Исследовательская компания InСomeIn: Евросоюз принял более мягкие санкции по калию из-за опасений роста мировых цен

 
37 704
29 июня 2021 в 20:23
Автор: Настасья Занько. Фото: архив Onliner

Как мы уже писали, секторальные санкции ЕС по калию были более мягкими, чем ожидалось. В частности, запрет не коснулся одной из самых широких линеек хлорида калия, который используется для производства удобрений (К2О с массовой долей сухого вещества от 40 до 62%). Почему так произошло? Объясняют аналитики компании InСomeIn.

«ЕС ввел запрет не только на покупку, но и на транспортировку белорусского калия, однако ограничился достаточно мягким для Беларуси вариантом. Во-первых, была значительно сокращена санкционная номенклатура. Во-вторых, ограничения не распространяются на уже действующие контракты», — пишут аналитики.

Они отмечают, что объем экспорта самой ходовой позиции — хлорида калия с содержанием действующего вещества более 40%, но не более 62% (код ТН ВЭД 3104 20 50) — составил более $2 миллиардов, или более 83% экспортной выручки.

«Санкции прямо или косвенно затрагивают менее 20% продаж»

«Также действие санкций распространяется на ряд позиций сложных удобрений с содержанием калия. Их производят „Беларуськалий“ и Гомельский химический завод. Но экспорт таких удобрений значительно ниже, чем хлоркалия, да и поставляются они преимущественно в Украину. Так что зависимость такого экспорта от европейских санкций намного ниже», — отмечают эксперты и приводят цифры. Так, в прошлом году наша страна экспортировала удобрения такого типа на $318 миллионов, из них по позициям, попавшим под санкции, — на $295,2 млн. Из них на долю Украины пришлось $170,1 млн.

«Таким образом, в совокупной структуре экспортной выручки от продажи калийных удобрений и смешанных удобрений, содержащих калий, санкции прямо (запрет на поставки в ЕС) или косвенно (запрет на транзит через страны ЕС) затрагивают менее 20% продаж.

Но в денежном выражении это может составить около $500 млн в год (в ценах и объемах 2020 года)», — отмечают эксперты и добавляют, что прямые потери будут меньше.

«Как минимум часть этого объема при наличии спроса можно будет перенаправить на экспорт через Россию, — говорят аналитики, — частично сократить физические поставки, в какой-то мере компенсировав потери за счет роста мировых цен. В то же время отметим, что потенциальные сложности могут быть значительно выше, если к санкциям ЕС присоединятся другие страны Запада: Украина, Норвегия, Турция, США».

Также эксперты отмечают, что основные потери из-за санкций Беларусь понесет не в нынешнем году, так как запреты не распространяются на контракты, подписанные до 25 июня 2021 года. То есть годовые контракты с Китаем и Индией будут по-прежнему выполняться через Клайпеду и в тех же объемах.

Что будет в 2022 году, пока непонятно. В Клайпедском порту объясняют: прямого контракта с Беларусью у них нет, есть контракты с отдельными компаниями, причем сроки у них разные.

20% мирового рынка удобрений белорусские, санкции вызвали бы ажиотаж

«Причин, заставивших Европу смягчить воздействие санкций на экономику Беларуси, несколько. Главная из них, вероятно, кроется в серьезных последствиях для мирового рынка, которые могут наступить при полной блокаде экспорта калийной продукции из Беларуси».

«Беларусь входит в тройку крупнейших в мире производителей хлоркалия. По оценкам российской компании „Уралкалий“, в 2019 году, когда рынок падал, мировой спрос на калийные удобрения оценивался в 63—64 млн тонн. По данным „Беларуськалия“, в 2019-м экспорт белорусских калийных удобрений составил 10,54 млн тонн. Это 16—17% мирового рынка. Однако в тот год у Белорусской калийной компании (БКК) — экспортера белорусского калия — не было контракта с Китаем, — объясняют аналитики.

— Если же не принимать в расчет поставки крупнейших мировых производителей на внутренние рынки, то доля Беларуси еще выше. По результатам 2018 года доля БКК в мировом экспорте калийных удобрений оценивалась в 20,5%».

«Санкции в отношении такого высокого удельного веса мирового рынка были бы для него весьма чувствительными, вызвали бы ажиотаж и, следовательно, рост цен на удобрения. Это, в свою очередь, спровоцировало бы повышение цен на продовольствие и, таким образом, разогнало бы инфляцию в мире. Причем как раз тогда, когда выход из глобального „коронакризиса“ и без того связан с инфляционными рисками.

Для лучшего представления о реакции мирового рынка на гипотетическую парализацию деятельности „Беларуськалия“ (особенно если бы она не была растянутой во времени) стоит вспомнить обвал кровли на шахте белорусского производителя в марте 2018 года. Несмотря на то что ЧП затронуло лишь одну шахту и компания почти сразу выступила с заявлением о стабилизации работы, мировой рынок заштормило, а акции мировых калийных компаний подскочили в цене. Настороженность мирового рынка вызвали также события августа 2020 года в Беларуси».

Но главное, не имея пространства для логистического маневра и попадая в полную зависимость от российской железнодорожной и портовой инфраструктуры, БКК волей-неволей вынуждена была бы согласовывать свой трейдинг с трейдингом российского «Уралкалия». Лимитируя доступ белорусского калия к своему логистическому звену, Россия могла бы искусственно сдерживать предложение, создавая дополнительные стимулы для повышения цен. Рынок стал бы больше напоминать олигополию, как во времена совместного трейдинга «Уралкалия» и «Беларуськалия» через БКК. С той лишь разницей, что тогда стороны официально определяли сбытовую политику на паритетных началах, а теперь первую скрипку играл бы «Уралкалий».

Таким образом, широкие санкции были бы обоюдоострыми для Беларуси и Запада и создавали бы проблемы не только белорусской экономике, но и мировому рынку удобрений.

Уход Беларуси из Клайпеды грозит Литве минусом в 0,9% ВВП

«Другая причина видится в тяжелых последствиях для Клайпедского порта. По итогам 2020 года белорусские грузы обеспечивали примерно треть от его загрузки, калийные удобрения являются основной позицией перевалки. По данным различных литовских источников, уход белорусских грузов может стоить стране (с учетом ущерба для порта, железной дороги и смежных бизнесов) до 0,9% ВВП и около 1,4% поступлений в бюджет. К тому же Литва могла бы поставить перед ЕС вопрос о компенсации ей выпадающих доходов бюджета, — считают аналитики.

— Третья причина связана с сохранением для Беларуси пространства для политического маневра и диалога, который, по всей вероятности, ведется достаточно интенсивно, хотя и непублично: секторальные санкции совпали по времени с переводом под домашний арест задержанных в мае в результате посадки самолета Ryanair Романа Протасевича и Софьи Сапеги».

«Но даже введенные санкции вынуждают Минск работать не в самых комфортных условиях, в том числе удорожают логистику. Зависимость части калийного экспорта от российского транзита позволяет России актуализировать вопрос о том, чтобы Беларусь приняла участие в создании и, соответственно, владении терминалом в одном из российских портов. Эту тему стороны обсуждали весной этого года».

Например, компания «Новотранс» ведет строительство универсального терминала в Усть-Луге, там будут переваливать в том числе навалочные грузы. Вход в подобный проект (за счет российского кредита) вынудил бы Беларусь гарантировать определенный объем загрузки терминала, а значит, даже после отмены западных санкций вернуть в Клайпеду перенаправленные объемы будет нелегко.


При этом аналитики InComeIn отмечают, что даже четыре пакета санкций без секторальных довольно сильно повлияют на белорусскую экономику. По их оценкам, минус может достигать 7% ВВП.


Маскировка сбережений и ценных вещей на полке — сейф-книги в Каталоге

«Кошелек» в Telegram: только деньги и ничего лишнего. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Настасья Занько. Фото: архив Onliner
Без комментариев