Самый богатый человек в истории мира. Вы его наверняка не знаете

31 июля 2022 в 8:00
Источник: Семен Махрут

Самый богатый человек в истории мира. Вы его наверняка не знаете

Гейтса, Маска и Безоса знают все, а про династию Фуггеров надежно забыли. Хотя на пике славы рода каждый Фуггер был в разы богаче всех перечисленных миллиардеров вместе взятых и бесконечно влиятельней.

Основание

Основатель династии Фуггеров Ганс переехал из деревни в город Аугсбург в 1367 году. О его прошлом известно мало. Пишут, что он был не крестьянином, а ткачом и сыном ткача и, судя по всему, у Ганса водились деньги. Потому как в городе он сразу сделал взнос за вступление в цех ремесленников, что в сословном обществе было значительным шагом вверх по классовой лестнице. Ганс Фуггер оказался удачлив, трудолюбив и бережлив, потому вскоре стал не только ремесленником, но и успешным торговцем и передал сыну Якобу действующий бизнес — торговлю тканью, нитками, пряжей.

Взлет

Якоб Гансович (назовем его так, потому что дальше рассказ пойдет о другом, более знаменитом Якобе) расширяет отцовский бизнес, добавляет к торговле текстилем пряности (дорогой и престижный товар тех веков) и ковры. О коврах Германия еще не знала, товар тоже представлялся элитным и, соответственно, дорогим и прибыльным.

Уже в молодых годах Якоб Гансович становится двенадцатым по богатству жителем Аугсбурга и женится на дочери главы монетного двора. Тесть добавляет Якобу веса в обществе, а жена — 11 детей, кадровый состав будущей финансовой империи.

Два старших сына продолжили бизнес в Нюрнберге и Венеции. Еще один укрепился в Риме, у папского престола. Благодаря одному из старших сыновей Фуггеры получают от императора герб и становятся дворянами — еще не такими, как старые династии, но уже не просто торговцами.

На каком поле они играли

Тут стоит пояснить кое-что о торговцах, аристократии и системе власти в Европе тех лет. Наивысшее положение во всех иерархиях занимал Папа Римский. Реальная светская власть почти везде принадлежала наследственным монархам, но папа «утверждал» их на должностях и мог освободить подданных от клятвы верности монарху — впрочем, это бывало крайне редко и неудачно. Земель и войск у пап было немного, с деньгами случалось по-разному.

Власть, хотя и не абсолютная, была у императора Священной Римской Империи. Во времена первых Фуггеров там уже правили Габсбурги — самый знатный королевский род, занимавший троны в Германии, Австрии, Испании и других государствах. Именно Габсбурги стали сюзеренами, покровителями, а также заемщиками и в значительной степени источником богатства Фуггеров.

Священная Римская Империя на тот момент состояла большей частью из германских государств, главы которых выбирали императора, хотя происхождение и наследственные права тоже учитывались. Прямой подкуп выборщиков применялся довольно успешно.

По статусу дворянство было выше прочих, но глухое средневековье закончилось, в армиях становилось больше наемников, совершенствовалось и потому росло в цене оружие. Для победы становилась все важней не грубая сила, а ресурсная база, в первую очередь деньги.

От простой торговли к сложным схемам

Внуки Ганса Фуггера управляли уже не просто торговлей, но международной корпорацией. Конторы в разных городах поддерживали друг друга, движение товаров, капитала и, что особенно важно, информации давали преимущества перед конкурентами. Но главные достижения были впереди и связаны они с именем десятого ребенка в семье Якоба Гансовича. Этого ребенка тоже звали Якоб, в историю он вошел как Якоб Богатый.

Якоб Фуггер, богатый и знаменитый, портрет Альбрехта Дюрера

Еще подростком младшего Якоба отправили изучать коммерцию в Венеции. Это был особенный регион, через который до Великих географических открытий шла основная европейская торговля. Якоб изучает финансовые операции, бухгалтерию, которые в других странах не то чтобы отсутствовали, но еще не развились.

Молодой Фуггер действует по поручениям старших братьев — и скоро оказывается, что его талант и хватка обгоняют и родственников, и венецианских учителей. Он быстро понял, что  торговля деньгами выгодней торговли любыми товарами.

Вместить всю его уникальную биографию в одну статью никак не получится, потому выделим несколько особенно важных событий.

Банк для самых богатых

Банковское дело в Европе тогда не развивалось по нескольким причинам: всеобщая бедность, слабость экономики и, что особенно важно, религиозный запрет для христиан зарабатывать на процентах. Обычные люди искали ссуды у ростовщиков под огромные проценты, а найти инвестора в новый проект было крайне сложно (Колумб искал деньги на путешествие много лет и во многих странах). На процентах зарабатывали евреи, которых запрет не касался, и некоторые итальянцы, которых запрет не смущал.

В Аусбурге нечто подобное банкам тоже появилось. Амброз Хохштеттер принимал вклады от населения, от ремесленников, крестьян, прислуги и пр. Это было трудно, долго, но в конце концов так он собрал миллион флоринов, по нынешним деньгам — несколько миллиардов долларов.

Фуггеры стали работать с крупными клиентами, что гораздо рискованней: если вклад или кредит ремесленнику мало влиял на бизнес, то сделка с монархом могла поднять или обрушить и банк, и его владельцев.

В 1488 году немалая сумма срочно понадобилась эрцгерцогу Сигизмунду, одному из монархов Империи. Он объявил войну Венеции, что-то даже захватил. Но дипломатия, угрозы и деньги победили, Венеция даже не стала проводить ответную военную операцию, а «оштрафовала» Сигизмунда на 100 тысяч гульденов. Заплатить репарацию эрцгерцог не мог, Венеция увеличила сумму в полтора раза, и было понятно: у купеческой республики найдутся деньги, чтобы вообще лишить Сигизмунда страны. Тут по инициативе Якоба на помощь Габсбургам пришли Фуггеры. 150 тысяч у них тоже не было, но Фуггеры поступили мудрее — они привлекли к финансированию проекта других богатых людей, а Сигизмунд отдал Фуггерам добычу серебра и меди на своей территории.

Подобную операцию Фуггеры провели не один раз. Владельцы рудников имели серебро и медь, но нуждались в оборотных средствах (крепкие хозяйственники были слабы в коммерции). Фуггеры ссужали хозяевам шахт деньги в обмен на долю в предприятиях. Постепенно без шума и крови торговый дом стал контролировать добычу драгоценных и недрагоценных металлов. Как раз в это время Европа переходила на огнестрельное оружие и с деревянной на металлическую технику. Спрос и цены росли, а изрядную долю продаж контролировали Фуггеры. Чтобы вывозить металл, они строили дороги, торговые корабли и порты. Ставили плавильные печи и продавали готовые изделия. И как правило, все не в одиночку, но привлекая других коммерсантов, зарабатывая и на своих, и на чужих деньгах.

Дела с императорами

Крупнейшим заемщиком Фуггеров стал император Максимилиан. Ему случалось занимать и 300 тысяч за раз, и рассчитывался он тоже рудниками, давал на откуп другие сферы, где Фуггеры оказывались эффективней государства.

Противники Якоба Фуггера как-то посчитали, что он дал взаймы императору 130 тысяч флоринов, а получает от эксплуатации рудников 466 тысяч флоринов. На самом деле Фуггер зарабатывал еще больше на следующих операциях с добытым металлом. Но польза императора была еще значительней: на эти деньги он возродил престиж короны Священной Римской Империи, которая была почти фикцией несколько поколений до того.

Якоб много лет был банкиром, помощником во многих делах и доверенным лицом императора Максимилиана. Максимилиан спас Якоба от гнева папы (об этом в следующем разделе), а Якоб спас Максимилиана от желания самому стать папой: промолчал и не дал денег, когда император стремился на Святой престол. Потому что знал: затея при любом раскладе лишь вредила. Но еще больше Якоб Фуггер сделал для его внука — будущего императора Карла.

В 58 лет Максимилиан был развалиной с запущенным сифилисом, недолеченными травмами и пр. (такое время, такая медицина). Он умолял внука наследовать корону. А Карл в свои 17 лет уже владел Испанией, Нидерландами и не стремился к власти над Германией. Зато императорскую корону хотел получить французский король, иначе владения Карла окружали Францию с трех сторон. Начались сложные интриги сразу во многих странах.

Якоб, уже свободный от отношений с прошлым императором, приглядывался к французскому королю, а заодно демонстрировал Карлу, что способен выбрать себе другого венценосца. Карл все правильно понял, Якоб поддержал его, официальные выборщики — семь германских курфюрстов — ждали, кто предложит больше. Прочие кандидаты были слишком бедны, французский король предложил 300 тысяч, а Карл (Фуггер за его спиной) — 850 тысяч. Причем 543 тысячи дал сам Якоб, остальные привлек от других банкиров, в том числе от конкурентов.

В общении с монархами Якоб Фуггер был виртуозом. Когда Карл, став императором Карлом V, бывал у Фуггера, печь топили древесиной корицы, в комнатах пахло большими деньгами, в трубу за раз вылетали тысячи. По легенде, чтобы подчеркнуть доверие к императору Карлу V, Якоб Фуггер бросил в печь его векселя на 50 тысяч.

Но также сохранилось больше 80 писем, где Якоб требует расчета у этого же императора. Причем в таких выражениях, за которые другой был бы тихо удушен в тюрьме. Однажды Якоб Фуггер прямо и прилюдно сказал Карлу V, что без его денег тот не стал бы императором.

Бизнес с церковью

Богатейшим институтом средневековой Европы была католическая церковь, однако заработок на процентах был запрещен церковным иерархам особенно строго. Якоб Фуггер был ревностным католиком, но смотрел на вещи иначе.

Он брал деньги в рост у многих епископов. Финансировал церковное строительство, знаменитую Сикстинскую капеллу и многое другое.

А еще Фуггер собирал церковную десятину в Северной Германии и переправлял деньги в Рим. Его обвиняли в торговле индульгенциями (кто не помнит — это такой документ с отпущением грехов за деньги), Фуггер покупал своим людям церковные должности, а они защищали его интересы перед папами и помогали заработать еще больше. Со временем Якоб убедил Римскую курию смягчить требования. По итогу католическая церковь стала для Фуггера значимым источником доходов, наравне с обслуживанием Габсбургов и прочих монархов.

Фуггеры, Ганза, Польша, Московия и Магеллан

При Якобе Богатом семья Фуггеров имела представительства во всех частях Европы, торговые связи в Африке, Индии и даже России. Продавали медь, покупали пряности, торговали драгоценностями и вкладывали деньги во все, что сулило прибыль.

Но в северной Германии еще правила Ганза — союз нескольких торговых городов с весьма суровыми правилами и огромными влиянием на другие страны. Когда шведский король арестовал ганзейских купцов за дерзость, Ганза захватила шведский флот. Когда Норвегия слишком сблизилась с английскими купцами, Ганза подтолкнула пиратов захватить и разграбить город Берген, а потом ганзейцы сами заняли порт и обосновались там. Под сильным и постоянным влиянием Ганзы находился Новгород — тогда еще не Московия, а Новгородская торговая республика.

И вот в 1510 году в Балтийском море взяли на абордаж голландский корабль с принадлежавшей Фуггеру венгерской медью. Так ганзейцы показывали, кто в доме главный. Обычно обходилось без смертоубийства между христианами: чужие плавсредства грабили, иногда для лучшего усвоения урока топили. Предлагали вернуть товар за выкуп (эдакие сомалийские пираты на Балтике).

Фуггер пожаловался на ганзейцев римскому папе и императору. Писал, что ему мешают собирать десятину и торговать. Ганза обвиняла Фуггеров в монополизме, это уже считалось преступлением. Фуггера защищал император — утверждал, что они вовсе не монополисты, а просто родственники (иногда дальние) с одинаковой фамилией, а потому нельзя считать их единым предприятиям. И даже прямо лгал в пользу своего банкира. Яков в какой-то момент разделил противников: выкупил у Любека, самого главного из городов Ганзы, свой товар. За это Любек отозвал обвинение, а остальные ганзейцы потеряли единство и шансы на победу.

Козырем Фуггера стал торговый город и порт Данциг, теперь это польский Гданьск, но уже тогда он находился под влиянием польских князей, которые были в конфронтации с Ганзой. Фуггеры стали отправлять корабли с венгерским металлом и зерном из Данцига. Снаряжали из этого города экспедиции на Восток и в Новгород. На суше их защищали польские князья, а по поводу морской торговли Ганзу строго предупредил император.

С Новгородом тоже интересно. В один и тот же день Якоб Фуггер изменил систему управления семейным бизнесом и подчинил себе остальную родню, а великий князь московский Иван III изменил систему в Новгороде и вывел его из-под влияния Ганзы. Благодаря чему Фуггеры смогли поставлять металл на восток и получать меха из русских княжеств.

В итоге Ганза проиграла. Как выразился один немецкий историк: «Мир стали покорять люди, сидящие за столами». Хотя эта борьба за письменным столом требовала и храбрости, и ловкости. Фуггера, разумеется, пытались убить, возможно не раз.

Все знают про первое кругосветное путешествие Магеллана, где из трех кораблей вернулся лишь один, всего с 18 путешественниками.

Про финансовую сторону знают меньше, но Фуггеры в компании с другими коммерсантами инвестировали в проект Магеллана и, в отличие от первооткрывателя, заработали на нем примерно 300%. Наследники Якоба Фуггера финансировали Писсаро, который завоевал империю инков и обрушил на Европу золотой дождь из Перу. Кстати, на пользу Испании это не пошло — там просто выросли цены и умерло свое производство, были дефолты испанской короны, зато голландские, немецкие и прочие иностранные купцы и производители в определенный момент неплохо заработали.

Личность, семья и наследие

Якоб Фуггер не писал мемуаров, о его личности можно судить по письмам, указаниям и более всего по поступкам. Бизнес он называл «драгоценнейшей жемчужиной».

Он как-то сказал, что, ложась спать, он вместе с одеждой снимает все тревоги. Его стрессоустойчивость действительно была невероятной. Якоб Фуггер работал до последнего дня, за несколько часов до кончины рассмотрел заявку на кредит от прусского герцога, отказал ему и впал в забытье, из которого уже не вышел.

Однако, несмотря на полную преданность делу, личная жизнь у Якоба Фуггера все-таки была.

Якоб Фуггер с супругой Сибиллой

Уже в зрелых годах он женился девушке из богатого и знатного рода на 18 лет младше себя. Впрочем, он был уже настолько богат, что компенсировал каждый год разницы тысячами золотых монет. Какими были отношения в семье, доподлинно неизвестно. Детей у них не было, но теплые чувства, по крайней мере с одной стороны, были. Кое-что можно понять из первого и второго завещания Якоба.

В первом завещании оставлял жене Сибилле дом и еще один дом с садом, часовней и даже местом для проведения малых рыцарских турниров (в отсутствие телевизоров предлагалась живая музыка и живые сражения под окном). Он оставил ей деньги на содержание, отдельные суммы для инвестирования в семейный бизнес. И сверх того требовал от племянников, которые были его основными наследниками, платить налоги за дом и имущество будущей вдовы. Еще он особо вписал в завещание их брачное ложе, на котором они столько лет «спали бок о бок».

Второе завещание было не в пример жестче. Он опять оставлял жене крышу над головой и некоторую сумму. Но денег было всего 20 тысяч — и то при условии, что она больше не выйдет замуж, а если выйдет, то сумма падала до 10 тысяч. На самом деле это очень много, но общее состояние Якоба Фуггера было порядка 2 600 000 гульденов (сейчас пишут, что это порядка 400 миллиардов, но точно определить не получается). Он запрещает хоронить ее рядом с собой, убирает из завещания дорогую одежду (тогда это было чем-то вроде долгосрочного актива).

В чем же причина? Ну… их несколько. Семья Сибиллы приняла протестантизм, а сама она, как говорили, «прислушивалась к ереси». А еще известно о романе Сибиллы с одним из партнеров Якоба по бизнесу. Компрометирующих фото, понятное дело, не сохранилось, но общее мнение было именно таким. И это мнение поддерживали другие наследники Якоба. После его смерти они активно подталкивали вдову к новому браку. Через несколько дней она вышла замуж именно за того, кого называли ее любовником, потеряла половину денежного наследства, перешла в протестантизм и так навсегда ушла из семейства Фуггеров.

А Фуггеры жили по инерции Якоба Богатого. Его братья уже умерли, но остались многочисленные племянники со своими достоинствами и недостатками. Якоб выбрал в наследники Антона, не старшего, но наиболее подходящего под его представления о коммерсанте. Антон имел характер под стать дядиному и не допускал ошибок.

Антон инвестировал в экспедиции на восток за пряностями и в Америку за золотом. Он вел дела с Габсбургами. Еще одна заслуга Антона перед следующими поколениями Фуггеров — он постепенно выводил деньги из коммерческого оборота, но приобретал земли и раздал 2 миллиона флоринов родственникам. Так Фуггеры превращались из удачливых купцов в богатых аристократов. В конце жизни состояние Антона Фуггера выросло почти до 7 миллионов.

Но передать бизнес было некому, сыновья еще малы, племянники отказывались от возможности быть самым богатым человеком Европы. Наконец под давлением, пост принял один из племянников, Ганс-Якоб. Он делал все так же, как предки, но недостаток способностей, а еще вернее — удачи, довел бизнес до банкротства.

Дело тоже без желания унаследовал сын Антона Маркус, до того изучавший древние языки и даже написавший книгу о лошадях. Но у него получилось! Маркус вернул фирме прибыли, рассчитался со старыми требованиями, добавил новых денег. Он внедрил новые технологии в добычу металлов. А потом раздал бóльшую часть богатств родственникам. Маркус умер в 1595 году. Через 70 лет после кончины Якоба Богатого крупнейшего бизнеса в Европе (а пожалуй, и в мире) не стало. Но появились новые богатые аристократы Фуггеры, некоторые из них работали, некоторые занимались искусством, однако желания покорить мир никто более не высказывал.

На первый взгляд, упадок? А подумайте, есть ли в мире роды, богатые в течение более 500 лет?

Наследством Фуггера стал квартал Фуггеррай, который был построен в качестве благотворительности для попавших в трудное положение ремесленников. Там до сих пор могут получить жилье католики с безупречной репутацией. Плата — меньше одного евро в год и три молитвы в день за благодетелей Фуггеров.

Наследство Якоба Фуггера — Австро-Венгерская империя, это ее последнее название в 20-м веке, но первый шаг к ее созданию сделал именно Якоб Богатый в конце 15-го столетия.

Наследство Якоба и Антона Фуггеров — католический юг Германии, на их деньги наемники остановили продвижение войск протестантов.

И еще наследством Фуггеров стали новые методы ведения бизнеса.


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Семен Махрут