История займов и долгов: аукционы невест и предприниматель, усыновленный 150 раз

24 октября 2022 в 8:00
Источник: Семен Махрут

История займов и долгов: аукционы невест и предприниматель, усыновленный 150 раз

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Кредиты, вклады, ипотека — часть нашей реальности. Между тем банки в современном виде появились сравнительно недавно, а вот займы с процентами, залогом и механизмом взысканий были еще до появления денег. Да-да, денег еще не было, а нуждающиеся — например, в зерне до нового урожая — были. И эти нуждающиеся соглашались с урожая отдать два мешка зерна взамен одного полученного сейчас. Однако не думайте, что кредитный рынок прошлых веков был так прост. Наоборот, даже тысячи лет назад умели строить интересные схемы, занимали и взыскивали так, как не умеют ни современные банки, ни подпольные коллекторы.

Сейчас мы расскажем о некоторых интересных фактах. Все они возникли не из теории, но из практики многих стран и эпох, а еще вернее — из сути коммерческих отношений. Вы можете заметить, что что-то подобное происходит до сих пор, а что-то стоит помнить, чтобы такое больше никогда не повторилось.

Вавилон, ростовщики и аукционы невест

Первыми и самыми известными профессиональными займодавцами были ростовщики. Занимали не только зерно на посев, в аренду брали рабочий скот, инструменты, помещения. Рассчитывались тем же, что брали, но всегда с переплатой, иногда заем и проценты отрабатывали, в тяжелых же случаях в рабство попадал кто-то из семьи неплательщика.

«Сильный человек живет своими руками, а слабый — ценой своих детей» — так говорили в Древнем Вавилоне. В этом регионе уже 4—5 тыс. лет назад были и профессиональные кредиторы, и проценты по займам, и жесткая система взысканий с долговым рабством. Теперь школьники учатся математике на примере бассейна с трубами, а в Древнем Междуречье давали задачки про купцов и займы с процентами. Эта была особенная цивилизация, где дух торговли пронизывал буквально все — от храмов до семейных отношений.

Вот несколько зафиксированных фактов.

Жрицы-затворницы храма Шамаша (что-то вроде женского монастыря) через родственников-мужчин кредитовали под проценты, покупали землю и сдавали ее в аренду. Другие храмы принимали зерно на хранение, причем с отрицательными процентами: сдаешь 10 мешков — через полгода возвращаешь 9, остальное — плата за хранение и списание на потери.

Были найдены глиняные таблички с рассказом о том, как двое братьев-ростовщиков за два десятилетия, пользуясь чужими трудностями, за бесценок приобрели более 40 домов и земельных наделов. Сами клиенты тоже шли в дело. Неплательщики становились рабами, потом их сдавали в аренду ремесленникам как подсобных рабочих, причем в случае бегства раба ремесленники платили за утраченное арендное имущество.

Но самая знаменитая история — аукционы невест. Они описаны еще Геродотом.

«Вавилонский рынок невест». Эдвин Лонгсден Лонг

Всех девушек на выданье собирали в определенный день в одном месте. Затем самую красивую продавали тому, кто назначит самую большую цену, за ней следующую по тому же принципу, потом еще. Собрав определенную сумму, начинали обратный аукцион. Вначале предлагали самую некрасивую из невест (может быть, с болезнью или увечьем), но с приданым. Сумму приданого увеличивали до тех пор, пока не находился желающий. И так далее, пока не пристроят всех. Ограничение одно: жениться обязательно. Сделку с нечестными женихами расторгали, деньги возвращали.

Со временем финансовые отношения зашли так далеко, что их пришлось ограничивать. Разоренные кредиторами бизнесы, новые рабы были выгодой для кредиторов, но проблемой для общества и власти. Вавилонский царь Хаммурапи ограничил ставки: по займам деньгами — 20%, зерном — 33%. Однако ростовщики и коллекторы Месопотамии процветали при любой власти. Был разрушен Вавилон, поднялась и пала Ассирия, пришли персы, а местные ростовщики доросли до полноценных финансовых корпораций.

Торговый дом Мурашу брал в аренду земли персидских аристократов, сдавал ее тем, кто готов работать, брал плату продуктами и продавал их, а полученные деньги и зерно снова давал в кредит, снова зарабатывал и выгодно приобретал землю.

Дом Эгиби, кроме всего прочего, давал короткие кредиты под неубранный урожай, собирал деньги для совместного инвестирования, предоставлял гарантии (банков не было, а потребность в гарантиях была) и даже давал финансовые консультации.

Усыновленный 150 раз

Ростовщиков Междуречья ненавидели все окрестные народы, хотя и сами грешили тем же. В Ветхом Завете было запрещено давать в рост соплеменнику, ограничивалось долговое рабство, назначалось периодическое списание долгов. Но ростовщики находили лазейки: например, иудеи стали давать в рост другим племенам. В Рим ростовщики приезжали из других городов.

А в Митанни (было такое мощное древневосточное государство) 3—4 тыс. лет назад проявляли еще бо́льшую гибкость. Вся земля по закону и обычаям была общинной (распространенная система, такая была даже в Советской России до коллективизации). Участок продать нельзя, тем более землю периодически перераспределяют между общинниками.

Однако крестьяне нуждались и решали вопросы так: можно было взять зерно в долг под 30% — щадящий вариант в случае хорошего урожая.

Если рассчитаться с урожая не получалось, можно было отдать землю в залог на определенное время (продавать же нельзя). Также «в залог» оформляли членов семьи или самого должника. Сроки залога доходили до 200 лет (никакого рабства, никакой продажи земли).

Еще за долги «удочеряли» девушек из бедных семей, чтобы потом отдать в наложницы или кому-то замуж.

Но самый виртуозный вариант — «усыновление». Заемщик формально «усыновлял» займодавца и выделял «сыну» наследственную долю (наследство можно выдать заранее, вспомните притчу о блудном сыне). А «сын» делал «отцу» подарок как раз в размере цены земли. Одного эффективного предпринимателя таким образом «усыновили» 150 раз!

Индия и Китай, благотворители и арендаторы

На территории Индии ростовщичество появилось неопределенно давно. В древних текстах, написанных 3—4 тыс. лет назад, это занятие уже порицают. Дело представляется нечистым и запрещенным для высших каст. Но где-то 600 лет назад ростовщиков вдруг стали назвать sahukar («те, кто совершает благие дела»). Для этого были некоторые основания: проценты стали более щадящими, крестьяне не голодали, но могли рассчитаться с урожая. Система получилась устойчивой, некоторые благотворители и крестьянские семьи оказались связаны на столетия. Перемены начались в XIX веке, но ростовщичество в Индии и соседних странах встречается и теперь.

В Китае ростовщичество известно в разные периоды. Очень интересные события случились при династии Мин (1368—1644 годы). Неурожаи ввергли крестьян в нищету. Представители местных властей стали ростовщиками. Не имея ограничений по закону, но разбираясь в ситуации, они поднимали проценты до 200—300% в год, потом забирали в залог детей и женщин. Не выкупленные из залога в первые три года переходили в рабство.

Со временем, не сумев рассчитаться, 90% крестьян потеряли землю, но стали арендаторами своих же участков. За аренду отдавали 50—80% урожая, уйти не позволяли долги — в общем, это было заметно хуже крепостного права. Кстати, здесь тоже встречалось усыновление. Уклад китайской жизни был весьма патриархальным, понятия дома и семьи были шире европейских, сыновьям предписывалось проявлять глубокое почтение к отцам. Кредитор мог усыновить подходящего раба, отдать его в мужья дочери или просто дать ему подняться, чтобы тот обеспечивал «отца» в старости.

Интересный момент: ростовщиками часто бывает обособленная группа людей. Евреи давали займы инородцам, шумеры — другим народам, в средневековом Китае этим занялись евнухи. Их число было велико, влияние — еще больше. У евнуха Лю Цзиня как-то обнаружили 250 000 000 лян зерна и денег — бюджет страны за несколько лет.

Европа, Шейлок и старуха-процентщица

В античный период Греция, Рим и Средиземноморье в целом экономически и культурно были ближе к цивилизациям Ближнего Востока, чем к варварской Северной Европе. В Древней Греции были и ростовщики, и долговое рабство. Правда, рабство запретили еще в VI веке до нашей эры.

А еще было интересное разделение обычных займов и займов под морские проценты. В обычном варианте заемщик отвечал за неуплату всем своим имуществом, но проценты ограничивались по закону. Под морские проценты давали деньги на торговое путешествие, чтобы подготовить и отправить корабль. Если экспедиция была успешной, кредитор получал свое из стоимости товара и прибыли. Если корабль возвращался пустым или вовсе не возвращался, кредитор не получал ничего. Морские проценты были выше, их не ограничивали.

С принятием христианства в Европе и Византии ростовщичество стали ограничивать, запрещать и порицать как грех. Этим все равно занимались, но часто с поражением в правах и с другими проблемами. Еще терпели ростовщиков-евреев: они не подлежали христианским запретам, а иудейский закон не запрещал давать в рост иноверцам. Вот так в Западной Европе появился и развился еврейский капитал. К «кровопийцам» испытывали ненависть: Шекспир пишет комедию, как еврей-ростовщик собирается вырезать фунт мяса за просроченный заем, короли иногда периодически объявляют то изгнание евреев, то конфискацию их имущества, то еще какие-то требования, от которых приходится откупаться. Обычно перед этим высшая власть берет у евреев взаймы особенно много.

Что интересно, в Средние века ростовщичеством занялись монастыри, причем в православном Московском государстве, весьма закрытом для западных и прочих чуждых веяний. Монастыри и давали в рост, и душили процентами, и забирали неплательщиков в кабалу. В XVI веке случился яростный спор между иосифлянами и нестяжателями. Первые в современных терминах поддерживали предпринимательскую инициативу, вторые были против угнетения, процентов и накопления богатств. Нестяжатели проиграли, многие были наказаны, но потом реабилитированы, некоторых даже признали святыми. Однако святые есть и с другой стороны.

В XVIII—XIX веках в Европе, Америке и Российской империи ростовщики стали аналогом банков для бедных. Закон был достаточно силен, чтобы этим бизнесом могла заниматься даже старуха-процентщица, а Гобсек жил без охраны и умер своей смертью. Примерно так же обстоят дела и сейчас. Самые бедные, особенно в государствах третьего мира, по-прежнему представляются банкам слишком ненадежными, но берут деньги у ростовщиков под весьма высокие проценты. Где нет закона, там запросто взыскивают имущество и заставляют отрабатывать фактически рабским трудом.

Кстати, о процентах. Не сравнивайте современные ставки с древними. Сейчас есть инфляция, тогда же ее практически не было. Сейчас 20% годовых могут лишь чуть-чуть обгонять рост цен, а тогда они были заработком. Потому не удивляйтесь, что ростовщик при определенном везении быстро умножал капитал. С другой стороны, риски той жизни были много выше наших: корабли часто тонули, люди умирали неожиданно и по множеству причин, власть, как правило, гарантировала только налоги, в меру сил — защиту от набегов, но никакой соцзащиты, пособий и компенсации вкладов. Проценты, как и сейчас, были платой за риск.

ультразвуковой, помещение до 30 м², производительность 280 мл/ч, резервуар 4.8 л, цвет белый
ультразвуковой, помещение до 25 м², производительность 300 мл/ч, резервуар 4.5 л, Xiaomi Mi Home/Яндекс Алиса, гигростат, шум 38 дБ, цвет белый
ультразвуковой, помещение до 30 м², производительность 280 мл/ч, резервуар 5 л, гигростат, шум 30 дБ, цвет белый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Семен Махрут