой?

— Тут повлияли и стартап, который меня очень сильно бустанул, и опыт в консалтинге, и обучение, которое я постоянно прохожу. Я активно вкладываюсь в учебу: каждый месяц дополнительно трачу на курсы и сертификации порядка $300, прохожу тренинги внутри компании. Еще, конечно, влияют пробивной характер, уверенность в себе, умение себя презентовать — это тоже важно для работы и карьеры.

Работает с коллегами 30+, но дискомфорта не ощущает

В классическом понимании Павел руководителем не является: указаний не раздает, опытных разработчиков не контролирует, в его команде каждый занимается своим делом. При этом позиция «продакта» в IT считается менеджерской, то есть это человек, который руководит продуктом, изучает потребности аудитории и планирует, чем именно команда будет заниматься дальше.

— Сколько в среднем лет работникам в вашей команде? Доверяют ли они вам?

— Наверное, 30+. Вы знаете, мы работаем на удаленке, когда созваниваемся, в паспорт друг другу никто не смотрит, возраст не сверяет. Хотя некоторые ребята, конечно, удивились, когда узнали, сколько мне лет. Подкалывают: «Ты такой молодой, а мы тут пенсионеры». Но вообще, у нас отличная команда, пренебрежительного отношения к себе я никогда не чувствовал.

Я легко могу подойти с вопросом к профессионалу, которому больше 45 лет, и мы будем общаться на «ты», говорить на равных.

— Считаете себя карьеристом?

— Совсем нет. Для меня на работе важна самореализация, свободные руки — возможность реализовывать идеи, быть услышанным.

— А зарплата?

— Откровенно говоря, в Минске на $1 тыс. в месяц можно жить легко. Мне кажется, после $2 тыс. уровень комфорта у всех одинаковый. Кто-то хочет себе Mercedes купить, кто-то — Fiat 500. Но после определенного уровня зарплаты уже не так сильно замечаешь разницу. Хотя зарплата — это приятный бонус, конечно.

— Приятно тратить деньги или приятно, что вы столько стоите?

— Скорее приятно, что тебя во столько оценивают, что твои навыки востребованы.

Чем отличается новое поколение? Открытость к новому, умение рисковать

По словам Павла, потратить все заработанные деньги ему не удается физически. Сейчас он живет с девушкой, у которой своя квартира, поэтому вопрос с арендой не стоит. На еду у пары уходит рублей 800, на шопинг — 200—400, на кафешки, киношки, хобби и другие развлечения — еще 1000. Все остальное копится.

— Копить деньги — это не характерное для молодежи поведение?

— У всех по-разному. Лично мне интересно копить деньги, чтобы потом их во что-то вложить, рискнуть. Возможно, это будет какой-то стартап, идея, которую ты очень хочешь воплотить в жизнь. И конечно, после моего опыта безденежья хочется иметь подушку безопасности — на полгода комфортной жизни минимум.

— Если пофилософствовать: чем отличается молодое поколение от людей 30+?

— Открытостью ко всему новому, готовностью постоянно учиться, легко менять работу и даже сферу деятельности, если она не подходит. Мы подстраиваем карьеру под жизнь, а не жизнь под карьеру. Мы не привязаны к месту жительства, не привязаны к работе, квартире, машине. Я, например, вообще машину покупать не хочу: зачем? Мне на такси ездить дешевле.

— И что, даже о квартире не мечтаете?

— Сейчас я вижу больше плюсов в аренде, но когда-нибудь, может, и куплю.

— Чем будете заниматься в 30 лет, как думаете?

— Думаю, это будет либо свой бизнес, либо управление каким-то большим проектом. Я сейчас, по сути, бизнесом и занимаюсь, получаю колоссальный опыт. Думаю, что образ жизни у меня не поменяется: буду работать удаленно, как и сейчас. Может, только море добавится и песочек…

Вам еще нет 25, но вы уже запустили успешный бизнес или стали руководителем в компании? Поделитесь своим опытом с нами. Напишите журналисту на почту sb@onliner.by или в телеграм.

сухой корм, основной компонент: птица, для взрослых, для стерилизованных
Выбор покупателей
сухой корм, основной компонент: птица, образ жизни: домашний, для взрослых, для стерилизованных
сухой корм, основной компонент: птица, образ жизни: домашний, для взрослых, для стерилизованных

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Светлана Белоус. Фото: Александр Ружечка